История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Егор Мурлычев

Небольшой, в три окна, домик на 14 линии, в Пролетарском районе Ростова. На фасаде - мемориальная доска с надписью: «В этом домике с мая по декабрь 1918 года находилась подпольная типография Ростово-Нахичеванского большевистского комитета под руководством бесстрашного большевика Егора Мурлычева, погибшего в застенках белогвардейской контрразведки».

...В майские дни 1918 года последние отряды Красной Армии покидали Ростов. Ворвавшиеся в город банды белогвардейцев при поддержке германских интервентов учинили кровавую расправу над всеми, на кого падало подозрение в сочувствии революции.

Но большевики не сдавались. В тылу врага они развертывали подпольную работу, поднимали народ на борьбу против контрреволюции.

Руководство подпольными большевистскими организациями в Ростове возглавил Егор Мурлычев.

Он был еще молод. Ему едва исполнилось тогда двадцать лет. Но рабочие Ростова хорошо знали Мурлычева как стойкого большевика и смелого революционера. Работал он слесарем на заводе, принадлежавшем французу Жоржу Лели (ныне радиаторный завод). Весной 1918 года под руководством Мурлычева рабочие создали на заводе свое правление, которое предписало господину Лели «очистить территорию завода». Под этим требованием стояла подпись: «Председатель правления Мурлычев». На заводе он создал и боевую дружину.

И вот теперь в городе враги. Подпольная группа, возглавляемая Мурлычевым, установила связь с таганрогскими, новочеркасскими, азовскими коммунистами. Некоторые участники его группы устроились на работу на центральной почте. Это дало возможность получать секретные данные из белогвардейских штабов и передавать их командованию Красной Армии. Через линию фронта для связи с Донским комитетом партии переходил и Мурлычев.

Г. А. Мурлычев
Г. А. Мурлычев

...Дом на 14 линии, где жил Мурлычев, стал штабом подпольной работы. Темными осенними ночами здесь собирались подпольщики на партийные собрания. Здесь Егор рассказывал товарищам о положении на фронтах, о борьбе трудящихся в тылу у белогвардейцев. Сюда подпольщики принесли шрифт и печатную машину, добытые с риском для жизни, и долгими ночами писали листовки, а затем набирали и печатали их.

В первую годовщину Октябрьской революции в Ростове и других городах были расклеены листовки с воззванием подпольного комитета большевиков «Ко всем трудящимся Дона». Печатное слово большевиков проникало и в белогвардейские части, рассказывая солдатам правду о революции, призывая повернуть оружие против их действительных врагов - капиталистов и помещиков.

Красновская контрразведка сбилась с ног, стремясь найти и уничтожить подпольный комитет большевиков. Наконец ей удалось напасть на след.

В ночь на 8 декабря 1918 года Егор Мурлычев был арестован.

При обыске в комнате Мурлычева обнаружили печатную машину, типографский шрифт, чистую бумагу, краску, готовый набор и пятнадцать отпечатанных листовок с воззванием «К товарищам трудовым донцам». Нашли также поддельные документы - справки, паспорта - и расписки товарищей в получении из партийной кассы денег на нужды большевистской организации.

Комендант города распорядился поместить Мурлычева в одиночную камеру: слишком опасным для белогвардейцев был этот молодой большевик. На суд Мурлычева вели тоже под усиленным конвоем, и по Богатяновскому переулку (ныне Кировский проспект) были выставлены дополнительные посты.

За неделю бесчеловечных пыток и истязаний в застенках контрразведки у юноши побелела голова, но глаза, по-прежнему, горели молодо и смело, горели неугасимой верой в дело революции, в ее торжество. Он призывал своих товарищей к борьбе. «Победа Советской власти близка, работайте не покладая рук», - писал он из тюрьмы.

Когда белогвардейский суд вынес Егору Мурлычеву смертный приговор, он писал друзьям:

«Прощайте, товарищи. Я приговорен военно-полевым судом к расстрелу. Но я умираю за святое дело и надеюсь, что вы будете продолжать его».

Товарищи готовились спасти Мурлычева. Было договорено, что, когда его выведут из тюрьмы на казнь, он по сигналу упадет на землю, и спасающие перестреляют конвой. Но за день до назначенного срока палачи ночью увезли Мурлычева на Новое поселение и зарубили его в овраге. Зарубили зверски и трусливо: со спины...

Так оборвалась недолгая, но яркая жизнь Егора Мурлычева, вся, до последнего дыхания, отданная великому делу Октябрьской революции.

Память о юном герое живет, и будет жить в народе. Имя Мурлычева носят две улицы в Пролетарском районе Ростова, а на доме, где он жил, установлена мемориальная доска.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска