История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

«Летучий корпус»

Грозная опасность нависла над Россией в 1812 году. Император Франции Наполеон Бонапарт вознамерился завоевать для французской буржуазии мировое господство. Он захватил уже большую часть Европы. На пути завоевателя стояла Россия. «Через пять лет я буду господином мира, - писал он в 1811 году. - Остается одна Россия, но я и ее раздавлю».

В поход против России Наполеон двинул огромную армию в 640 тысяч человек, «великую армию», как называли ее в Европе. В нее входили не только французские войска, но и мобилизованные армии всех покоренных государств Европы.

Без Объявления войны, в ночь на 12(24) июня 1812 года четырьмя непрерывными потоками французские войска начали переправу через реку Неман и вторглись в пределы России. В приказе по армии Наполеон высокомерно заявлял: «Солдаты, война начата. Рок влечет за собой Россию: ее судьбы должны свершиться!».

Главный удар Наполеон решил обрушить на Москву. «Если я возьму Киев, - говорил он, - я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову; заняв Москву, я поражу ее в сердце».

Армия захватчиков жгла русские города и села, грабила и убивала невинных людей.

Нависшая над родиной опасность порабощения всколыхнула весь русский народ. Война против французских завоевателей превратилась в общенародную, Отечественную.

С самого начала Отечественной войны 1812 года поднялись на защиту Родины и донские казаки. Донская область не вошла в число губерний, которые должны были собрать ополчение. Но все же Дон собрал и послал свое ополчение в армию. Так сильно было желание донских казаков разгромить врага.

Обор ополчения на Дону был не простым делом, он требовал больших материальных затрат. Ополчение в центральных губерниях России вооружалось, обмундировывалось и снабжалось продовольствием за счет дворянства и пожертвований купечества. Казак же, шедший в ополчение, приобретал обмундирование, оружие и коня на свои средства. Иные казачьи семьи не были в состоянии это сделать, и им приходилось брать в долг у дюжих казаков.

Донской казак периода Отечественной войны 1812 года (со старинного рисунка)
Донской казак периода Отечественной войны 1812 года (со старинного рисунка)

Донские казачьи полки входили в состав нерегулярных войск. Они были объединены в особый корпус, который называли «летучим». Во главе корпуса стоял атаман Донского казачьего войска генерал М. И. Платов.

Это был известный в русской армии генерал. Его прекрасно знал главнокомандующий русской армией фельдмаршал М. И. Кутузов. Они оба были «птенцами гнезда» Суворова, вместе под знаменами великого русского полководца брали штурмом казавшуюся непреступной турецкую крепость Измаил и в дальнейшем еще не раз сражались плечом к плечу. Особенно прославился М. И. Платов во время Отечественной войны 1812 года. Его имя приобрело огромную популярность не только в России, но и во всей Европе. Во время пребывания М. И. Платова в Англии в 1814 году Лондон преподнес ему драгоценную саблю (она экспонируется в Новочеркасском музее донского казачества), а Оксфордский университет - почетный докторский диплом.

М. И. Платов в походе (со старинной гравюры)
М. И. Платов в походе (со старинной гравюры)

Донские казачьи полки сыграли в Отечественной войне 1812 года исключительно большую роль.

В первые месяцы войны русская армия вынуждена была отступать под натиском превосходящих сил врага. В этот период донские полки были надежным щитом, прикрывавшим отход русской армии.

22 июня командующий 2-й армией генерал П. И. Багратион писал Платову: «Я вас прошу занимать неприятеля, обеспокоивая его отовсюду до того времени, когда я в состоянии буду, подкрепляя вас, обеспечить соединение ваше и мое с 1-й армией». Выполняя предписание Багратиона, казачьи полки не только вели арьергардные бои с противником, изматывая его силы и прикрывая отход 2-й армии, но и совершали лихие кавалерийские рейды в тыл и на фланги врага, успешно вели разведку.

Беззаветную отвагу проявили казаки в боях у местечек Мир, Романов и других. 27 и 28 июня казаки корпуса генера­ла Платова у селения Мира нанесли жестокое поражение крупным силам кавалерии противника. Только в первый день боя французы потеряли более 600 человек, в том числе было взято в плен 60 офицеров и 250 рядовых.

1 июля Багратион приказал Платову, «употребив все средства, остановить неприятеля». Крупные силы вражеских войск, атакованные казаками у селения Романово, потерпели полное поражение. М. И. Платов доносил Багратиону: «...последнее дело сие... продолжалось более часу, и неприятель не выдержал нанесенного ему удара...».

22 июля 1-я и 2-я русские армии соединились в Смоленске, разрушив план Наполеона разбить их поодиночке. В Смоленском сражении 27 июля казаки Платова нанесли тяжелое поражение авангарду конницы маршала Мюрата у местечка Молево Болото. Как сообщал Платов, неприятель был «храбростью российских войск совершенно опрокинут и преследован с большим поражением», потеряв половину кавалерийского корпуса, в том числе пленными - более 300 человек.

Донские казаки внесли свой вклад в победу русской армии и в Бородинском бою, в котором, по словам генерала А. П. Ермолова, «французская армия расшиблась о русскую армию».

В самый разгар сражения, когда чаша весов стала склоняться в пользу французов, М. И. Кутузов приказал казакам Платова и кавалеристам генерала Уварова совершить смелый рейд в тыл врага. Внезапное нападение русской конницы на тылы заставило Наполеона отказаться от ввода в бой своего основного резерва - старой гвардии, а действующих в сражении сил оказалось недостаточно, чтобы добиться решающего успеха.

Во время контрнаступления русской армии и изгнания врага из России, а также в период заграничного похода в 1813-1814 годах казачий корпус под командованием! своего «вихорь-атамана» Платова неутомимо преследовал наполеоновские войска.

Под Малоярославцем Наполеон едва сам не попал в плен к казакам. У деревни Городня он со своим конвоем наткнулся на отряд донских казаков. С пиками наперевес они неслись по дороге, прямо на Наполеона. Наполеон бросился к французскому лагерю, приказав конвою задержать казаков.

Страх перед казаками был у французов так велик, что они всякий неожиданный налет принимали за казачьи атаки. То, что французы готовы были принять всякого русского за казака, замечательно тонко высмеял Л. Н. Толстой в романе «Война и мир»: плута и пройдоху Лаврушку, денщика гусарского офицера Николая Ростова, попавшего в плен, Наполеон принимает за донского казака.

После изгнания французов из пределов России донские казаки участвовали в освобождении народов Западной Европы от наполеоновского гнета. Они первыми вошли в столицу Пруссии - Берлин. (Это было их второе победное посещение Берлина, первый раз они были здесь во время Семилетней войны, в 1760 году).

В знаменитой «битве народов» под Лейпцигом 4-6 октября 1813 года казаки проявили исключительный героизм. Они взяли в плен кавалерийскую бригаду, шесть батальонов пехоты и несколько орудий врага.

В марте 1814 года победоносные казачьи полки вместе с другими частями русской армии вступили в Париж.

Донские казаки приняли активное участие и в партизанском движении. Во всех крупных и мелких партизанских отрядах, выделенных регулярной армией, неизменно участво­вали казаки. Они боролись рука об руку с многочисленными группами крестьян, часто поддерживая их и содействуя им.

Высоко оценивал выдающуюся роль донского казачества в разгроме армии Наполеона М. И. Кутузов. В письме к М. И. Платову 17 января 1813 года он говорил:

«Почтение мое к Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течение кампании 1812 года, которые были главнейшей причиной к истреблению неприятеля... Сия благодарность пребудет в сердце моем дондеже угодно будет Богу призвать меня к себе. Сие чувствование завещаю я и потомству моему».

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска