История и культура Ростовской области  

Часовников Василий Васильевич

Люди донского искусства: Донские художники

Трепет волнения охватывает, когда из глубины времени вдруг проступает одухотворенное лицо незнакомого художника. Василий Васильевич Часовников…

Он родился 23 марта 1864 года в станице Потемкинской на Дону. У него был брат Леонтий, двумя годами старше. Когда братья подросли, отец отвез их в Новочеркасск и определил Леонтия в духовное училище, Василия - в окружное.

Страсть к рисованию уже в эти годы захватила братьев. Леонтий первым добрался до Москвы, поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. Продолжал занятия - в Петербургской академии художеств. Однако закончить её Леонтию Часовникову было не суждено: холодный северный климат подорвал слабое от рождения здоровье молодого живописца, и первого января 1884 года, прибыв в короткий отпуск на Дон, он умирает в родной станице…

Рисунок В. Часовникова. Источник журнал 'Дон'
Рисунок В. Часовникова. Источник журнал 'Дон'

Василий Часовников, подобно брату, в начале постигал тайны искусства в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Преподавали здесь тогда выдающиеся художники-педагоги: А.К. Саврасов, Е.А Сорокин, В.Г. Перов, И.М. Прянишников, В.Е. Маковский, В.Д. Поленов.

В книге крупнейшего русского живописца Василия Николаевича Бакшиева "Воспоминания" в главе "Товарищи по учению" читаем:

"В заключении воспоминаний о моих товарищах, которых я считал особенно одаренными, я должен упомянуть о В.В. Часовникове. Это был исключительно одаренный живописец и рисовальщик. Я отлично помню его работы в фигурном классе. Во время перемены, когда натурщики отдыхали, мы, ученики, часто говорили о назначении живописи, о её задачах. Одни говорили, что в живописи главное - исполнение, чтобы натура была передана верно, правдиво, как в смысле формы, так и света, и цвета; а другие говорили, что это правильно: натуру нужно передать как можно вернее, но это второстепенное, а главное в живописи - идея, мысль, содержание, рассказ в картине. И Часовников всегда горячо высказывался за содержание в картине, за то, чтобы зритель, глядя на картины, морально, нравственно совершенствовался, очищался. В группе учеников, среди которой был Часовников, первый номер всегда доставался ему. Во время перемены В.Г. Перов всегда, идя из натурного класса, заходил к нам и, сидя на табуретке, долго рассматривал работу Часовникова…"

Помимо В.Н. Бакшиева, друзьями юного казака-художника в Училище были А.М. Корин, С.В. Малютин, В.С. Богданов, а самым задушевным - Исаак Ильич Левитан.

Давайте обратимся теперь к "Воспоминаниям о передвижниках" Я.Д. Минченкова. На страницах, посвященных великому русскому художнику И.И. Левитану, находим строки:

"В тяжелые дни ученичества, когда Левитану приходилось ночевать под скамьями в Училище живописи и питаться на три копейки в день, он подружился с Часовниковым, очень одаренным и чутким юношей. Василий Васильевич Часовников, находившийся в немного лучших материальных условиях, всячески помогал Левитану, делился с ним куском хлеба, давал бумагу, угли для рисования и оберегал от всяких неприятных случайностей в товарищеской среде. Эти две фигуры при всем своем несходстве имели в себе много общего, олицетворяя веяние времени.

Левитан бережно хранил в памяти образ талантливого донского друга. Как-то в годы славы и известности, он признался Минченкову:

"Да, да! Он стоит передо мной! Не знаю, как сказать - как живой укор совести. Он как бы прешедшая в него совесть, которая говорит мне, что нашептывает и природа. Это неразгаданное и грустное, грустное без конца. И как тяжело бывает остаться наедине со своею совестью - так я чувствую себя при воспоминании о Василии Васильевиче…"

Однако вернемся к московскому периоду жизни Часовникова. В 1882 году он представил на ученическую выставку два живописных пейзажа: "На Волге" и "Пустырь". Тогда же восемнадцатилетний художник написал цикл работ, навеянных просторами родного Дона.

Рисунок В. Часовникова. Источник журнал 'Дон'
Рисунок В. Часовникова. Источник журнал 'Дон'

Московское училище живописи, ваяния и зодчества позади. У В.Н. Бакшеева по этому поводу говорится:

"…И вот мы, молодые художники, должны самостоятельно определить свою дальнейшую дорогу… Наша крепкая, сплоченная раньше группа распалась: двое из нас - В.В. Часовников и В.С. Богданов решили продолжить учение и поехали в Петербург в Академию художеств".

…Передо мной - увесистый, небрежно надорванный торопливыми пальцами старинный конверт. Изжелта-серая, тонкая бумага его, напоминающая виденный в музее пергамент, испещрена всевозможными пометками, оставленными красным и синим карандашом. На тыльной стороне пакета - пять круглых сургучовых печатей. Вокруг гербов ритмично бегут шрифтовые тиснения: на четырех печатях по краям - "Денежная корреспонденция Черкасской областной почтовой конторы", срединная - "Канцелярии войскового Наказного Атамана Войска Донского".

На почтовых штемпелях - города и даты: "Новочеркасск, 16 ноября 1886", "С. Петербург, 19 ноября 1886".

На лицевой стороне конверта, изящной витиеватой вязью выведено: "Денежный, на сорок рублей. Академисту… Академии художеств, Василию Васильевичу Часовникову".

Благодаря этому и нескольким другим подобным конвертам, хранящимся в фондах музея истории донского казачества, известны дом и квартира донского живописца - Санкт-Петербург, Васильевский остров, 10 линия, дом № 37/3, квартира № 18. Деньги высылались ему по той причине, что он числился тогда на казенном коште войсковой казны.

В стенах академии Часовников, помимо специальных предметов, изучал философию, литературу; он посещал учрежденные при академии педагогические курсы, по окончании которых получил диплом преподавателя средних учебных заведений. Кроме того, прослушал полный курс археологического института.

В летние месяцы Часовников совершает поездки по Донскому краю, исследует старинные войсковые архивы, зарисовывает курени, оружие, предметы быта казаков. Из Потемкинской, где художник несколько дней гостил в отчем доме, он отправляется вверх по Дону, в станицу Пятиизбянскую.

Здесь его заинтересовала романтическая легенда о замке сестры Стеньки Разина, которая якобы жила на месте этой станицы и содержала шайку разбойников. Осмотрев дом "атаманши", Василий Васильевич произвел тщательнейшие расчеты внутренних сводов, стен и интерьеров, запечатлев их в дорожном альбоме. Этнографические сообщения и рисунки Часовникова были опубликованы в издававшемся тогда ежемесячном историко-литературном иллюстрированном журнале "Дон".

Листая пожелтевшие подшивки журнала за 1887 год, воочию видишь поистине подвижнический труд художника. Десятки великолепных зарисовок исторических мест, уникальных археологических находок; лирические пейзажи, воспевающие красоту донской земли. Хороши графические произведения "Вид на Дону", "По разливу", "Старинная триумфальная арка в Новочеркасске", "Старочеркасский собор", "Стоговский хутор".

Журнальные публикации свидетельствуют о широком творческом диапазоне художника, о его интеллекте, самобытном, углубленном философском видении, а главное подтверждают слова друзей Часовникова о его большом природном даре живописца и рисовальщика.

В путевых заметках, кроме того, проглядывают склонность художника к литературной работе, умение анализировать, переосмысливать увиденное, связывать прошлое с настоящим и будущим.

Академию художеств Василий Васильевич закончил блестяще. Получил две Больших серебряных, Малую золотую и Большую золотую медали. Заработал право на бесплатную поездку за границу. Немногие счастливцы удостаивались такого поощрения. В их числе в разные годы были А. Иванов, К. Брюлов, И. Репин.

Часовников за границу не поехал. И живописью, которая могла бы, вероятно, сделать его имя известным миру, заниматься перестал. Он навсегда покинул столицу, возвратился в Новочеркасск. До 1896 года преподавал черчение и рисование в атаманском техническом училище.

В справочной книге "Новоческачсск" за 1896 год, в списке служащих 4-классного женского училища, размещавшегося на Ермаковском проспекте, значится и Василий Васильевич Часовников. Перу его принадлежит составленный в 1891 году учебник "Курс рисования. Методическое руководство для преподавателей".

Все эти годы Часовников жил в убогой квартире, отказывая себе во всяком излишестве. Сбережения от скромного жалования раздавал бедствующим учениками. Двери его жилища никогда не запирались. В комнате, кроме книг и картин, грудой сваленных в углу, почти ничего не было. Спал художник на грубо сколоченных досках.

…Приезд Я.Д. Минченкова в Новочеркасск словно оживил Василия Васильевича. Он интересовался столичными новостями, много расспрашивал о Левитане, радовался его большому успеху.

Однако Минченкову показалось, что "всё это между прочим, это прошлое, а сейчас он (Часовников. - Б.П.) буквально горит над решением вопроса: как жить, что делать, чтобы спастись от греховной жизни? А грех, преступление везде…"

Часовников всё чаще размышляет о своем предназначении, пытаясь найти ответы на мучившие его вопросы в учении Толстого. В разговоре с Минченковым он восклицал:

"Чему мы учим? Ведь вся наука в теперешнем виде - ложь, она для того, чтобы одним жилось хорошо, а другим приходилось бы только работать всю жизнь, без просвета, на богачей. И мы повинны в этом, мы пользуемся их каторжным трудом, так как не можем оторваться от общества, породившего нас и содержащего нас для своих надобностей, или своей потехи. Я преподаю рисование и черчение в техническом училище, но чему научаем мы там своих учеников? Делать замки! Да, замки для своих детей, для себя. Вот и Толстой указывает на это. Подождите, может он найдет, как жить надо. Я жду…"

Странный образ жизни Василия Васильевича привлек внимание полиции, и за ним был установлен негласный надзор.

Однажды Минченков получил письмо от Часовникова. Тот просил выслать книги по русскому народному творчеству. В конце была приписка:

"Не найду выхода из тупика, вижу, что и Толстой не нашел… Надо отдать себя кому-то другому, сильнее меня, и пусть ведет… куда знает…"

Летом 1896 года, раздав знакомым коллекцию своих полотен и этюдов, Часовников исчезает из Новочеркасска. Как бы прощальным приветом приехавшему вскоре сюда Минченкову стали картины Василия Васильевича, выставленные на продажу в местной писчебумажной лавке. Хозяин магазинчика жаловался, что ввиду "необразованности здешней публики" спрос на них небольшой…

Подобно жуткому эху до Петербурга и Москвы докатилось известие о том, что покинув Новочеркасск, Часовников вскоре стал миссионером и в этом качестве в 1899 году прибыл в Пекин.

Архимандрит Авраамий (Часовников). Источник orthodox.cn
Архимандрит Авраамий (Часовников). Источник orthodox.cn

Я.Д. Минченков вспоминал, что будучи в Москве вскоре после смерти Левитана, он спросил у одного из общих знакомых о судьбе Василия Васильевича.

"Как… вы не читали в газетах? Он уехал миссионером в Китай и там погиб этим летом во время боксерского восстания".

А вот слова Бакшеева: "Я долго не имел от него (Часовникова. - Б.П.) никаких вестей. Но, наконец, получил письмо, где он писал, что изучает китайский язык и теперь уезжает из России в Манчжурию миссионером.

…Через некоторое, довольно продолжительное время я получил письмо из Новочеркасска…

"Ваш друг… Василий убит в Китае во время боксерского восстания". Так погиб, исчез бесследно превосходный, исключительно одаренный художник-реалист…"

К сожалению, ни Василий Николаевич Бакшеев, ни Яков Данилович Минченков так и не узнали, что слухи о трагическом конце их товарища - ложны.

В примечаниях к "Воспоминаниям" В.Н. Бакшеева, вышедшим спустя пять лет после его смерти, говорится о том, что в 1913 году (то есть, через десять с лишним лет после боксерского восстания или правильнее - "Восстания кулака") ректор Высшего художественного училища при академии художеств получил от В.В. Часовникова, "тогда члена Духовной миссии в Пекине, заявление с просьбой разрешить ему заниматься в мастерской профессора архитектуры Преображенского".

В музее истории донского казачества есть и другие свидетельства того, что Василий Васильевич не был убит.

Какова же тогда дальнейшая судьба Часовникова? И где, всё-таки его произведения, приковывавшие внимание мастеров отечественного изобразительного искусства?

Трудно ответить на эти вопросы, имея под рукой лишь несколько случайно уцелевших этюдов. А ведь где-то на чердаках старых домов, в музейных фондах покоятся скрытые от людских глаз, припорошенные пылью холсты Часовникова. Нашлись же к примеру, недавно в запасниках музея истории донского казачества две его работы, одна из которых изображает раскопки Цимлянского городища!..

По этому поводу в 1958 году народный художник республики, действительный член академии художеств СССР Василий Николаевич Бакшеев в интервью для журнала Огонек сказал:

"Хочется, чтоб знали о нем. И придется картину увидеть - обратили бы внимание. Зритель, ведь, какой бывает: имя автора неизвестно - и пройдут мимо".

Архимандрит Авраамий (Часовников). Источник serafimovich.org
Архимандрит Авраамий (Часовников). Источник serafimovich.org

Справка сайта orthodox.cn:

Авраамий (Часовников)

Сан: архимандрит

Дата пострига: 1897 г. 19 век

Дата принятия сана: 1898 г. 19 век

член миссии Русская духовная миссия в Китае

1898 г. 19 век - 1918 г. 20 век

Борис Плевакин


Источники:

  1. 'Дон' август 1979






Пользовательского поиска