История и культура Ростовской области  

03.11.2016

Исполнитель роли в культовом советском фильме «Дети капитана Гранта» – ростовчанин

Рассказывают, что после выхода этой приключенческой ленты на экраны (в этом году ей – 80 лет) многие мальчишки взялись работать над собой, чтобы стать такими же смелыми и ловкими, как сын отважного капитана Роберт Грант.

«У меня до сих пор такое ощущение, будто однажды в детстве я встретился с Робертом Грантом, подружился с ним и с тех пор не расстаюсь. Этот храбрый и честный мальчик шагал со мной по дорогам войны. И после, когда я работал над своими фильмами как режиссер, он тоже был рядом со мной. Потому и близка мне так тема юности, озорного задора, веселого ветра», - такую запись сделал годы спустя исполнитель роли Роберта Гранта Яков Сегель.

Яков Сегель в роли Роберта Гранта. Источник: 'Наше время'
Яков Сегель в роли Роберта Гранта. Источник: 'Наше время'

Яков Сегель родился в Ростове. Правда, начало его биографии полно для краеведов загадок, и главная из них: сколько продолжалось его ростовское детство?

Эта фамилия звучит на одном из маршрутов пешеходных экскурсий «Синематограф старого Ростова», которые проводит сотрудник Ростовского областного музея краеведения Александр Пилюгин. Дорога ведет к улице Шаумяна, где в дореволюционные годы располагались и торговые дома, среди владельцев которых числились Сегели. Там можно было приобрести модную новинку – синематографический аппарат и его принадлежности.

Наверняка эти Сегели и будущий сын капитана Гранта состояли в родстве, однако пока его степень окончательно не уточнена.

В одном из современных краеведческих справочников сообщается, что дед Якова Сегеля был ростовским купцом 2-й гильдии. Но, судя по воспоминаниям самого Якова, его предки проживали в Царицыне, нынешнем Волгограде.

- Яков Александрович Сегель считал, что вирус кинематографа достался ему по наследству, а первой бациллоносительницей стала его бабушка. Она якобы побывала на самом первом публичном киносеансе братьев Люмьер в Париже, с которого и отсчитывают историю кино, – говорит Александр Пилюгин. – Вернувшись домой, бабушка таким образом воздействовала на супруга, что тот продал принадлежавшую ему аптеку, на вырученные деньги купил кино­оборудование, перестроил амбар и стал крутить в нем кино.

От родителей вирус перешел к сыну, который еще снизил сопротивляемость к нему, женившись на актрисе из тифлисской киношколы.

Отец Якова являлся (что было типично для того времени) и кинопрокатчиком, и кинорежиссером. Яков Александрович вспоминал, что, когда ему было три года, папа снял его в киноленте «Звери Дурова».

«Ни один нормальный родитель не позволил бы огромному удаву обвить своими кольцами собственного сыночка», - рассуждал уже в зрелые годы Яков Сегель. Но отца он прекрасно понимал. Ведь тот рисковал во имя кинематографа, который был для него божеством.

Читателей, для которых Роберт Грант - Яша Сегель был кумиром детства, может возмутить и даже напугать задним числом такое поведение родителя. Сегеля-старшего могут заподозрить в бездушии, безразличии к благополучию собственного чада. Мне думается, что в воспоминаниях Якова Сегеля краски все же несколько сгущены. А после того как я прочла его сборник рассказов для детей, у меня сложилось впечатление, что именно отец поощрял и воспитывал в Якове с младенчества те качества, которые и помогли ему сыграть Роберта Гранта.

Вот, к примеру, автобиографический рассказ о том, как Яша Сегель спустя полгода после тех съемок со зверями Дурова стал в его цирке... обезьянкой.

Анатолий Анатольевич Дуров и Сегель-старший были друзьями. Неудивительно, что перед началом циркового представления семья Сегель заглянула за кулисы. Дрессировщик был чем-то огорчен. Он поделился своим горем с гостями: заболела обезьянка - Яшка-машинист. А без нее не показать любимый зрителями номер с паровозом, который едет по железной дороге и везет зверюшек.

Вдруг Дуров взглянул на тезку своего заболевшего артиста, и его осенила счастливая мысль: этот маленький мальчик вполне мог бы заменить Яшку-машиниста!

Маму будущего Роберта Гранта такое предложение смутило, а папа обрадовался:

- Соглашайся, сынок! Другого такого случая в жизни не будет.

Якова загримировали, и зрители ни о чем не догадались. Жаль, Яков Александрович не уточнил, в каком городе это происходило. Возможно, что в Ростове или Таганроге. Как раз в то время Анатолий Дуров переехал на постоянное жительство в Таганрог.

Через год, снова не без участия отца, возникла ситуация, потребовавшая от Яши куда большей смелости, чем выступление на цирковой арене.

В тот день Сегели отправились на некий загородный аэродром посмотреть показательные выступления аэропланов. Один из авиаторов тоже был папиным другом. Пока мама ненадолго отлучилась, между Яшиным папой и летчиком состоялся интересный разговор. Авиатор сказал, что для лучшего полета ему не хватает двадцати килограммов груза. И...

Нетрудно догадаться, что, с папиной подачи, Яша тут же стал этим двадцатикилограммовым грузом. Высоты мальчик не испугался, вел себя в полете достойно.

Про то, как его, уже 12-летнего московского школьника, утвердили на роль Роберта Гранта и какие нравственные страдания он испытал в киноэкспедиции, Сегель написал в рассказе «Честное слово».

Страдать Якову пришлось из-за того, что перед началом съемок он дважды обманул режиссера, и обман не мог не раскрыться. Еще в Москве на вопрос режиссера Владимира Вайнштока, умеет ли он скакать на лошади и плавать, Яша сказал, что умеет. А на самом деле не умел ни того, ни другого.

На его счастье, оператором в этой киногруппе был бывший боец Конармии Буденного Александр Птушко. Тот самый Птушко, который потом прославился как киносказочник. Яша решил ему довериться.

«Да, - вздохнул тот задумчиво. – Ну, не беда! Сегодня ночью, как только взойдет луна, я приведу двух оседланных лошадей. Попробую тебя немного поучить, чтобы ты и вправду смог скакать на коне. Только правдой можно исправить неправду».

И, как в сказке, уже на следующий день Яша так проскакал перед кинокамерой на коне, что заслужил высшую похвалу режиссера.

Исправить вторую неправду оказалось сложнее. Учиться плавать было негде: снимали в горах. Но находчивый Яша уходил по утрам туда, где бы его не заметили, ложился животом в траву и махал руками, имитируя движения пловца.

Это была не единственная его хитрость, но когда киноэкспедиция приехала к Черному морю, оно подавило мальчика своим масштабом. Все старания оказались напрасными.

Яша попытался признаться в обмане режиссеру - тому некогда было его выслушать. Сказал «я не умею плавать» костюмерше, она не расслышала частицу «не» и похвалила юного артиста: ну, конечно, он такой молодец, что и плавать умеет. Настоящий Роберт Грант!

А лодочник, который повез его к установленной на глубине декорации (с нее и надо было прыгать в море), оказался глухим...

Делать было нечего: «Я прыгнул, потому что началась съемка. Я прыгнул, потому что Роберт был храбрый мальчик. Я прыгнул, потому что не хотел, чтобы меня считали обманщиком».

Прыгнул, замахал руками – и поплыл!

Фильм «Дети капитана Гранта» держался на высокой волне успеха не один десяток лет, его любили зрители разных поколений.

Интересно, что режиссер Вайншток и дальше, всю свою жизнь, тяготел к киноприключениям. «Остров сокровищ», «Вооружен и очень опасен», «Всадник без головы» - это тоже его фильмы. Он написал (под псевдонимом) сценарии «Мертвого сезона» и «Миссии в Кабуле».

Яков Сегель, при всей своей любви к озорному задору и веселому ветру, став режиссером, снимал картины иного направления: психологические, лирико-романтические. Самая известная из них – «Дом, в котором я живу». Он сделал ее вместе со своим сверстником и товарищем Львом Кулиджановым.

Сегель писал сценарии, преподавал во ВГИКе. В числе его учеников был Станислав Говорухин. Еще при жизни учителя он снял по мотивам романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» мини-сериал «В поисках капитана Гранта».

Говорухин рассказывал, что взялся за эту работу от отчаяния: дети не читают те великолепные книги, на которых выросло его поколение. Пусть хотя бы благодаря кино узнают об их замечательных героях.

Он предполагал даже, что «Место встречи изменить нельзя» скоро забудут, а «В поисках капитана Гранта» - нет. Но вряд ли оказался здесь пророком.

У обеих российских экранизаций этого романа Жюля Верна есть горячие и даже яростные сторонники, не принимающие другую версию. Второй версии уже больше двадцати лет, а они все спорят, какая лучше.

Многое в том фильме 1936 года кажется теперь наивным, но у него есть свои козыри. Это – драйв, гениальная музыка Дунаевского в первозданном ее звучании, чудесный Паганель в исполнении Николая Черкасова и «смелый, умный, отважный, добрый и очень красивый Роберт Грант». Такое определение персонажа, сыгранного Яшей Сегелем, я прочла на одном из форумов. В этих словах - портрет идеального друга. Как такой не понравится?

Марина Каминская


Источники:

  1. Наше время






Пользовательского поиска