История и культура Ростовской области  

16.09.2012

Генерал-майор Василий Денисов первым вошел в Париж

Отряд Денисова первым вошел в Париж. С берегов Сены на Дон Василий привез в качестве военного трофея личную пушку Бонапарта, которая долго находилась в доме Денисовых в станице Нижне-Чирская.

Еще за год до взятия Парижа Василию Денисову довелось стать первым генералом русской армии, ступившим на территорию Французской империи (у границы с Данией), когда в начале марта 1813 года их отряд совершил боевой рейд к берегу Атлантики от Берлина до Гамбурга и устья Эльбы. Там Денисов вскоре познакомился с прусским штабным подполковником на русской службе Карлом Клаузевицем, будущим знаменитым военным теоретиком и военным историком. Но братьями по оружию они стали годом раньше.

Портрет Василия Тимофеевича Денисова. 1825. Военная галерея 1812 года в Зимнем дворце. Художник Джордж Доу.
Портрет Василия Тимофеевича Денисова. 1825. Военная галерея 1812 года в Зимнем дворце. Художник Джордж Доу.

В Заграничном походе Русской армии по Европе спецотрядом, куда входил полк генерал-майора Денисова, с конца января 1813 года руководил первый немецкий казак, уроженец графства Шпонхайм в Бадене на западе Германии, бывший майор австрийской кавалерии, полковник, затем генерал-майор Русской армии Фридрих Теттенборн. Рядом с ним Василий Денисов прошел фронтовыми дорогами из западной Пруссии в Данию, а оттуда через всю Германию во Францию до Парижа.

Ранним утром 19 (31 по новому стилю) марта 1814 года донской разведотряд Василия Денисова вошел в Париж, двигаясь с юга к центру города. Дозорные группы расходились влево и вправо, стыкуясь затем с другими отрядами и замыкая оцепление. По условиям капитуляции гарнизона и 48-часового перемирия, с 2 до 7 часов утра 19 марта остатки французских войск числом около 20 тыс. покидали город, но с оружием, за пределы временной демаркационной линии по южной границе Парижа.

После взятия Парижа казаки блокировали Наполеона в Фонтенбло, где он как почетный пленник подписал свою капитуляцию и отречение от трона. Полк Василия Денисова находился в боевом охранении вместе с другими полками войска Донского под командой атамана Платова до подписания мира с Францией. Но еще раньше Наполеон под конвоем отряда лейб-гвардии Казачьего полка Орлова-Денисова был этапирован (совершил вояж) на остров Эльба.

Главным сражением в военной биографии Василия Денисова 7-го была и остается Бородинская битва.

К 1812 году в казачьих военных династиях в строю оставались многие из тех, кто был с Суворовым в его легендарных походах и осваивал его "науку побеждать".

Дядя Василия, генерал от кавалерии Федор Петрович Денисов, командовал оперативными соединениями из казачьего и сводного армейского корпусов. В январе 1798 года Федора Денисова назначили командиром нового гвардейского Казачьего полка. С 1808 по 1827 год командиром полка и бригады, куда входил полк, был внук Федора Денисова, генерал-адъютант, генерал-майор, с 1813 года - генерал-лейтенант, впоследствии генерал от кавалерии Василий Васильевич Орлов-Денисов.

Во главе своего гвардейского спецназа комбриг Василий Орлов-Денисов прошел Отечественную войну от первого до последнего дня, и все это время рядом с ним воевал его двоюродный дядя, комбриг Василий Денисов 7-й.

Прежде чем стать генерал-майором Казачьих войск, уроженец станицы Пятиизбянская Василий Тимофеевич Денисов с 1788 года побывал в разных баталиях, боевое крещение получил в войне России со Швецией. Служил сотником (поручиком), потом есаулом (ротмистром, капитаном) и войсковым старшиной (майором). Под знаменами своего дяди Федора Денисова, а затем и Суворова был в Речи Посполитой, тогдашнем союзе Литвы и Польши, где заслужил золотую саблю "За храбрость", орден Святого Георгия 4-й степени.

К началу Отечественной войны 1812 года генерал-майор Василий Денисов вошел в первую десятку донских бригадных командиров, уже имея за плечами опыт сражений с французской армией. Именной полк Денисова 7-го был сформирован в 1806 году накануне боевых действий русских войск под началом генерала Беннигсена с французами в Восточной Пруссии. До лета 1807 года полк сражался в составе казачьего корпуса войскового атамана Платова.

Войско Беннигсена победило Наполеона (хотя командующий и не сумел воспользоваться победой) в битве при Прейсиш-Эйлау 27 января, но затем проиграло 2 июня при Фридланде близ Кенигсберга.

После Тильзитского мира до начала Отечественной войны 1812 года полк в основном нес кордонную (пограничную) службу на западной границе России.

В ночь с 11 на 12 июня 1812 года Наполеон вторгся в Россию с 650-тысячной армией, собранной со всей Европы - от Португалии до Пруссии, от Голландии до Италии. Войска в составе 13 корпусов и числом от 450 до 500 тыс., бывшие под его постоянным командованием, составляли основную, или Большую, армию. Некоторые авторы, незнакомые с французским языком и военной терминологией, неверно называют ее по-русски "Великой армией" без кавычек (La Grande Armеe - Большая, или Главная, армия. По аналогии основная русская армия Кутузова так и называлась - Главная армия.)

Преследование казаками отступающих французов. Источник  А. О. Дезарио
Преследование казаками отступающих французов. Источник А. О. Дезарио

На случай войны в сухопутных силах России были 120-тысячная 1-я Западная армия генерала от инфантерии Барклая де Толли, 45-тысячная 2-я Западная армия генерала от инфантерии Багратиона, 35-тысячная 3-я резервная (Обсервационная) Западная армия генерала от кавалерии Тормасова, 40-тысячная Дунайская, или Молдавская, армия адмирала Чичагова и еще несколько гарнизонных и резервных корпусов, бригад и полков. Общая численность русских войск едва превышала 240 тыс.

Согласно новым штабным планам, к маю 1812 года в 1-й Западной армии Михаила Богдановича Барклая де Толли появилось новое иррегулярное, то есть не входящее в состав регулярных сил, специальное войсковое формирование - Отдельный казачий корпус генерала от кавалерии Матвея Ивановича Платова. Вместе с казачьими полками других армий платовский корпус составлял особый боеготовый резерв всех русских войск. Донские казачьи бригады были усилены несколькими лучшими - также казачьими - башкирскими, калмыцкими и татарскими конными полками.

Поначалу в корпус Платова по штату входили семь Донских казачьих полков: атаманский генерал-майоров Денисова 7-го и Иловайского 5-го, подполковников Власова 3-го, Грекова 18-го, Мельникова 3-го и Харитонова 7-го, а также Перекопский и Симферопольский конно-татарские, Ставропольский калмыцкий и 1-й Башкирский полки и 2-я Донская конно-артиллерийская рота.

Через полтора месяца после начала войны в боях при Смоленске Наполеон понес крупные боевые потери, но все же решил идти к Москве, надеясь на свое численное превосходство. Наступал переломный, решающий этап всей войны.

Прикрывая отход 1-й и 2-й Западных армий, полки корпуса Платова с 6 августа сражались в арьергардных боях. После Вязьмы, где к армии подошли еще 15 тыс. резерва и ополчения, бои шли 19 августа у Царево-Займища, с 20-го по 23-е - под Гжатском и 24-го - при Шевардиным и около Бородина.

После Смоленска Александр I назначил командующим Главной армии и всеми русскими армиями генерала от инфантерии Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова, который 17 (29) августа прибыл в войска к Царево-Займищу между Вязьмой и Гжатском. События последующих двух месяцев изменят ход мировой истории. Уже не французская, а русская армия станет сильнейшей в мире. Но прежде ей предстояли свои Фермопилы.

В 1812 году Фермопилами для Русской армии, особенно для казаков, стала вся дорога от Гжатска до Можайска.

Примерно в 150 верстах западнее Москвы есть место у истоков Москвы-реки (с севера) и Протвы (с юга), где Смоленская дорога пересекает гребень Смоленско-Московской возвышенности (высота над уровнем моря до 300 м). В 30 верстах юго-западнее расположено Царево-Займище. Там до прибытия Кутузова предполагалось встретить французов, если они решатся идти к востоку - на Гжатск и далее по относительно неширокому проходу между лесистыми холмами в эти условные русские Фермопилы.

С учетом всех факторов командующий выбрал позицию в 30 верстах восточнее указанного места: у села Бородино перед Можайском, за правым обрывистым берегом текущей с юго-запада на северо-восток извилистой речки Колочь, притока реки Москвы.

Объехав местность будущего сражения, Кутузов докладывал Александру I: "Позиция, в которой я остановился при селе Бородино, в 12 верстах впереди Можайска, одна из наилучших, какую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь исправить посредством искусства". Под искусством командующий разумел инженерные работы на местности, в частности, в Утицком лесу и вокруг него на левом, южном фланге обороны.

Военные инженеры Русской армии занимались фортификациями, обустройством огневых позиций перед Можайском - люнетами, редутами, флешами. Но времени у них было три дня и три ночи.

Еще до сражения поле боя успела за сутки освоить и невидимая для Наполеона казачья разведка корпуса Платова, изучив местность не только между Новой и проходящей в трех-четырех верстах южнее Старой Смоленской дорогами, а также и севернее Бородина. На глубину и ширину в 15 верст перед линией обороны до Москвы-реки и за рекой донцы наметили пути быстрого подхода - и отхода с учетом пересеченной местности - для своего спецназа, которому назавтра предстояло выполнить особую боевую задачу.

В целом полосы боевых действий для 1-й и 2-й армий были намечены штабом Кутузова. В отработке плана для кавалерии на правом фланге и оперативного маневра конной артиллерии принимал участие исполнявший должность обер-квартирмейстера (начальника штаба) 1-го Кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Федора Петровича Уварова подполковник Русской армии Карл Клаузевиц.

На Бородинском поле 120-тысячная армейская группировка Кутузова, включая около 7 тыс. казаков и 10 тыс. ратников Московского и Смоленского ополчений, в итоге победила тем, что не проиграла 135-тысячной группировке Наполеона, у которого пока оставалось больше войск в резерве. После Бородина Кутузов получил звание генерал-фельдмаршала.

Бородинский рейд

В сражении при Бородине 26 августа (7 сентября) генерал-майор Василий Денисов 7-й во главе бригады из двух полков - своего под началом Григория Победнова и полка Ивана Жирова - участвовал в знаменитом рейде авангарда корпуса Матвея Платова, который при поддержке кавалерии и конной артиллерии 1-го корпуса Федора Уварова совершил стремительный прорыв в обход левого фланга противника, смяв противостоящие полки кавалерии и пехоты, и ударил французам в тыл, что стало переломным моментом всего сражения.

Обойдя справа за группой прикрытия французский арьергард, бригада Денисова 7-го, полк Константина Харитонова 7-го и Симферопольский конно-татарский полк Кирилла Балатукова совершили бросок на три версты к юго-западу от Беззубова до Валуева, нанеся удары по тыловым обозам и охранению штаба Наполеона в двух верстах от его командного пункта. Пока всадники Балатукова дорубали дальние обозы, основная группа вела боевое прикрытие, рассыпавшись по периметру схватки, а несколько донских сотен совершали вдоль Колочи казачьи обороты, отвлекающие скоростные действия. После четырех часов дня участвовавшие в рейде полки корпусов Платова и Уварова вернулись обратно за Колочь.

Так, 26 августа 1812 года в ходе сражения прошла совместная операция боевого спецназа Русской армии. Этот рейд летучей конницы на Бородинском поле, подавив кавалерийскую дивизию генерала Орнано, пехоту и артиллерию левого фланга 4-го корпуса Богарне, сковал французов в центре битвы, на два часа приостановив действия корпусов Богарне, Даву, Жюно, Нея и конницы Мюрата. Такой удар внезапно ослабил натиск на центр и левый фланг всей армии Кутузова, куда Наполеон направлял огонь из 400 орудий.

На русском левом фланге утром 26 августа, после гибели начальника артиллерии 1-й Западной армии генерала Кутайсова и смертельных ранений Багратиона и Тучкова 1-го, шли жесткие рукопашные схватки и лобовые орудийные дуэли за Багратионовы флеши. К трем часам дня Наполеон стянул в центр, на выступ батареи Раевского, все свои корпуса, опасаясь делать маневр и более глубокий охват справа через низину за Семеновским. К пяти часам французы, исчерпав ресурсы, стали на курганной батарее, непригодной для ведения артиллерийского огня в сторону русских позиций.

К семи часам вечера русские войска по команде отошли за версту от кургана и флешей к ретраншементам, ведя огонь и удерживая на возвышении проходящую через Горки общую линию обороны. Французам не удалось прорваться на флангах, и к девяти часам вечера они отошли на исходные позиции. Битва завершилась. Но война продолжалась.

При Бородине погибла половина самых боеспособных старых французских легионов, созданных за годы войн со времен революции, а огромная по численности французская конница понесла невосполнимые потери. Как позднее писал Клаузевиц, подкрепляя свои данные и расчеты материалами французских военных архивов, если в Смоленске у Наполеона было около 185 тыс., то к Москве (уже после Бородине) менее 90 тыс. человек в строю.

До утра 27 августа на Бородинском поле в боевом охранении оставались одни казачьи отряды, прикрывая фланги и арьергард Русской армии.

В соседних губерниях принимали и лечили раненых. Николай Тучков 1-й попал в Ярославль. Позже он скончался от последствий ранений, захоронен в Толгском монастыре. Тела его брата Александра Тучкова 4-го, а также Александра Кутайсова и сотен других защитников так и не были найдены. На месте, где погиб Тучков 4-й, его вдовой в 1818 году был заложен храм Спаса, ставший первым памятником героям, погибшим при Бородине. Еще через четверть века по ходатайству Дениса Давыдова на священное Бородинское поле, ставшее крупнейшим воинским мемориалом, перенесли могилу Багратиона.

Вслед за Бородином еще пять дней шли бои на различных рубежах под Москвой. Кутузов держался оборонительных оперативных схем, и корпус Платова прикрывал арьергард отходящей к Москве Главной армии. Полк Денисова 7-го сражался 27 и 28 августа под Можайском, 29-го при селе Крымском, 30 и 31-го на правом фланге обороны - под Рузой и Звенигородом, где противник, перейдя на левый берег Москвы-реки, вел разведку боем в сторону Москвы и Клина на Тверской, или Петербургской, дороге.

После Можайска Кутузов 30 августа усилил 2-тысячный Отдельный корпус Винценгероде полками Денисова 7-го, Харитонова 7-го, Чернозубова 8-го и Перекопским конно-татарским, а также взводом конной артиллерии с двумя орудиями. Корпусу был также придан полк егерей. Во всех полках численность личного состава была на треть или даже наполовину меньше штатной. Под Звенигородом 31 августа корпус сковал боем усиленный 25-тысячный корпус Богарне в составе трех пехотных и четырех кавалерийских дивизий, пешей и конной гвардии и почти 100 орудий.

По поручению Денисова 7-го его полком с 30 августа командовал Григорий Победнов, а сам генерал в это время во главе бригады из нескольких полков продолжал сражаться с авангардом Наполеона на главном направлении.

Подобный сюжет стал классикой истории войн: когда армия ушла, опасаясь попасть в окружение, на месте остались лишь 300 спартанцев царя Леонида. А с ними еще по сотне фивийцев и феспийцев. В данном случае это были 3 тыс. казаков Платова с эскадронами гвардейцев и гусар и батальоном ополчения. Почти трое суток вся армия Наполеона сдерживалась у Можайска, по сути, лишь бойцами русского спецназа. В основном только казаки Платова и гвардейцы Орлова-Денисова были подготовлены к таким длительным боевым перегрузкам.

После Бородинского сражения с двух часов ночи 27 августа Русская армия отходила от своих позиций и днем была уже за Можайском. Кутузову нужна была небольшая передышка, чтобы оценить свои силы и не допустить второго Фридланда. Наполеон утром отдыхал вместе со своей армией, а его разведдозоры осторожно делали небольшие вылазки. Ближе к вечеру авангард конницы Мюрата с Молодой гвардией двинулись к Можайску, но, не пройдя и 10 верст, были отбиты донским спецназом и ретировались.

Отдельные группы французов, пытавшиеся прорваться к городу или южнее, попадали в казачьи засады, под удары гвардейцев Орлова-Денисова и огонь мобильных групп стрелков ополчения. Фронт шириной в 12 верст, от Можайска на реке Москве и к югу до села Борисово на Протве, удерживался русским спецназом еще больше суток. Наполеон провел ночь на 28 августа в 6 верстах северо-западнее Можайска близ села Татариново, где днем ранее был штаб Кутузова.

После полудня 28-го Русская армия, включая гвардейскую пехоту 5-го корпуса, отошла еще на 20 верст, а 29-го была уже за 50 верст от Можайска, на полдороге к Москве.

На рассвете 2 сентября корпус Винценгероде обнаружил аванпосты противника в 10 верстах от Москвы и оборонял переправу через Москву-реку у села Хорошево (близ Серебряного Бора). Когда драгуны, егеря и два орудия перешли на левый берег, казаки, сломав за ними мост, остались на правом и сразились с авангардом корпуса Богарне. Казачий спецназ опрокинул несколько полков французской конницы, сковав противника и взяв 20 пленных. При отходе донцы вместе с лошадьми перешли реку вплавь, что они также отлично умели делать.

После военного совета в Филях и перед вступлением французов в Москву 2 (14) сентября 1812 года Кутузов наряду с отводом армии распределил казачьи полки на новых операционных рубежах для ведения разведки, прикрытия дорог, идущих к соседним губернским центрам и важным пунктам вокруг города. С Кутузовым в Первопрестольную, покинутую ее населением, вошли около 70 тыс. бойцов, после чего Русская армия неожиданно "исчезла", а разведка Наполеона больше недели не могла ее найти.

Гвардейская бригада Орлова-Денисова 3 сентября последней покинула Москву по Владимирской дороге, прикрывая тыл Главной армии, отходящей на Рязанскую дорогу. Вместе с казаками Атаманского полка гвардейцы вели операции прикрытия до завершения армией маневра по скрытному перестроению походных порядков и выхода к Подольску. Две донские сотни с половиной Черноморской сотни из полка Орлова-Денисова и четыре эскадрона Изюмского гусарского полка (460 бойцов) со 2 сентября были приданы отряду Винценгероде.

Кутузов 3 сентября ставит корпусу Винценгероде новую задачу: "Первым движением вашим, на которое должно быть обращено внимание ваше, будет занятие снова Клинской или Тверской дороги, оставя на Ярославской один из ваших казачьих полков под командой расторопного офицера..."

"Расторопным офицером", которому Кутузов поручил охрану Ярославской дороги, был войсковой старшина Григорий Петрович Победнов, с 30 августа командовавший полком Денисова 7-го в составе корпуса Винценгероде. Командир бригады Василий Денисов занимался также неотложными вопросами на различных участках фронта под Москвой, задачами снабжения, будущего пополнения, лечения раненых бойцов, разведкой и связью.

После указов Александра I к началу осени в центральных губерниях России сформировалось 200-тысячное ополчение, нужное в тылу и прифронтовой местности. Область войска Донского в число этих губерний, где надлежало провести дополнительный набор ополченцев, не вошла. Тем временем от большой излучины Дона, быстрым шагом преодолевая сотни верст, к Москве подходили 26 казачьих полков, собранных и отправленных по распоряжениям двоюродного брата Денисова 7-го войскового наказного атамана Денисова.

Владимир Сергеевич Малеванный


Источники:

  1. Независимая газета




Монтаж инженерных систем: структурированная кабельная система.


Пользовательского поиска