История и культура Ростовской области  

10.04.2011

Почему в Волгодонские до сих пор нет театра?

С 24 по 27 марта в Волгодонске по традиции прошел V областной фестиваль самодеятельных театров. В фестивале помимо местных коллективов приняли участие театральные труппы из Ростова-на-Дону, Батайска, Сальска, Донецка, станиц Егорлыкской, Боковской, Мечетинской, Мясниковского, Зимовниковского, Азовского районов.

Волгодонская студия "Премьера" продемонстрировала "Зори здесь тихие" - спектакль, ставший визитной карточкой детской театральной школы, показывающей высокий уровень подготовки юных артистов, некоторые из которых готовят себя к профессиональной сцене. Появится ли такая сцена в их родном городе - не известно.

Студия "Этюд" показала "Кошку, которая гуляет сама по себе" по произведению Реярда Киплинга. Народный театр современной пьесы "Маскарад" порадовал новой музыкальной постановкой "Ростов без тебя". Завершились театральные дни спектаклем "Три сестры" по пьесе А.П. Чехова, который представил театр "Гаранс" под руководством Любови Зинцовой.

После долгого перерыва "Гаранс" в течение года подарил зрителям четыре новых постановки - "Кин IV" по пьесе Григория Горина, "Женитьба" Гоголя, "Ох, эти женщины!" по одноактовым пьесам Чехова, и наконец - "Три Сестры" - сложная пьеса, которая редко удается даже профессиональным актерам. Режиссера не испугали трудности "Классику надо не почитать, а читать и ставить" - её лозунг. Первое впечатление от спектакля - невнятное щебетанье Ирины (Юлия Кравцова), зависшие реплики Ольги (Татьяна Шанина) - актеры-любители взяли на себя непосильный труд, работа не удалась.

А.П. Чехов. Источник www.sedmitza.ru
А.П. Чехов. Источник www.sedmitza.ru

Однако вскоре стало ясно, как верно уловил режиссер и актеры гениальный новаторский замысел Чехова: монологи-реплики создают лишь фон к основному действию, которое развивается на заднем плане, справа, слева… - зритель сам должен вычленять существенное и отделять от второстепенного. Как же отличаются пьесы Антона Павловича от классической драмы, в которой внимание захватывает говорящий актер, а действие является фоном! Так проявилось жизненное кредо автора - судить о людях не по словам, а по делам.

Такой подход требует от актеров исключительно неподдельной силы чувств. И они её проявляют. Когда незамужние сестры обсуждают брак с нелюбимым, но порядочным человеком, "чтоб исполнить свое предназначение", на лице Маши (Татьяна Бунина) написано всё, что она думает о таком замужестве. А сколько страданий доставляют Маше, бездетной женщине, разговоры о детях! Она так красноречиво молчит, что кажется, будто невидимый оператор в нужный момент берет её лицо крупным планом и направляет к нему внимание зрителей.

Конфликты внешние разыграны были безупречно. Поступки героев, отношения - всё выглядит мотивированным, логически обусловленным. (Кажется абсурдной попытка ставить "Сестер" в театре абсурда!) А вот конфликты внутренние "Гарансу" не удались. Возможно, подвела метода Зинцовой позволять актерам играть себя в предлагаемых обстоятельствах. Естественность, конечно, торжествовала. Но акценты в пьесе несколько сместились.

Талантливая, образованная Ольга создана для интеллектуально высокой, изящной жизни, а образ тусклой училки для неё капкан, ловушка. - Так мыслил свою героиню Чехов. Но в Ольге, представшей на сцене ДК Курчатова, ничто не обещает зрителям ничего, кроме судьбы марьванны. Как по Пушкину: в чертах у Ольги жизни нет…

Для поэтичной, музыкальной Маши вульгарное поведение всего лишь попытка протеста, бравада? - Нет, волгодонской Маше пить водку, играть в карты, кокетничать как раз не привыкать. А вот книгу в первом акте она взяла от скуки, случайно.

О. Л. Книппер-Чехова в роли Маши. Источник liveinternet.ru
О. Л. Книппер-Чехова в роли Маши. Источник liveinternet.ru

Про Иру говорят, что она знает четыре языка. Пусть не говорит, не пользуется, забыла. Но учила же она их когда-то, ворочала огромными словарями, вникала в лексические тонкости, разбирала стилистические трудности! Так когда она успела нахвататься манер субретки?!

Вот и Тузенбах (Александр Бабкин), несуразный идеалист, он всё же несет отблеск древнего славного рода. Так храм оставленный - всё храм, кумир поверженный - всё бог! Зритель должен был увидеть жалкого БАРОНА, но ему показали лишь жалкого человека.

Доморощенный Андрей (Юрий Родин): мог ли он хотя бы когда-то хотя бы мечтать о месте профессора в Московском университете? Нет, член земской управы - для него подходящая должность, а Наташа - пара ему под стать.

При этом Наташа (Елена Минина) с ухватками провинциальной жеманницы выглядит в спектакле очень органично. Её стервозность настолько достоверна, что может окончательно дискредитировать идею семьи и материнства в глазах волгодонцев. Наташино мещанство должно было бы контрастировать с интеллигентностью сестер, но контрастируют они главным образом расцветками платьев. Так что конфликт Оли и Наташи выглядит не более чем внутрисемейной разборкой.

Словом, "Три сестры" в постановке "Гаранс" - драма семейная, никак не общественная, не личностная. Но именно такая любовно-семейная интерпретация обеспечила спектаклю успех у зрителей. Фраза Вершинина (Ян Барковский) "Если бы начинать жизнь сначала, то я не женился бы", - заставила семейные пары в зале переглянуться. Большое сочувствие вызвал Федор (Сергей Карфидов), которому по ходу действия приходилось постоянно отыскивать загулявшую жену. Создалось впечатление, что по крайней мере, половине зрителей мужского пола эта ситуация знакома. Слова Андрея "Жена есть жена. Она честная, порядочная, ну, добрая, но в ней есть при всем том нечто принижающее ее до мелкого, слепого, этакого шершавого животного. Во всяком случае, она не человек", - вообще сорвали овацию.

Зато уличная певица (Светлана Куликова) - героиня, которой нет у Чехова, - вызвала зрительское недоумение и раздражение. Кутаясь в обноски, попрошайка "исполняла" под окнами Прозоровых жалобные песни Евгении Смольяниновой. Откуда она взялась? Зачем нужна?

Можно предположить, функция нищенки не только техническая - пока она "пела", меняли декорации - но и смысловая.

Неприкаянная странница кажется олицетворением чеховского афоризма: "За дверью счастливого человека должен стоять кто-нибудь с молоточком, постоянно стучать и напоминать, что есть несчастные и что после непродолжительного счастья наступает несчастье". Кто же в этой пьесе счастлив? Разве что Наташа (и только тот один, который всех давил спокойно здесь дышал и действовал и жил). Ей-то как раз нет дела до чужих несчастий.

А может, нищая с голодным ребенком (Иван Куликов) приходили к зрителям, чтоб рассказать о людях, несущих бремена более тяжкие, чем сестры с их экзестенциально-любовными проблемами…

С другой стороны, не воплощает ли бесприютная изгнанница судьбу героев в недалеком будущем, после революции?

Сверхъестественный голос Смольяниновой, такой высокий, что некоторые усомнились, что это настоящий голос живого человека, внес ту высокую ноту, которую не смогли взять исполнители. Народные песни, романсы переносили действие пьесы с волгодонских подмостков на просторы русской истории, русской души.

Вообще "саундтреки" в спектаклях Зинцовой занимают особое место, иногда откалываются от пьесы и живут своей жизнью. Когда хор женихов в пьесе "Женитьба" затянул "Когда б имел златые горы…", зрители повыхватывали мобильники. "Клип" с женихами потом кочевал с компьютера на компьютер.

Хор женихов. Сцена из спектакля 'Женитьба'. Фото Е. Абидовой
Хор женихов. Сцена из спектакля 'Женитьба'. Фото Е. Абидовой

В прошлый раз после спектакля Любовь Павловна сказала: "Каждый спектакль для меня - последний". И было страшно, что он действительно последний. Но появились "Три сестры". А что будет дальше?

Поставит ли "Гаранс" или иная самодеятельная студия спектакль, который заставит переживать, думать, спорить, сомневаться, предполагать?.. Или Волгодонску придется довольствоваться редкими представлениями усталых гастролеров? - остается лишь гадать.

Поэтому постоянный театр в Волгодонске жизненно необходим. Ну, что же сделать, чтоб он поскорей появился?! Может, попеть у стен городской администрации голосом Евгении Смольяниновой ;)

Елена Абидова







Пользовательского поиска