История и культура Ростовской области  

12.07.2010

Эксперты остались недовольны реставрацией особняка Парамонова

Через четыре года исполнится ровно сто лет, как известный ростовский книгоиздатель и благотворитель Николай Парамонов выстроил для любимой жены особняк в неоклассическом стиле. Сегодня к зданию, в котором ныне размещается зональная научная библиотеки ЮФУ, привлечено всеобщее внимание.

Памятник до реставрации. Источник nvgazeta.ru
Памятник до реставрации. Источник nvgazeta.ru

Причина — в качестве недавно оконченных реставрационных работ. А по большому счету речь идет все о той же наболевшей проблеме — сохранении памятников истории, культуры, архитектуры.

Поскольку дело касается известного особняка Парамонова, вольнодумного сына того самого ростовского купчины Елпидифора Парамонова, который владел многими зерновыми ссыпками, мельницами и пароходами, то резонанс в обществе вполне объясним. Ростовское отделение ВООПиК инициировало обсуждение ситуации. На «круглый стол», что состоялся прямо на террасе отреставрированного северного фасада, пришли ростовские реставраторы, архитекторы, представители министерства культуры, Росохранкультуры, СМИ и общественности. К сожалению, отсутствовали представители ЮФУ, пользователя и заказчика работ.

Памятник федерального значения

Речь идет не просто об одном из красивейших особняков на Пушкинском бульваре донской столицы, но о памятнике федерального значения.

Здание было построено известным ростовским архитектором Л.Ф. Эбергом в 1914 году, перед самым началом Первой мировой войны. В 1918 году здесь заседал Ростово-Нахичеванский революционный комитет, а через несколько месяцев — штаб добровольческой белой армии генерала Лавра Корнилова. В разные годы в особняке размещался клуб строителей, институт переливания крови, областной краеведческий музей. В годы войны особняк особых повреждений не получил, но здание горело. Уже в 47-м было принято решение реконструировать его с тем, чтобы передать Ростовскому университету. Работами, кстати, тогда руководил постаревший к тому времени автор — Леонид Федорович Эберг. Он же оставил подробнейший проект реставрационных работ, где предусмотрел буквально все, включая замену одного материала другим…

Ожидали, что памятник посетит Президент

Толчком для нынешней реставрации стал, как можно предположить, визит в Ростов Д. Медведева еще в его бытность премьер-министром, когда он, посетив университетскую библиотеку, посетовал на то, что ростовчане содержат памятник в таком запущенном состоянии — разрушенная парадная лестница и балконы, трещины на стенах, осыпавшийся декор. Ожидали ли, что президент во время саммита Россия — ЕС вновь посетит памятник — трудно сказать. Однако работы по реставрации были окончены именно к этому международному событию.

Университет, согласно федеральному закону № 94, объявил открытый конкурс (средства на капитальный ремонт выделены из «федеральных денег»). Выиграла его творческая мастерская «Новая Аттика», разработан проект архитектором Владимиром Кириязиевым. Надо сказать, что раньше был разработан качественный проект реставрации особняка Парамонова — известным ростовским архитектором и экспертом в области реставрации Юрием Солнышкиным, поскольку университет давно вынашивал планы о приведении библиотеки в порядок.

Тендер на выполнение работ выиграла строительная фирма «Эмир», имеющая лицензию на выполнение реставрационных работ, однако никак себя прежде не зарекомендовавшая…

Довольно быстро выяснилось, что рабочие «Эмира» не справляются с возложенными на них задачами: к декабрю 2009 года, когда работы по условиям подряда должны были быть завершены, еще ничего не было готово. Чтобы исправить положение, руководство «Эмира» привлекло к работе специалистов фирмы «Аурель», известных высоким качеством работ при реставрации таких объектов, как ростовская городская Дума, здание Альфа-банка, главное здание ЮФУ на Большой Садовой, здание бывших Спиридоновских городских бань и многих других памятников истории и архитектуры.

Профессионалы из «Аурели» исправили, что смогли, сделав все в рамках проекта архитектора Владимира Кириязиева.

Уникальные деталеи заменили типовыми проектами

Собравшиеся на «круглом столе» специалисты достаточно резко оценили качество работ. Гранитные ступени, покосившиеся и стертые за век ногами многих поколений ростовчан, были заменены на плиты из керамзита. Вместо изящных оконных рам появились типовые металлопластиковые окна с грубыми отливами, не предусмотренные Эбергом. Отделку блестками колонн северного фасада эксперты-реставраторы и вовсе сравнили со столь модным нынче «ногтевым сервисом». «Мы видим не воссоздание, а замену уникальных деталей типовыми проектами, хотя существующие технологии и позволяют изготовить заново эти уникальные детали. Все остальные работы — подмена… И как можно при реставрации сделать не то, что можно и должно, а решить все по-своему, от «себя», гламурно, как сегодня модно? Все это так далеко от реставрации…» — подвел итог известный ростовский архитектор Эдуард Полянский.

Памятник после реставрации. Источник nvgazeta.ru
Памятник после реставрации. Источник nvgazeta.ru

По мнению Любови Волошиновой, архитектора архитектурно-реставрационной мастерской № 1 института «Спецпроектреставрация», в ситуации еще раз проявилась наша привычная «философия нищеты»: как только появляются деньги, мы хотим все и сразу, а средства следовало бы направить в первую очередь на укрепление здания, чтобы ничего не сыпалось на голову…

Сегодня свежий северный фасад с вазами-новоделами резко контрастирует с разрушающимися боковыми, не говоря о южном — и вовсе обветшалом. Для того, чтобы привести все здание в порядок, подсчитали в ЮФУ, требуется примерно 80 млн. рублей. В университете надеются, что объединенные усилия Министерства культуры РФ и администрации Ростова, куда готовятся обращения от ЮФУ, помогут решить эту задачу.

Потерять памятник легко

Кем должны контролироваться работы по реставрации памятника федерального значения?

«У нас нет полномочий для проверки объектов малого бизнеса, каким является подрядчик — фирма «Эмир». А потому заказчик и пользователь, каким выступает ЮФУ, который, кстати, ни разу не обратился к нам, несет полную ответственность за качество выполненных работ, — сразу сняла ответственность с Росохранкультуры ее руководитель Татьяна Селедцова. — Если у ЮФУ не хватило денег на выполнение того объема работ, который был запланирован, надо было вовремя остановиться. А если у пользователя возникли сомнения в качестве работ, то стоило обратиться к юристам, экспертам — архитекторам, к специалистам технадзора».

Выходит, потерять памятник достаточно легко. Лицензии подрядчикам на выполнение реставрационных работ выдаются просто — порядок выдачи заявительный: необходимо только сдать пакет требуемых документов. Скорее всего работы будут выполнять мигранты — землекопы из Киргизии или Туркмении, никогда не имевшие дела с реставрацией. Сегодня в Ростовской области действуют примерно 50 таких лицензированных фирм. Однако допускать многих из них к реставрации памятников нельзя.

Авторский надзор за ходом работ чаще всего отсутствует — вопреки условиям контрактов.

Экспертная комиссия все еще только формируется, поскольку отсутствует положение об аттестационной комиссии…

Выход — общественная экспертиза

Существующий ныне генплан развития Ростова, и утвержденные охранные зоны исторического ядра города не гарантируют сохранения памятников.

«Это формальный подход чиновников к проблеме, — считает председатель ростовского отделения ВООПиК Александр Кожин. — Ведь с самого начала было ясно, что на объекте — особняке Парамонова — не все ладно. В этой ситуации Росохранкультура могла бы, не нарушая закон, инициировать проверку, но не сделала этого. В результате имеем то, что имеем… Чтобы не было повторения подобных случаев, остается один выход — общественная экспертиза… Еще несколько лет назад по нашей инициативе губернатором был создан Совет по сохранению исторического центра Ростова. Но он ни разу так и не собрался… А такой Совет мог бы осуществлять общественный контроль и бить тревогу каждый раз, когда ситуация с очередным памятником становится критической. Вот и получается: охраняемая историческая зона в Ростове есть, а истории — все меньше…»

Елена Слепцова


Источники:

  1. «Наше время»






Пользовательского поиска