История и культура Ростовской области  

08.06.2010

В июне 1671 г. Степан Разин был казнен в Москве на Красной площади

В дореволюционные времена восстание Степана Разина называлось бунтом. В советские то же самое именовалось уже Второй крестьянской войной. Первой считалось восстание под руководством Ивана Болотникова еще эпохи Смутного времени. То, что в восстании Степана Разина участвовала немалая часть крестьянства, не говоря уже о беглых, что уходя на Дон, становились казаками - казачий закон, что с Дона выдачи нет, - раздражал Москву едва ли не больше всего, - конечно же, верно. Как и то, что само крепостное право взрыхляло почву для народного гнева. И все же это было не крестьянское, а казачье восстание. А Разин был не крестьянским, а казачьим вожаком. Восстание Разина пришлось на тот сложный переходный период, когда Москва уже почти прибрала к рукам донское казачество, действуя через так называемых «домовитых», богатых казаков. Но окончательно процесс еще не был завершен. Этот переходный период отразился и в том поводе, что послужил началом восстания.

'Степан Разин'. Картина Сергея Кириллова
'Степан Разин'. Картина Сергея Кириллова

Детонатором стала казнь старшего брата Разина, атамана Ивана Разина, который в 1665 г. командовал казачьими полками на польской границе в Русской армии князя Долгорукого. Осенью казаки решили вернуться на Дон, полагая, что по распоряжению Казачьего круга - а именно ему подчинялась вся казачья жизнь, на смену полкам Ивана Разина будут направлены другие силы. Долгорукий воспротивился, вернул казаков на фронт силой, а самого атамана казнил. Иначе говоря, князь уже считал, что казаки обязаны ему подчиняться беспрекословно, а атаман Иван Разин по-прежнему полагал, что помощь русским – дело чисто добровольное: хотим – воюем, надоело – пойдем домой.

На этом фоне и вспыхнуло восстание Степана Разина, причем воевал он уже не только с Москвой, но и с тем домовитым казачеством, что было готов подчиниться Руси. История описывает сцены расправ Разина и с про-московски настроенными казаками, так что это была, конечно, не столько крестьянская война, сколько последний бой донского казачества за свою вольность.

Усмирение бунта стоило, по разным данным, порядка 100 тысяч жертв. Казнен был и Разин, успевший перед смертью, обращаясь к толпе, пророчески сказать: «А на Дону вспомнят меня, когда их подлый дьяк как стадо перепишет. И целованием креста на верность приведет». Так и случилось. 24 августа 1671 г. состоялся, - как пишет один из очевидцев – «Унылый Казачий круг». Полковник Косачев с дьяком Богдановым объявили царский приказ: привести казаков к присяге. Круг сопротивлялся 4 дня: «Мы готовы служить государю без крестного целования, - говорили многие, - нам присягать не для чего». Наконец, после долгих споров, угроз и уговоров, верным Москве атаманам удалось склонить казаков к присяге. Последнее постановление когда-то вольного Казачьего круга гласило: «Присягнуть на верность государю, если же кто не учинит присяги, того казнить смертью, а имущество грабить».

Вся дальнейшая история донского казачества – это историю своеобразного симбиоза: сильно урезанной, но все же своеобразной казачьей демократии и царского самодержавия. Оказалось, и подобное возможно.

Владимир Рыжков


Источники:

  1. 'Эхо Москвы'






Пользовательского поиска