История и культура Ростовской области  

25.02.2010

Исполняется 201 год со дня рождения атамана Бакланова

Станица Гугнинская на Дону была одной из самых старейших. Она упоминалась в царских грамотах во времена Ивана Грозного. Правда, от прежней станицы почти ничего не осталось, её затопили при заполнении Цимлянского водохранилища. Там же остался и дом, в котором 15 марта 1809 года родился Яков Петрович Бакланов. В честь него позже станицу переименовали в Баклановскую.

"Казак из казаков" - называли его донцы. "Батман-Клыч" - прозвали его турки - богатырь с полупудовым мечом. А на Кавказе при имени "Баклю" враги трепетали. О нем, строгом начальнике и любимце казаков, Якове Бакланове, его силе, храбрости, мужестве, воинском таланте слагали легенды.

Яков Бакланов. Источник kavkazweb.net
Яков Бакланов. Источник kavkazweb.net

Всю жизнь, в буквальном смысле, Бакланов провел в седле. На сороковой день от рождения, следуя неписанному казачьему обычаю, отец положил спеленатого ребенка на седло и, бережно поддерживая, провез его по двору: "Теперь Яков настоящий казак". Уже в трехлетнем возрасте Яков Бакланов скакал на коне, а спустя несколько лет научился отлично стрелять из лука и достиг больших успехов в джигитовке. Он мог по целым дням и вечерам сидеть в казачьей казарме; где жадно слушал рассказы бывалых казаков о боевых подвигах. Среди станичной молодежи не было равных Якову Бакланову в военных играх и на охоте, которые развивали у юных казаков сметливость, удаль и военную отвагу.

В конце мая 1925 года служивые казаки покидали родную станицу, уходили продолжать нести цареву службу. Вместе с отцом покидал родной дом и 16-летний Яков Бакланов. Как и все казачьи дети, Яков Бакланов был зачислен урядником в полк, несший охрану Крымского побережья. А уже через три года ему было присвоено звание хорунжего.

В 1828 году вспыхнула русско-турецкая война. Посланный с командой под Браилов, Бакланов упросил начальника разрешить ему участвовать в штурме крепости. Боевое крещение оказалось не удачным: почти вся группа полегла у стен, а командир был ранен.

В следующем году полк участвовал во многих сражениях, и молодой офицер не раз показал казачью удаль. На реке Камчик он с группой добровольцев первый переправился на противоположный берег и ворвался в неприятельское расположение. За боевые успехи в той войне он удостоился двух орденов и стал известен среди казаков как отважный и умелый офицер.

В 1834 Бакланов получил назначение в казачий полк, находившийся на Кубани. Служба на кавказской линии была для казаков тяжелой, непривычной в горной местности, в частых схватках с мюридами Шамиля. На Кавказе Бакланов пробыл три года. Затем служил в Польше.

В 1844 году главнокомандующий русскими войсками Кавказа стал генерал-фельдмаршал Михаил Семенович Воронцов. Отправляя Бакланова вторично на Кавказ, он говорил ему:

- Нельзя допустить, чтобы солдаты и казаки чинили озорство и жестокость. Нужно иметь ввиду, что мы воюем не против народа, а с Шамилем и его мюридами. И что если России не удастся подчинить горцев Кавказа, то они попадут под власть Востока, Персии и Турции. А те принесут сюда дикость, варварство, отторгнут народы Кавказа от просвещения и цивилизации. Об этом нужно помнить…

В 1845 году Бакланов назначается командиром 20-го Донского казачьего полка. Приняв командование, Яков Петрович начал широкую преобразовательную деятельность. Он вернул в строй многих казаков, служивших денщиками у офицеров, сам занимался строевыми занятиями полка, регулярно проводил смотры оружия и лошадей. Казаки обучались саперному и артиллерийскому делу, действиям в разведке. В полку была создана специальная учебная сотня, которая готовила своеобразных инструкторов от других сотен. Бакланов сам экзаменовал офицеров полка в знании уставов, особенно полевой и аванпостовой служб. Один из современников, знавших Бакланова во времена командования полком, писал о нем: "Это был человек, богато одаренный мыслью, чувством и нравственной энергией".

Его, как и других передовых русских военачальников, отличали подлинное человеческое отношение к воинам, постоянная забота о казаках в их трудной военной жизни. Но Бакланов был непримирим к трусам. Казаки говорили о богатырски сложенном Бакланове: "Шаг назад - в куски изрубит". Сам он дрогнувшего предупреждал: "Если струсишь, видишь вот это, - показывал размером с детскую голову кулачище, - Так я тебя этим самым размозжу". Но его не боялись, наоборот обожали и восторгались: никого за всю службу он не тронул пальцем и не отдал под суд.

И ещё подкупала бесшабашная смелость, его видели в самых жарких местах, где вспыхивало сражение.

Узнав однажды, что схваченный в бою казак находится в далеком ауле, он отобрал несколько храбрецов и повел их в глубь гор. Через три дня отряд вернулся с вырученным казаком.

Вскоре 20-й донской полк стал лучшим, наиболее боеспособным среди донских и кавказских линейных казачьих полков. Бакланов высоко ценил возможности боевых ракет, применявшихся тогда русской армией. Созданная им в полку и прекрасно обученная ракетная батарея приобрела широкую известность в кавказской армии.

А в 1849 году в полк приехал и сам Воронцов, проводивший смотр русских укреплений и войск, находившихся на Северном Кавказе. Через неделю дотошной проверки главнокомандующий объявил своё заключение:

- Хороший полк господа. И люди выглядят молодцами, и кони выхолены, и выучка казаков высокая. А батарея просто удивительна! Она не уступит ни одной артиллерийской части у нас на Кавказе. Сделайте от моего имени представление военному министру, чтобы Бакланова оставили служить сверх срока.

Вместе с официальным запросом из Тифлиса в столицу ушло личное письмо Воронцова военному министру Чернышову. В нем он писал: "Передайте, дорогой князь, Государю, что я умоляю Его оставить нам Бакланова. Этот человек дорог нам за свою замечательную храбрость, за свой сведущий ум, за военные способности, за знание мест, где он служит, за страх, который он внушил неприятелю".

Вскоре пришел ответ: "Его Величество всемилостивейшее разрешил назначить Бакланова командиром того донского казачьего полка, который должен быть выслан в сем году с Дона на смену полку №20, о чем немедленно объявлено и наказному атаману Донского Войска".

Вместе с продолжением службы на Кавказе Якову Петровичу Бакланову вне очереди присвоили чин полковника.

Наиболее полно раскрылся военный талант Бакланова в Крымской войне. Командуя иррегулярной кавалерией Кавказской армии, он показал себя верным продолжателем суворовской традиции. Его опыт и решительность способствовали успеху во многих боевых сражениях, в том числе и в овладении турецкой крепостью Каре.

Освящение памятника Якову Бакланову в Волгодонске. Источник webdonsk.ru
Освящение памятника Якову Бакланову в Волгодонске. Источник webdonsk.ru

После Кавказа была служба на Дону и в беспокойном Вильненском крае. Последние годы Яков Петрович провел в Петербурге, где 18 января 1873 года и скончался.

Его похоронили на кладбище Воскресенского девичьего монастыря. На собранные по всероссийской подписке средства установили памятник. Он изображал обломок гранитной скалы с наброшенной на неё буркой, папахой и другими воинскими атрибутами. На скале высечены названия мест схваток, в которых участвовал легендарный атаман: Браилов, Шумла, Камчик, Бургаис, Вознесенское укрепление, Урус-Мартан, крепости Грозная и Карас.

В канун столетнего юбилея войны 1912 года останки Якова Петровича Бакланова перезахоронили. Его прах покоится ныне в Новочеркасском соборе рядом с останками Платова, Орлова-Денисова, Ефремова.

В ноябре 2008 года Якову Бакланову был установлен памятник на набережной города Волгодонска.

Елена Васильченко





http://www.turpravda.com/ 3D street арт Дельфины - absolutely stunning street.
Где диплом смотри здесь.


Пользовательского поиска