История и культура Ростовской области  

Танаис

Городище

Ближайшие населенные пункты: поселок Танаис, село Недвиговка

Основан в III веке до н.э.

Танаис возник 2300 лет тому назад. Видимо, сразу же он начал играть значительную роль в торговле причерноморских колоний, постепенно превращаясь в «самое большое после Пантикапея торжище». По Азовскому морю (Меотийскому озеру) можно было легко достигнуть этого «торжища», так как город стоял и «на реке и на море одновременно». Здесь была удобная пристань, у которой постоянно толпились многовесельные корабли. Представим себе на минуту эту картину. Вот из трюма одного выносят амфоры, наполненные вином и оливковым маслом, другой нагружают тюками шкур. Вот гонят рабов. Им предстоит совершить тяжелый путь, во время которого многие наверняка погибнут, а остальных до конца дней ждет тяжелый, изнурительный труд. Шум, пестрая, разноголосая и разноязыкая толпа. Прямо на ходу ведется торг.

Через центральные ворота в основную часть города, расположенную несколько выше, вливается людской поток. Войдем и мы. Высокая, сложенная из крупных блоков ракушечника стена, шириной почти три метра. Она окружает центральную часть города. Здесь находятся центральная городская площадь (агора), храм, дома наиболее зажиточных граждан.

В городе есть и еще одна стена. Она охватывает город, вытянутый с запада на восток, со всех сторон. Эта стена еще мощнее и неприступнее.

Панорама городища
Панорама городища

Между центральной и западной стенами идут жилые кварталы. Здесь обитает менее зажиточный люд. Узкие петляющие улицы. На некоторых из них с трудом могут разойтись два человека. Никакая повозка здесь, конечно, не пройдет. Стены небольших домиков тоже сложены из ракушечника, вырубленного здесь же, неподалеку. Кладка стен очень небрежная, камни даже не отесаны. Изнутри стены обмазаны глиной. Полы тоже глинобитные. Никаких архитектурных дополнений, нет и обычной даже для северопричерноморских городов расписной греческой штукатурки.

По планировке дома напоминают греческие: несколько жилых комнат, тут же хозяйственные помещения. Все они имеют выход во дворик, часто вымощенный камнем. Над некоторыми из них - навесы из камыша. Камышовые крыши домов. Черепица стоила дорого, да и не было смысла привозить ее издалека или делать на месте, когда под рукой жители имели такой давно оправдавший себя материал, как камыш.

Во дворах танаиты сооружали колодцы и хозяйственные ямы для хранения припасов. Летом здесь сосредоточивалась вся жизнь. Зимой же, когда наступали холода, дома обогревали очагами, сложенными из камня и глины. Дым выходил через дверь или отверстие в стене.

Утварь и мебель были деревянными. Часто дерево заменяли сложенные и обмазанные глиной камни. Из них делали лежанки, столы, различные подставки. Неуютно и тесно было в таких домах. Но многие люди жившие здесь, еще не забыли привычек, родившихся в неустроенной кочевой жизни, и тесноту, в которой мог бы задохнуться современный человек, от переносили легко. Ведь жить под защитой крепостных стен было гораздо спокойнее, чем в открытой степи.

Действительно, вид Танаиса очень далек от традиционного облика греческих городов, даже тех из них, которые находились не в самой Греции, а в Боспорском царстве. Но тем не менее, в первые полтора столетия существования Танаиса греческое влияние чувствовалось во всем: сложенные из камней и плотно пригнанные друг к другу, обработанные «рустом» части стен, общая планировка города, особенно его центральной части, греческие элементы в обряде захоронения (погребение в амфорах, сожжение тел умерших и захоронение в урнах). Это закономерно.

Терракотовая головка. Боспорское производство
Терракотовая головка. Боспорское производство

Но через 100-150 лет многие из этих элементов стали исчезать. Это тоже закономерно. Основанный в степях, в окружении местных варварских, т. е. негреческих племен, город не мог существовать, не входя в постоянный контакт с ними, не мог не допускать их на свою территорию. Постепенно он все больше и больше варваризировался. Этим и интересен Танаис. Здесь, как ни в одной греческой колонии, мы видим взаимное влияние двух стоящих на разных уровнях культур, их взаимодействие между собой. И то, что население Танаиса в течение первого столетия его существования состояло из двух больших групп - эллинов и скифов, - бесспорно. Вспомните свидетельство Страбона об общем торжище для азиатских и европейских кочевников и приплывающих по морю с Боспора. Отражением этого факта является существование двойного управления в Танаисе.

В многочисленных надписях II-III веков н. э. упоминаются архонты танаитов и эллинов. Архонты - это выборные лица в магистратуре греческих городов, осуществляющие управление городом и ведающие различными отраслями хозяйства. Для раннего Танаиса существование архонтов эллинов и танаитов было связано с практической жизнью. Только так, имея две самостоятельные выборные власти, каждая из которых занималась делами своей части населения, можно было с успехом руководить городом с довольно пестрым составом жителей.

Правда, через 200-300 лет это деление на эллинов и танаитов стало чисто символическим. Живя в одном городе, постоянно тесно соприкасаясь друг с другом, вступая в контакты, население не могло не смешаться. Достаточно даже бегло познакомиться с танаисскими надписями первых веков н. э., чтобы убедиться в этом. Здесь встречаются греческие имена - Деметрий, сын Аполлония, Харитон, сын Макария, Гераклид, сын Гераклида, имена местного происхождения - Хофарм, сын Сандархия, Баба, сын Байораспа, Ниблобор, сын Досимоксарфа, и имена смешанные - Фалдаран, сын Аполлония, Деметрий, сын Фадзинами, Фарнак, сын Гераклида. Традиция сохранилась лишь в том, что эллинарх чаще носил греческое имя, а архонт танаитов - местное.

Но смешение произошло несколько позже. А во II-I веках до н. э. в городе жили купцы-греки и купцы-танаиты. Они снаряжали корабли, закупали и отправляли товары. Торговля являлась основным занятием населения. Правда, вначале Танаис был связан в основном с городами Боспора, Малой Азии, Греции.

Городом, торговые связи которого распространились далеко на запад и восток, он стал позже. Имея в руках археологические материалы, установить эти связи легко.

Каждого, кто попадает в Танаис, поражает обилие разбросанных вокруг красных или желтоватых глиняных черепков. Некоторые из них имеют необычную для нас форму. Это обломки греческих сосудов - амфор. Они есть везде, где хотя бы раз появились греки. В амфорах хранили и перевозили все, что разливалось и рассыпалось: оливковое масло, вино, зерно, муку. Амфоры делали искусные греческие мастера. Каждый центр производства изготовлял сосуды своих определенных размеров и форм, хотя форма в общем-то была одна: округло-вытянутое тулово, высокое узкое горло с двумя высокими ручками, маленькая ножка.

Аполлон. II-III века. Производство западно-римских мастерских.
Аполлон. II-III века. Производство западно-римских мастерских.

Среди коллекции сосудов из Танаиса мы можем увидеть амфоры больших размеров, но очень изящных очертаний с острова Родос в Греции, громадные сосуды, сделанные в городах Боспора, множество небольших амфор, которые, возможно, производили в Танаисской округе.

На ручках многих амфор есть штампы с надписями на греческом языке и различными изображениями. Это клейма. С их помощью мы можем узнать имя мастеpa, место а иногда и время изготовления сосуда. На ручках амфор, чаще всего встречаемых в раннем Танаисе, можно увидеть голову в лучах, цветок гранатового дерева. Это знаки и символы острова Родос. Именно отсюда везли в Танаис оливковое масло и вино. Оливковое масло в ту пору благодаря грекам широко распространилось в Северном Причерноморье. Оно шло не только в пищу, но и использовалось для светильников. Пользовались маслом вместо мыла, натирая им тело, а потом счищая вместе с ним грязь. Оливковое масло ввозили и из Синопы, города на южном берегу Черного моря.

Бронзовые и глиняные светильники I-II века н.э.
Бронзовые и глиняные светильники I-II века н.э.

Появление вина в здешних местах тоже связано с греками. Местное население не выращивало виноград. В Греции же - благоприятные условия для его разведения. Разбавленное вино эллины пили как воду. В землях Северного Причерноморья вино оценили быстро и стали употреблять его по-своему, неразбавленным. У греков это называлось пить по-скифски, т. е. неумеренно. Высоко ценилось родосское вино, его предпочитали привозимому с острова Кос и другим винам.

Распространению вина мы обязаны тем, что располагаем теперь великолепными, покрытыми черным лаком изделиями греческих мастеров. Это пелика - сосуд для вина, кубки и чаши. Особенно любовно греки украшали чаши. Их покрывали различными узорами. На дне некоторых из, них-рельефные изображения амуров, головок богинь. Видимо, удовольствие от питья вина увеличивалось по мере того, как открывалась роспись на стенках и дне чаши. Эти изделия попали в Танаис из греческих городов Малой Азии.

Привозная посуда предназначалась для торжественных случаев. На месте же делали очень грубые, плохо обожженные горшки, миски, чаши. Ими пользовались обычно на кухне, и слепить их могла любая хозяйка поэтому обломков этих горшков в раскопках ничуть не меньше, чем амфорных.

Значение Танаиса как торгового центра, связывающего и греков, и Северопричерноморские города с далекими восточными и северными землями, со временем возрастало. Одновременно усиливалась и борьба вокруг него и за него. Как уже говорилось, Танаис был основан выходцами с Боспора. Но основавшие его боспоряне, видимо, стремились к полной самостоятельности и вовсе не желали подчиняться боспорским правителям. Ведь речь шла не только о владении городом, но и о господстве над окружающими территориями и племенами. Бос-порские правители, конечно, не могли допустить, чтобы Танаис оказался вне их влияния. Борьба была долгой и упорной. До нас дошли только ее отголоски в виде замечания Страбона о подчинении окружающих племен то «владельцам эмпория на Танаисе», то - боспорцам, которые «часто... владели территорией до Танаиса». Страбон же говорит и о разрушении города боспорским царем Полемоном за неповиновение. Так закончилась эта борьба. Танаис до конца дней своих стал частью Боспорского царства.

Золотые подвески с изображениями божеств (слева) и золотые серьги с головками рыси на концах (справа). II век до н.э.
Золотые подвески с изображениями божеств (слева) и золотые серьги с головками рыси на концах (справа). II век до н.э.

Большие изменения произошли к тому времени и в окружающих Танаис степях. Скифов сменили здесь сарматы, кочевые племена, по своей культуре и укладу жизни близкие к скифам. До появления в Приазовских и Причерноморских степях они кочевали в Приуралье и на Нижней Волге. Постепенно, продвигаясь на запад, они все больше вытесняли скифов и ко II веку до н. э. стали полными хозяевами Причерноморских областей и Северного Кавказа. Скифские племена частично были вытеснены в более западные области, частично подчинились сарматам. Страбон упоминает и о местах, племена которых жили на восточном берегу Азовского моря и в бассейне Кубани. Они тоже неоднократно появлялись в округе Танаиса.

До недавнего времени мнение о том, что Полемон разрушил Танаис настолько, что городу потребовался не один год, чтобы вновь подняться на ноги, было твердым и единодушным. Но вот что интересно. Среди найденных при раскопках предметов все-таки был материал первых веков нашей эры. Нижне-Донская экспедиция нашла и остатки жилых построек этого времени. Значит, город жил и после нападения Полемона.

Еще в тридцатых годах С. А. Жебелев, один из крупнейших советских историков, обратил внимание на то, что слово, которое переведено в свидетельстве Страбона как «разрушать» имеет в греческом языке еще и другое значение - «разграбить». Следовательно, слова Страбона могут звучать и так: «недавно его (Танаис) разграбил Полемон за неповиновение».

После работ Нижне-Донской экспедиции точка зрения Жебелева подтвердилась. Полемон только разграбил богатый торговый город для устрашения и усмирения его жителей. В Танаисе появился наместник боспорского царя - пресбевт. Архонты вынуждены были теперь подчиняться ему. Полностью разрушить город Полемон не мог. Для Боспорского государства это было бы невыгодно: потеряв Танаис, боспоряне потеряли бы связь с восточными и другими племенами, жившими вокруг него.

Вскоре, оправившись от тяжелого удара, Танаис превращается в один из значительных торговых центров в Боспорских землях. На II - начало III века н. э. приходится его наивысший расцвет. Танаисские купцы добираются до отдаленных краев: на берега Рейна, в Галлию (территория современной Франции), северную и южную часть Италии, Прибалканские земли, Египет. Танаис устанавливает связи со всеми частями обширной Римской империи, в состав которой теперь входит Греция.

Торговля велась главным образом через боспорские города, среди которых для Танаиса на первом месте стояли Пантикапей и Фанагория. По-прежнему в большом количестве поступали в Танаис оливковое масло и вино. Но появилось и довольно много предметов, которые раньше в Танаисе не встречались. Это - бронзовые художественные изделия- вазы, канделябры, ковши из Италии, бронзовые фибулы - застежки, привозимые в большом количестве из различных мест - от Южной Франции до Северного Причерноморья, амулеты и украшения из Египта, стеклянные изделия Прирейнских земель.

Бросается в глаза отсутствие в это время посуды, покрытой блестящим черным лаком. Но зато повсюду встречаются разнообразных форм и размеров кувшины, блюда, миски, светильники, покрытые красным лаком. По качеству и виду он во многом уступает черному. Такую посуду делали в малоазийских городах, и отсюда она распространялась по всей территории Римской империи.

Прямых указаний на то, что вывозили в этот период из Танаиса, нет. Но, вероятно, спрос на танаисские товары - рыбу, шерсть, шкуры - не только не уменьшился, а наоборот, возрос. Видимо, по-прежнему славился Танаис и как невольничий рынок. Танаисские купцы были богаты. Часто в различных надписях, найденных в городе, встречаются указания на то, что такой-то танаит на свои собственные средства «для города и купцов» восстановил или построил такое-то сооружение. Согласитесь, чтобы строить для города и купцов, необходимы немалые суммы. Усадьбы этого периода говорят о больших изменениях в жизни населения города. Они стали значительно большими по площади. И в них - и в больших, и в малых - появились подвалы, довольно глубокие и часто занимающие большую площадь под домом. В них хранились товары. Иногда в таких подвалах археологи находят несколько сотен амфор.

На амфорах уже нет теперь клейм. Определить, откуда они привезены, труднее. Но на стенках сосудов есть значки, нанесенные красной краской. Иногда - это одна или несколько букв, иногда - рисунки, по которым можно определить содержимое амфор. Для археологов эти, часто полустершиеся, значки и надписи имеют большое значение, позволяя определить, казалось бы, неопределимые вещи: что и в каком количестве хранилось в этих сосудах.

Кроме амфор, в подвалах изредка встречаются находки, подтверждающие занятие его владельца: то свинцовая гиря, то чашечка от весов.

Вдоль стен подвала могли стоять громадные глиняные бочки высотой почти в рост человека, с широким округлым туловом - пифосы. В них хранили зерно, засаливали рыбу. Рыболовство в жизни танаитов играло большую роль. Об этом говорят пласты рыбьей чешуи, встречающиеся повсюду на городище, множество каменных рыболовных грузил.

Занимались жители Танаиса и земледелием, но I в основном для собственных нужд. Вокруг города были поля, сады, огороды. Но слишком уж неспокойно было в степи. В любую минуту могли напасть незваные гости - кочевники - и уничтожить урожай. Сделать поэтому хлеб основным предметом торговли танаиты не решались. Но зерно встречается при раскопках часто. Это - пшеница, ячмень, просо. Его размалывали на ручных мельницах или толкли в ступах.

Еще в 1870 году Леонтьев раскопал две гончарные печи, но никакого описания их или чертежей не оставил. Он ограничился лишь упоминанием о том, что печи находились в восточной части городища. Об этой небрежности и невнимании дореволюционных археологов к жизни танаитов теперь приходится лишь жалеть. Но, по-видимому, гончарное производство все же было развито в Танаисе. Раскопки последних лет обнаружили гончарные печи в округе Танаиса: на Кобяковом и Подазовском городищах. Но если гончары были на периферии, то они должны были быть и в Танаисе.

Женщины и мужчины-танаиты унаследовали от своих предков-кочевников любовь к украшениям. Они носили кольца, браслеты, нашивали на одежду бляшки. Простых, сделанных из бронзы украшений такого рода в Танаисе найдено много. Конечно, такие дорогие и искусно выполненные украшения, как золотые серьги в виде ежей или гроздей винограда, были привезены сюда предприимчивыми купцами. Простое же украшение мог сделать и танаисский мастер.

На городище были найдены формы для отливки серег, тигелек для плавки металла, которым пользовались эти мастера. Были в Танаисе и люди, занимавшиеся изготовлением бронзовых застежек - фибул.

В 1964 году археологи сделали неожиданное открытие. В доме, где были найдены большое количество зерна, муки и ручная мельница, и который поэтому назвали «жилищем земледельца», обнаружили форму из плохо обожженной глины для отливки стеклянных овальных чаш, почти целый экземпляр такой чаши, массу осколков и стекольный шлак. К этому вскоре прибавился небольшой глиняный сосудик, служивший для разливки стекла в формы. До сих пор считалось, что стеклянные изделия привозились в Танаис с запада, из районов современной Германии. Но оказывается, что в Танаисе были собственные стекольных дел мастера. Правда, они делали сосуды, подражая привозным образцам. Но для нас важно не это, а сам факт существования в Танаисе стеклоделия.

Мраморная плита. II-III века н.э. Сделано в Танаисе
Мраморная плита. II-III века н.э. Сделано в Танаисе

Были в Танаисе и мастера особого рода, которых ставили выше остальных. Это были резчики по камню, выполнявшие многочисленные надписи: посвятительные, надгробные, рассказывающие о перестройках и возведении каких-либо сооружений в городе. Написаны они на греческом языке, но иногда их очень трудно точно перевести: так не похож греческий язык танаитов на классический греческий. Постоянно встречаются одни и те же ошибки, неправильно употребляются падежи. Влияние другого, местного языка чувствуется во всем. Такие надписи могли делать только мастера-танаиты. Ни один греческий мастер не смог бы передать все особенности греческой речи в Танаисе.

В окружающих степях было неспокойно. Богатый город постоянно привлекал к себе внимание. Многие кочевые племена искали с ним союза, многие затем «отпадали», по выражению Страбона.

Бывшие союзники могли в любое время появиться у стен города. Поэтому в Танаисе на протяжении II- III веков н. э. ведется постоянное строительство, ремонт и укрепление оборонительных сооружений. После разрушения города Полемоном западная часть его была заброшена и постепенно превращена в место загородной свалки. Укреплять заново стали линию стен вокруг центральной части города, раздвинув его границы на севере. Была построена новая оборонительная стена с башнями.

Высокие стены с башнями, расположенными через каждые несколько десятков метров друг от друга, глубокий ров, опоясывающий город со всех сторон - все это делало Танаис неприступной крепостью. За ее стенами можно было укрыться от любого врага. Оборонительные укрепления Танаиса были заботой всего города. Богатые его граждане считали честью для себя участвовать в строительстве и ремонте этих сооружений. Вот почему в нашем распоряжении довольно много надписей, рассказывающих об этих работах, проведенных на средства граждан города. Все стены и башни Танаиса были украшены такими надписями.

Под защиту танаисских стен не раз бежали и жители окрестных поселений, возникших вокруг города в I-III веках н. э. Эти поселения тянулись полосой по правым берегам Дона и Мертвого Донца от Аксая до Танаиса. Обычно они занимали высокое, господствующее над окрестностями место и были укреплены земляными валами или глинобитными стенами. Жители их занимались рыболовством, земледелием, разводили скот. Продукты своего труда они доставляли на танаисский рынок, а взамен получали оливковое масло, вино, различные изделия заморских мастеров.

Признаки надвигающейся на Танаис беды чувствовались все сильнее. Со всех сторон стекались в город слухи о появлении в Приазовских степях новых кочевников. Еще больше заботились танаиты об укреплении оборонительных сооружений, которые должны были защитить город от неприятеля.

Но, видимо, стены и башни не помогли. При раскопках на всей территории Танаиса встречаются следы грандиозного пожарища. Пожар возник внезапно: в танаисских домах все оставлено поспешно убегающими от огня жителями. Возле ручной мельницы, наполовину наполненной зерном, стоит чашечка, которой собирали муку. Подвалы заполнены товарами. На пороге одного из домов брошен горшок с монетами.

Пожар мог распространиться быстро, так как крыши большинства танаисских домов были камышовыми. Внутри помещений перегородки тоже делали из камыша или дерева. Огонь мог легко перекинуться с крыши на крышу, особенно при сильном ветре.

Но пожары в Танаисе при большой скученности населения не были редкостью. И трудно предположить, что начавшийся пожар не смогли бы потушить. Скорее всего, неприятель поджег город в нескольких местах. Странным кажется и то, что в Танаисе почти не встречено останков воинов, защищавших его. Нет их ни в районе крепостных стен, ни во рву. Почти не найдено и оружия. Если бы город пал в результате осады, вокруг него обязательно сохранились бы следы боев. Так как их нет, остается предположить, что город удалось взять внезапно, возможно, прибегнув к хитрости или подкупу.

Кто же был причиной катастрофы в большом укрепленном городе и его округи? Точных сведений нет. Можно предположить, что виновниками этих драматических событий были племена, входившие в большой союз, возникший в III веке н. э. в Причерноморье. Во главе этого союза стояли готы, племена германского происхождения.

До недавнего времени считалось, что почти сто лет город пролежал в развалинах, вокруг или не было людей. Однако последние раскопки показали, что на некотором расстоянии от сожженного городища продолжалась жизнь. Были обнаружен комплекс добротных строений и керамика чениховской культуры. В конце IV - начале V века, и это поселение перестало, видимо, существовать, разрушенное, вероятно, гуннами.

Театрализованное предсталение в музее Танаис
Театрализованное предсталение в музее Танаис

Остатки стен, оборонительных башен, жилых построек постепенно разрушались все больше. Их заносило пылью, землей. Они зарастали травой, кустарниками. И так столетие за столетием. Теперь остатки города покоятся под двух- трехметровой толщей земли. И немало труда нужно положить ученым, чтобы заново открыть для нас этот древний город. По словам археологов, раскопана только 1/12 часть города. Самое интересное - акрополь - административный и культурный центр еще только предстоит исследовать.

С тем, что уже открыто в Танаисе, каждый может познакомиться в созданном в 1961 году по решению правительства археологическом музее-заповеднике. Инициаторами его создания были сотрудники Нижне-Донской экспедиции и Ростовского областного музея краеведения. Вы можете подняться на оборонительные стены, пройти по узкой извилистой улочке Танаиса, заглянуть в дома его жителей.

В лаборатории реконструкции восстанавливаются древние ремесла - кладка камня, гончарное, ткацкое, мукомольное и военное дело. Теперь каждый желающий может, например, попробовать молоть зерно с помощью зернотерки, подобной той, которой пользовались древние танаиты. Также в музее проводятся театрализованные представления, воспроизводящие жизнь в древнем города.

Пугачёва Елена


Источники:

  1. Л.М. Казакова. Танаис. Ростов. Ростовское кн. Изд-во. 1967. 110 с.
  2. Ф.В. Чеснок. В начале была легенда. Ростов. Ростовское кн. Изд-во. 1967. 97 с.
  3. Вл. Моложавенко. Тайны донских курганов. Ростов, Ростовское кн. Изд-во. 1967. 134 с.






Пользовательского поиска