История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Военная косточка (В. Хавчин)

Двадцать третьего июня Артему Ивановичу Боричевскому исполнялось пятьдесят лет. День рождения решили отпраздновать двадцать второго, в воскресенье. Но праздника не получилось: в тот день началась война.

Что такое война, Артем Иванович знал хорошо. В тысяча девятьсот одиннадцатом году впервые надел он солдатскую шинель, в четырнадцатом - попал в плен к немцам, а вернувшись, воевал за Советскую власть на Волге и Оби, на Иртыше и Ангаре, добивал белые банды на монгольской границе. И позже, демобилизовавшись, добрый десяток лет учил молодых бойцов на сборах, так и не расставаясь надолго с профессией военного.

- Артем Иванович - военная косточка, - говорили друзья.

Высокий, сухощавый, подтянутый, всегда легкий на подъем, Боричевский и впрямь был словно создан для военной службы. Но только жена знала, с какой радостью снимал он после сборов зеленую гимнастерку, чтобы снова приняться за работу в колхозе, совхозе или сельсовете.

Теперь с мирной жизнью надо было распроститься надолго.

* * *

Дивизия наступала на Волковыск. Когда капитан Боричевский прибыл по вызову к командиру полка, тот сидел, склонившись над картой.

- Подсаживайтесь, - предложил командир. - Вы знаете: враг отходит к городу. Он хочет закрепиться там и дать бой. Но мы помешаем. И сделаете это вы, капитан. Вы и ваши бойцы. - Подняв голову от карты, он взглянул в глаза Боричевскому и, словно убедившись, что выбор сделан правильно, продолжал: - Мы помним вас по бою на Друти. Так же действуйте и теперь: решительно, смело, умно. Смотрите: здесь сходятся дороги. Ваша задача, капитан, оседлать их и не пропустить немцев в город.

Боричевский назначался командиром десантной группы. В его распоряжении были два грузовика с автоматчиками и пулеметчиками и два противотанковых орудия. От десантников, намного опередивших основные силы дивизии, ждали смелых самостоятельных действий.

Боричевский, гордый доверием, не потерял даром ни минуты. Узел дорог оседлали основательно, по-хозяйски. Машины спрятали в лесу. Орудия замаскировали так старательно, что и сам капитан, решивший: уточнить цели с артиллеристами, не сразу отыскал их позиции.

Только тут, на месте, Боричевский оценил всю выгоду своего положения. Первая группа гитлеровцев, показавшаяся на дороге, совсем не ожидала встречи с русскими. Когда в упор ударили пушки и пулеметы, фашисты сперва растерялись, забегали, потом стали недружно стрелять в ту сторону, откуда вели огонь невидимые русские солдаты. Часть фашистов была перебита, немногим удалось скрыться в лесу.

У десантников потерь не было. Лишь нескольких солдат легко ранили шальные пули.

После короткого боя снова все затихло в лесу. Но вот на другой дороге, подходившей к перекрестку, послышался шум автомашин. Гитлеровцы! На этот раз их было больше - верно, сотни четыре. За грузовиками тянулись пехотинцы.

Завязался бой. Орудия били из леса по машинам, по группам вражеских солдат. Перебегая от дерева к дереву, посылали меткие очереди автоматчики. Фашисты наспех отстреливались, не соображая толком, откуда летят снаряды и пули, не понимая, как здесь оказались русские.

Колонна была разгромлена. Наступали сумерки. Выполнив первую часть задачи, отряд двинулся в сторону города.

Десантники первыми ворвались в Волковыск, захватив трофеи и пленных. Вслед за ними, сломив сопротивление врага, в город вошли части дивизии, наступавшей левее.

Орловская дивизия стала именоваться Орловско-Волковыскской. За умелое руководство десантной группой, личную отвагу и высокое воинское мастерство Артему Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

* * *

На одной из тихих улиц Зернограда живет майор в отставке Артем Иванович Боричевский, кавалер Золотой Звезды и четырех боевых орденов. Ему уже за семьдесят, но руки по-прежнему просят дела. Высокую, чуть сутуловатую фигуру Артема Ивановича часто можно видеть в небольшом садике возле дома. Солдат трех войн, он занят самой мирной работой: разрыхляет почву, опрыскивает кусты и деревья, а осенью собирает плоды. Давно стали на ноги дочери и сыновья, подрастают внуки. И, думая об их счастье, Артем Иванович страстно желает одного: пусть мир, завоеванный в жестоких боях, будет надежным и прочным, пусть краше и краше расцветают сады под безоблачным небом Отчизны.

В. Хавчин

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска