История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

О жалованных Атаманах


По сем во время начатой у России с Турками в 1736 году войны оказалось, что Хан Дундук Амбо со всею Калмыцкою Ордою отшатился от Российского подданства и пошел уже в Кубань соединиться там с Татарами, о чем коль скоро при Дворе Императорском известно стало, тотчас велено было войску Донскому оному Хану в намерении его воспрепятствовать, для чего сколько силою, а более чрез нарочно посланного в Калмыки старшину Данилу Ефремова Хан, владельцы и зайсанги уговариваны были, и тем оным Ефремовым по-прежнему, с обещанием ему в том прощения, остановлен и возвращен по-прежнему под державу Российскую, и во имоверность оного в непременности оставил при Хане и при всей его Орде Калмыцкой сына своего Степана аманатом, или заложником, с несколькими именитыми Козаками, а сам отправился ко Двору. Почему Хан в проступке его совершенно прощен и по-прежнему в верности подданства к присяге пожалован милостивою Императорскою грамотою, а Ефремов за то, а паче за долговременную и ревностную службу в 1738 году, марта в 17 день, награжден на место наказного Атамана Ивана Фролова* в войско Донское Войсковым Атаманом; а за что именно, тому под сим внизу с грамоты список прилагается**.

* (Сей был после сего с чином армейского Бригадира.)

** (Божиею милостию Мы, Анна Императрица и Самодержица

На Дон в верхняя и нижняя юрты Нашим Атаманам и Козакам, войсковому наказному Атаману Ивану Фролову и всему нашему войску Донскому.

Пожаловали Мы войска Донскаго старшину Данилу Ефремова за долговременный и ревностный ево Нам и предкам Нашим службы ко оному войску Донскому настоящим войсковым Атаманом.

Того ради Всемилостивейше повелеваем вам, войску нашему Донскому, ево, Данилу Ефремова, за войсковаго настоящего от войска Донскаго Атамана признавать и почитать, и во всем, что к службе нашей касатися имеет, быть ему в послушании. И как вы, войско Донское, сию нашу Императорскаго Величества грамоту получите, и вам бы чинить о том по сему нашему Указу. Дан в С.-Петербурге марта 17 дня, 1738 году. По Указу Ея Императорского Величества Князь Иван Трубецкой, Андрей Ушаков, Князь Юрья Трубецкой, Барон Петр Шафиров, Граф М. Головкин, Василей Новосильцов, Александр Нарышкин, Князь Б. Юсупов, Обер-Секретарь Василей Демидов, Секретарь Яков Бахирев.)

Во время ж оной Турецкой войны как при взятии от Турок Азова, так и для пленения Крыма в том же 736 и в 737 годах, и при взятье в оном города Очакова, а потом в 738 в Днестровском походе, и при взятии в 1739 году города же Хотина и одержании притом всей Молдавии 4000 Донских Козаков под командою их походного Атамана Ивана Фролова со старшинами находились.

По установленному же в оном году с Турками замирению, за объявлением напротиву того России от Шведов в 741 году войны ж, Донские Козаки также с армиею были противу их в Финляндии и под предводительством там своего начальника, вышепомянутого Ивана Матвеева сына Краснощекова, который уже был тогда в чине от армии Бригадиром, воевали с оною столь же храбро, как и прежде, и по удачным Краснощекова подъездам и в поисках его так прославился, что страшно и имя его Шведам было. Они, памятуя еще и прежние к себе озлобления и побеждения его над ними, столь были огорчены на него, что в 742 году, когда под городом Хельсингфорсом будущего в разъезде с Козаками и увязшего в болоте при окружении его Шведами, за объявлением уже им о себе, безвредно в плен хотя взять, и к своему Генерал-Поручику Левенхаупту приведен, но при обеденном к столу собрании им велено явно его умертвить, и сам его, мстя прежнее, как сказывают, шпагою колол, невзирая на чин и имя его, хотя он о себе ему и сказывался, что происходило в августе месяце.

Находящийся же Войсковым Атаманом Данило Ефремов, который состоял в оном чине по 1753 г., всеподданнически прося, именным Ее Императорское Величество Государыня Елизавета Петровна данным Сенату Указом августа 11 дня пожаловала за старостию и долговременную ж службу Генерал-Майором, на место ж его - сына, старшину Степана Ефремова, Войсковым Атаманом, и дабы он, Данила Ефремов, по смерть свою Атамана Ефремова и с войском Донским под главным управлением своим имел, и в том нижеозначенными* как тем Указом в Сенат, так из оного и в войско Донское от 21 Августа ж поведено.

* (Указ Нашему Сенату.

По всеподданнейшему прошению Нашего Донскаго Атамана Данила Ефремова, поданному Нам в 8 день минувшаго мая, Всемилостивейше пожаловали Мы онаго Ефремова за старостию ево от правления атаманскаго войском Донским уволить, а на ево место Войсковым Атаманом войску Донскому указали быть сыну ево Степану Ефремову. А понеже Данила Ефремов сам, желая Нам услуги показывать, представил себя в случаях, бываемых по Донскому пограничному месту, против неприятеля войском Донским командовать и во всяких нужных приключениях распоряжения чинить, и для того Мы, ведая ево в воинских и пограничных делах искусство, которому должен он и сына своего, пожалованного от Нас Войсковым Атаманом, Степана обучать, пожаловали ево, Данилу Ефремова, за многия ево и верныя службы чином армейскаго Генерал-Майора, под котораго командою, доколе он жив, должен быть сын ево, Войсковой Атаман Степан Ефремов, со всем войском Донским, и в нужных делах, случающихся по пограничному месту, и внезапных приключениях по ево ордерам и наставлениям поступать, и о всем обще обстоятельно доносить Нашей Военной Коллегии. А понеже доходы, на Войсковаго Атамана определенные, которыми содержался и он, Данила Ефремов, будучи Войсковым Атаманом, ныне имеют быть отданы новому Войсковому Атаману Степану Ефремову, того ради Мы Всемилостивейше пожаловали Данилу Ефремова, указали ему давать жалованье по пожалованному от Нас Генерал-Маиорскому чину с рационами и денщиками из войсковой суммы, а для отправления секретных дел, кои на него положены, дать ему, Даниле Ефремову, писаря и адъютанта, тако ж сто человек Козаков из Донских, кого он сам к тому способных выберет, и повелеваем Нашему Сенату учинить по сему Нашему Указу, и о том послать в Военную Коллегию и куды надлежит Наши Указы, а к войску Донскому грамоту, а на пожалованный от нас оному Даниле Ефремову Генерал-Маиорский чин приготовить патент к подписанию Нашему. В 11 августа 1753 года.

У подлиннаго подписано собственною Ея Императорскаго Величества рукою тако:

Елисавет.

Божиею милостию Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.

На Дон в нижния и верхния юрты Нашим Атаманам и Козакам, войсковому Атаману Степану Ефремову и всему Нашему войску Донскому.

Сего августа 20-го дня указали Мы, Императорское Величество, со отправляющеюся из Нашей Военной Коллегии Нашего Императорскаго Величества грамотою о Всемилостивейшем от Нашего Императорскаго Величества пожаловании Нашего Донскаго войска Войсковаго Атамана Данила Ефремова чином армейскаго Генерал-Майора, а сына его, Степана Ефремова, Войсковым Атаманом, послать из оной Коллегии нарочнаго Куринскаго пехотнаго полка прапорщика Феодора Бунакова, которому дать отсюда до Черкаского две почтовыя подводы с возвратом и на оныя прогонныя деньги тридцать девять рублей двадцать четыре копейки выдать из Нашей Военной Коллегии от расходу канцеляриста Белаева, записав в расход с роспискою, а по прибытии в Черкаской велеть помянутому прапорщику Феодору Бунакову означенному Войсковому Атаману Ефремову оную грамоту объявить, которую получа, собрав, по вашему обыкновению, войсковой круг, публично распечатать, прочесть и в прочия ведомства Нашего Донскаго войска станицы публиковать, и с тем же нарочным в Коллегию рапортовать, а вышеписанныя, выданныя на прогоны из Коллежской суммы деньги от Войсковаго Атамана возвратить. И как вы сию Нашего Императорскаго Величества грамоту получите, и вам, Войсковому Атаману, и всему Нашему войску Донскому учинить о том но сему Нашего Императорскаго Величества указу. Писана в Москве, в Нашей Государственной Коллегии, лета 1753, августа 21 дня. У подлинной подписали: Генерал Стефан Апраксин, Бригадир Василий Суворов, Секретарь Антон Воронов, Канцелярист Федот Баранов.)

Козаки ж войска Донского как исправляли беспрестанно во многих местах всякую службу, так и от 1756 году, чрез семь лет, находились по несколько тысяч в Прусской войне, в которую за службы Генерал-Майора Данила Ефремова, а паче за самоохотную бытность его в 1759 году в Прусскую войну с Донскими Козаками в Померанском походе противу неприятеля, и за добропорядочные управления и поступки и оказанное мужество именным Ее Величества соизволением пожалован он того ж году, мая в 8 день, в Тайные Советники, и быть ему при прежней должности, о чем в войско грамотою, а в прочие места Указом обнародовано. И для подражания и впредь всему войску Донскому оказанным им и всего войска его во время похода того похвальным, ревностным и усердным заслугам прислана на Дон по именному ж Ее Императорского Величества Указу из Сената особая грамота; в каковой же силе тот именной Указ и Грамоты состоялись, прилагается в списках под сим*.

* (Божиею милостию Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.

Всемилостивейше пожаловали Мы командующаго Нашим Донским войском Генерал-Майора Ефремова в Тайные Советники и Высочайше указали, чтоб он возвратясь на Дон, ту ж команду имел и на том ему от 8 числа сего мая указ Наш дан и к присяге приведен, тако ж из Нашего Правительствующаго Сената во все Коллегии, Канцелярии и Конторы в Губернии и провинции Указами же знать дано; о чем вам, Нашим Атаманам и Козакам, Войсковому Атаману Степану Ефремову и всему войску Донскому повелеваем чинить по сей Нашей грамоте во всем непременно. В Санкт-Петербурге, мая 25 дня, 1759 года. По Ея Императорскаго Величества Указу Сенатор Действительный Тайный Советник и Кавалер Князь Иван Щербатов, Сенатор, Действительный Тайный Советник и Кавалер Князь Алексей Голицын, Обер-Секретарь Иван Ермолаев, Секретарь Алексей Донской.

Божиею Милостию Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.

Хотя всегда Мы Всемилостивейше довольны были вашим к службе Нашей усердием и ревностию, по учиненной вами прошлой весны скорой и порядочной выбор исправных и достойных Козаков, оказанное вами самими похвальное желание командовать сими храбрыми людьми, добропорядочной ваш подход чрез Польшу, показанныя во время Померанской компании дела мужества и должной Нам и государству подданнической верности, весьма исправленная вами в войске сем дисциплина и происходящая из того к Нашей благоугодности и удовольствию и к похвале самаго войска следствия, суть новыми и такими заслугами, о которых Наше благоволение и милость чрез сие особливо оказать восхотели, и потому, жалуя вас чрез сие в Наши Тайные Советники, и обнадеживая о Нашей непременной Императорской милости и о доверенности, повелеваем вам по возвращении на Дон к прежней, вам порученной важной должности обнадежить именем Нашим и все войско, и для того сей Наш Указ оному известным учинить. Санкт-Петербург, 1759 году, мая 8 числа. У подлинной подписал Конференц-Секретарь Дмитрий Волков.

Божиею Милостию Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.

Нашему Войсковому Атаману Степану Ефремову и всему войску Донскому.

Из приложенной при сем копии с Указа Нашему Тайному Советнику Ефремову усмотрите вы и оказанныя им и бывшим в команде его войском в последнюю Померанскую компанию, ревностныя и усердныя заслуги и Нашу за то Высочайшую к нему милость, благоволение и удовольствие. И хотя тем же самым Указом повелели Мы ему обнародовать оной, однако ж и вам для того при сем сообщаем, и дабы вы и все войско Донское похвальным его заслугам ревновать и равным усердием равномерной Нашей милости удостоиться старание прилагали, Мы пребываем вам Императорскою милостию благосклонны. Дан в Петергофе, июня 11 дня, 1759 года. По Имянному Ея Императорскаго Величества Указу Князь Михаила Трубецкой, Граф Михаила Воронцов: Конференц-Секретарь Димитрий Волков.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска