История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

О бытии Козаков и в Шведскую войну. О Стрелецком бунте в Астрахани


Во время ж Шведской войны Козаки Донские во оной так же оказывали усердие свое. Они противу их во многих местах употребляемы с пользою были, как равно Калмыки и Черкасы (Малороссияне). И между тем во время учинившегося в 1705 году, от 30 июля, в Астрахани Стрелецкого бунта, обще с Красноярскими и Черноярскими Стрельцами ж, чрез находящегося тогда там беглого из Москвы Кобыльского полку Стрелецкого сына, Стрельца полку Голочалого Стеньки Москвитина, который, мстя от тринадцатилетнего возраста, что за бунтовство 4 Стрелецких полков, бывших на Луках Великих, со многими главными мятежниками дядя и отец его в 1698 году в Москве казнены, а прочие по дальним городам разосланы, от 1702 году делал в Астрахани возмущение и достиг наконец до своего желания. Он вперил в безумных Стрельцов и раскольников, что будто бы установлена тяжкая служба и новая вера, велят кланяться болванам и носить Немецкое платье, брить бороды, за что и полки Стрелецкие, что не хотели отстать от своего Православного обычая, сосланы в ссылку и многие переказнены, что Государя нет на Москве, воюет противу Шведа, Российское Государство хотят разделить на четыре части и чтоб девок Русских всех выдать за Немцев, за что б, конечно, Стрельцам вступиться, а паче за Веру свою Православную, и просить Государя, Чтоб опять было совсем по-старому, и для того бы, во-первых, всех Немцев, Бояр и офицеров солдатских вырубить. Чем взволновав безумных, убили в Астрахани Воеводу Тимофея Ржевского, несколько полковников и знатных людей, всего с 300 человек, и разграбили казну Царскую, выбрали между собою начальников и Атаманов, в коем числе были из бунтовщиков первейшие Яков Носов да Атаман из Донских Козаков Елисей Зиновьев. От оных когда с возмутительными письмами как на Терек к Стрельцам же и к Гребенским Козакам, кои тогда ж также забунтовали, из которых Стрельцы полковника своего Некрасова убили и пожитки его разграбили, так и к Яицким и Донским Козакам, склоняя их к своему единомыслию, писали, с чем посланные от них 7 человек, следуя по Донским городкам, везде Козаков к своей стороне возмущали и, достигши до их главного города Черкаска, где жительствует Войсковой Атаман, в собрании их, Козаков (по их обыкновению, в кругу), Войсковому Атаману Лукьяну Максимову посланное с ними письмо вручили, прося при том от общества своего, чтоб они за то, что в письме описано, заодно стояли. Которое письмо Атаман, распечатав, велел прочесть в кругу Козаков вслух, и по прочтении тех возмутителей взяли под караул и прислали их, скованных, к Москве с тем письмом и с обстоятельным донесением об них и всего учреждения, с чем они войско свое от бунтовства того общим войсковым приговором утвердили. И то, что как им чрез тех подосланных плутов известно стало, что бунтовщики, Стрельцы Астраханские, Черноярские и Красноярские, сообщась, следовать имеют к Царицыну и в прочие верховые города, с тем, чтоб жителей оных, а паче служилых людей, в соединение свое приневолить и обще с ними идти до Казани и далее, по повелению Атаманскому и по общему войсковому приговору несколько тысяч Козаков под начальством Старшин своих, Максима Фролова и Василья Поздеева, с товарищи до Царицына послали, чтоб оных идущих к Царицыну и в верховые места для возмущения к соединению не допустить.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска