История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

О покоряющихся под власть Царскую из числа считающихся для разбою Козаках и паки возвращающихся как для своего воровства, а потом по-прежнему в службу Царскую


Из числа ж шатающихся в Российских, Украинских и прочих местах Козаки, слыша о сильных поисках их воровских людей и о прощении вин таковым, кои сами с повинною являются, из каковых прибегнуло еще в 1618 году немалое число, когда послан был из Москвы по указу Царскому Боярин Князь Димитрий Михайлович Пожарской на сопротивление нападающего в Севере и на Украинские города Брянск, Карачев и на прочие места Литовского полковника Лисовского, и по прибытии для дела того в город Белев пришли ко Князю оному оставшие воровские Козаки и принесли повинность свою Царю, обещаясь впредь служить неизменно, в чем и присягою себе утвердили. Князь употребил их в ту Царскую службу, на которой они ему противу Лисовского, в разных местах Украины, немалую услугу оказали.

Но когда Князь Пожарской за приключившеюся в нем болезнею на оной войне на некоторое время сам при войске быть не мог, тогда Козаки оные по-прежнему в Северии заворовались, а по выздоровлении его, егда Калужане во время шествования Польского Королевича Владислава на Москву просили Царя, чтоб город Калугу и их от нашествия Литовского войсками подкрепил и дал бы им Государь Боярина и Воеводу Князя Димитрия Михайловича Пожарского, которого им Царь и с ратными людьми пожаловал. Сей храбрый муж коль скоро в Калугу прибыл, то тотчас послал в Север к тем Козакам и велел им немедленно прибыть к себе с объявлением, что вины их Государь им отпускает. Козаки, нимало не медля, с радостию к нему в Калугу явились и немалую услугу тут Государю своему оказали, как равно при посылке их близ Пафнутьева монастыря, и от Литовцев, хотя с уроном их, отбились.

Когда ж в 1619 году усилилось войско Литовское при Пафнутьевом монастыре и преодолевало там войска Российские, тогда из Москвы на Литовцев тех отправлены были полки, в коем числе было и Козаков несколько; но чтоб им следовать туда и насупротив идущих Черкас на Серпухов, за раздором начальников, Козаки не последовали им: они пошли за Оку реку и стали воровать по-прежнему, из чего сделалась у дворян с ними вражда, но Козаки, презирая все и не повинуясь никому, отшатившись от войска, пошли в Володимирский уезд и, там ставши, Князя Феодора Мстиславского в вотчину, в Яропольской волости многие места опустошили и людей немало побили.

Между сим временем наступил Польский Королевич Владислав с Литовскими силами на Российское государство и следовал на Москву для обобладания оным, для чего Царь Михаил Феодорович собрал свои силы в Царский свой град, в коем числе было и Козаков немалое число. Сии во время самого сего нужного случая не вытерпели, чтобы им не быть для добычь своих на разбое и воровстве, и хотя их от чаемых иногда буянств весьма удерживали и укрепили сидящих в осаде, но они, взбунтовавшись ночью, проломили за Яузою острог, в коем они были, и побежали из Москвы тысячи три. Царь, услышавши о таком их самовольстве, тотчас послал двух Бояр своих за ними с тем, чтоб их уговорить и привесть к своей должности обратно, которые, настигши уже за несколько верст, хотя с трудом, могли их возвратить, но в прежний свой острог войти ни из чего не хотели, для чего принуждено было всем Боярам к ним притти и сильными уговорами их ввесть в оный, за что и тут Государь гнева своего на них не подержал, но еще милостивым своим жалованьем наградил.

После же приступу Королевича к Москве и по отшествии его от оной к Троице-Сергиеву монастырю, когда послан от него был из-под Москвы бывший с ним Запорожский Гетман Петр Сагайдашный, он же Конашевич, с Черкасами на Серпухов и на Калугу оные завоевать, и изменническим образом оного Сагайдашного подвел содержавшийся в Калуге под караулом, убежавший из тюрьмы Козак Меркушка Соколовской, ночью от стороны Оки реки к глухой башне и до острогу, где люди без всякой опасности бывши, оный взял, людей побил, острог сжег, и в городе едва отсиделись, потому что оный до самого замирения Польского с Россиею в осаде его держал.

Таковы и столь продерзливы были, а паче сделались Козаки в тогдашние времена, когда беспутное правление и мятежи в государстве соделались. Но когда Польша уже успокоилась с Россиею и с нею примиралась, тогда и Козаки, находящиеся под Российскою державою, с 1620 году приводимы были к должному повиновению и получали по-прежнему себе Царское жалованье.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска