История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Памятники былого

Памятники былого
Памятники былого

 Полнее сознавая прошедшее,
 мы уясняем современное, глубже
 опускаясь в смысл былого,
 раскрываем смысл будущего,
 глядя назад, шагаем вперед.

Герцен А.И.

По лику древней земли донской, по ее речным долинам, степям и курганам разбросаны памятники многовековой истории и культуры. Они смотрят на нас со старинных гравюр, с книжных страниц, художественных полотен. Они живут в народных преданиях, сказаниях и песнях. В памятниках - свободолюбие и величие народа, в них вечное горение подвига во имя родины.

Крепостная линия. Черкасская крепость была расположена на острове, образуемом р. Доном, Танькиным ериком и Протокой.

Турецкий географ середины XVII века писал: "Черкес Кирман (Черкасск) - остров Дона в 7 часах (езды) от Азова, с земляным валом и русским (казачьим) гарнизоном".

Крепость, сооруженная в первой половине XVII века, состояла из земляных валов с двойным дубовым палисадом, набитым внутри землей, деревянных башен-каланчей, рва шириною в 3 сажени, заполняемого речной водой. Для защиты от наводнений со стороны Дона была возведена каменная стена.

Крепость имела четыре въезда: Богоявленские ворота - на южной стороне крепости, Московские - на северной, Родионовские - у Ратинского урочища и Прибылянские - перед Ракитным ериком.

Через Прибылянские ворота в 1708 году вступил в Черкасск К. А. Булавин с восставшими голутвенными казаками. Тогда Черкасск представлял собой сильную, почти неприступную крепость. После Азовских походов Петра в нем оставалось большое количество артиллерийских орудий и боевых припасов.

Кроме ворот, в крепости было 10 калиток.

Внутри крепости находились: Черкасская, Дурновская, Прибылянская и Средняя станицы, обнесенные валами. За крепостной стеной располагались: Павловская, Тютеревская, Скородумовская, три Рыковские (Верхняя, Средняя и Нижняя), Татарская станицы.

План Аннинской крепости
План Аннинской крепости

Черкасск был укреплен одним большим крепостным раскатом-бастионом - Даниловским и десятью меньшими, вооруженными турецкими (азовскими) пушками. Народные предания говорят, что черкасские раскаты были сооружены из белого камня, привезенного из Цимлянского городища.

Первый раскат - Даниловский находился на юго-восточной стороне крепости за собором. К западу от него в 1742-1744 годах при войсковом атамане Данииле Ефремове строилась каменная крепостная стена.

В 1958 году житель Старочеркасской станицы П. В. Лазарев обнаружил в земле у Даниловского раската 14 пушек разного калибра. Пушки эти когда-то принадлежали Черкасской крепости.

Второй раскат - Донской был ниже Ефремовского подворья, на рыбном рынке. Третий раскат - Ивановский на юго-западной стороне крепости. Он служил защитой города со стороны турецкого Азова. Четвертый раскат - Андре- езский находился при ерике Ракитном. Пятый - Алексеевский стоял над Черкасской протокой. У Алексеевского раската сохранились казачьи жилища - свидетели донской старины. Шестой раскат назывался Мостовым, находился он в конце большого городского моста.

За пределами крепости, у Ратного поля, находились седьмой, восьмой и девятый раскаты - Северные. Десятый раскат, расположенный выше Татарской станицы, назывался Петровым. Он являлся вспомогательным для Даниловского бастиона и защищал город с восточной стороны.

На вооружении крепости было около 80 пушек. На Даниловском, Донском и Ивановском раскатах их стояло по 10, на Алексеевском, Андреевском, Мостовом и Татарском - по 8, на Северных - по 6 пушек.

В конце 30-х годов XVIII века количество пушек в Черкасской крепости увеличилось до 100.

В 1864 году в местах расположения бастионов установили столбы с рисунками раскатов, взятых из старинного плана, составленного генерал-майором А. И. Ригельманом, а в 1957 году в этих же местах сооружены памятные обелиски со старинными пушками и надписями.

История крепости богата событиями. Для русских войск она явилась цитаделью во время Азовских походов.

Во время второго Азовского похода Петр I со своей флотилией кораблей, построенных на Воронежских верфях, остановился против Черкасской крепости.

Петровские пушки возвестили миру о рождении русского военно-морского флота. Донские казаки не без гордости и торжества отвечали царю-бомбардиру пушечной пальбой со своих крепостных раскатов.

В связи с намечаемым созданием в Старочеркасской историко-архитектурного заповедника проектируется провести комплекс инженерно-мелиоративных работ с тем, чтобы вернуть Старому городу его "островной" вид. А по крепостной линии, между бастионами-раскатами, по старинным планам Черкасска предполагается посадить пирамидальные тополя, которые войдут составной частью в будущий лесопарк заповедника.

Черкасская крепость - военно-исторический памятник борьбы с турецко-татарской опасностью, памятник борьбы России за берега Азовского и Черного морей.

Донской Войсковой круг. На майдане - станичной площади - на Войсковом казачьем кругу в 1670 году выступал Степан Разин. Он призывал голутвенных казаков "притти во град Москву и всех князей и знатных людей и все шляхетство российское побить... и черным людям дать свободу".

На майдане Донской круг решал вопросы войны и мира, делил государево жалованье и "зипуны" - военную добычу, выслушивал царские грамоты и отписки воевод, выбирал станицы (посольства) в Москву, войсковых и походных атаманов, решал судебные дела, принимал законы для "всея реки". Здесь происходил прием в казаки.

После разгрома Булавинского восстания князь В. Долгорукий в 1708 году доносил московскому царю: "В Черкасском было повешено около Круга Донского и против станишных изб около 200 человек".

Из уважения к Кругу казаки обсуждали очередные дела стоя. Шапки снимали, как на середину Круга выходил войсковой атаман, под бунчуками*, в сопровождении есаулов, держа в руках насеку** и пернач***. Атаман появлялся на

* (Бунчук - хвост лошади на древке, знак войскового (атаманского) достоинства.)

** (Насека - прямая трость, на которой делались насечки по числу лет пребывания на посту атамана, избираемого ежегодно.)

*** (Пернач - то же, что булава, только меньших размеров, с шаром на верхнем конце - символом атаманской власти.)

Кругу под возглас одного из есаулов: "Помолчи, атаманы- молодцы, атаман наш войсковой трухменку гнет". Трухменкой называлась серая папаха из туркменского каракуля с красным шлыком (верхом). При этих словах все умолкали, атаман снимал свою шапку и держал речь.

Часто на Войсковом кругу происходили бурные собрания: сталкивались социальные противоречия. Голытьба верховых городков требовала "черкасских природных казаков всех побить и пожитки их разграбить". Дело доходило до рукопашного боя, до вооруженных схваток.

Яркое представление о собраниях Круга и его участниках дает большое художественное полотно академика живописи Д. Н. Кардовского "Войсковой круг в 1614 году", находящееся в Новочеркасском музее.

Атаманы зорко следили за тем, чтобы казаки не сделались оседлым, "мирным" населением. Занятие земледелием могло ослабить воинский дух казачества. Поэтому в 1690 году Войсковой круг, узнав, что по берегам Хопра и Медведицы начали сеять хлеб, объявил, чтобы "никто земли не пахал и хлеба не сеял, а если станут пахать и того бить до смерти и грабить".

Иногда созывались срочные собрания Круга, например, во время боевых действий против Азова, когда нужно было допросить пленных ("языков") или перебежчиков. Такие Круги созывались не только на площади, но и под раскатами, особенно в ненастную погоду.

Майдан - соборная площадь Черкасска - является историко-революционным памятником, связанным с антифеодальными движениями Разина и Булавина в XVII- XVIII веках.

Воскресенский собор Войска Донского. В 1706 году в Черкасске был заложен каменный девятиглавый Воскресенский войсковой соборный храм. Из Москвы были присланы: план собора, мастера, связное железо, церковная утварь, богослужебные книги, денежные средства.

По преданию, в 1709 году Петр I положил в алтарную стену несколько кирпичей и залил их известью, что подтверждает памятная надпись, сделанная уже в XIX веке. В этом же году царь прислал большое евангелие, украшенное золотом, серебром и драгоценными камнями.

К 1 февраля 1719 года строительство собора было окончено. Торжественное открытие храма произошло с участием черкасцев и казаков соседних городков-станиц.

Соборное здание состоит из трех восьмигранных башен, поставленных по одной главной оси, по бокам его расположено по такой же башне. Промежутки между основными башнями, несущими большие купола, заполнены четырьмя небольшими башенками с малыми куполами. Храм издали, а также на снимках и рисунках, производит впечатление деревянного.

В условиях тревожной, неспокойной жизни казаки не могли создать собственных архитектурных стилей. Они заимствовали готовые образцы у Московской Руси и Украины, придавая им свой, местный колорит.

Черкасскому войсковому собору свойственны черты как украинского барокко, так и московской храмовой архитектуры. Несомненно, что строители соборного здания были люди одаренные, талантливые, знакомые с киевским и московским зодчеством.

Строили собор московские мастера. Об этом говорит оформление окон в духе московского зодчества XVII века. Простое оформление в виде полуколонок украшает и архитектурно "облегчает" суровые стены собора. Такие же полуколонки имеются на всех гранях башен.

Украинское влияние, особенно после воссоединения Украины с Россией в середине XVII века, шло на Дон через Москву. Этим и объяснялись особенности во внешнем оформлении некоторых церквей, в том числе и Черкасского собора.

Исследователь архитектуры собора Н. Лаврский в книге "Черкасск и его старина" (Москва, 1917) утверждает: "Здесь, в духовной колыбели донского казачества, причудливо сплелись формы украинского барокко - народного творчества, впитавшего формы Польши и Галиции (Зап. Украины) с формами московской архитектуры".

Соборное здание в Черкасске имеет два этажа. В нижнем этаже - подвальные помещения, где хранились часть войскового архива и ценное имущество старшин и богатых казаков.

Основания собора и колокольни обложены белым камнем.

По преданиям, храм строили на месте болота: "гасили трясину бутом и дубовым лесом". Исследования соборного фундамента подтвердили предание.

Внутреннее убранство соборного храма отличается своеобразной красотой. Он имеет четыре придела - алтаря. Главный придел - в честь Воскресения. Здесь было расписано "горнее место". Стенная живопись в алтаре не раз неудачно подправлялась, переделывалась и утратила свой первоначальный вид.

Интересна роспись хоров на библейские темы, произведенная в 1751 году, но она пострадала от времени.

Приделы разграничивали величественный иконостас храма, не уступающий по красоте иконостасу Успенского собора Троице-Сергеевой лавры. Этот пятиярусный ажурный иконостас является одним из выдающихся образцов резьбы по дереву в стиле рококо.

Сплетенные из листьев и гроздей винограда, колонны уходят ввысь, разграничивая иконы старинного письма. Сотканные из тончайшей резьбы, покрытые золотом, мерцающим в полумраке собора, колонны производят сильное впечатление.

Орнаментальный мотив виноградной лозы характерен для храмов юга донского края.

Иконы в соборе были московского, киевского, староафонского, венецианского письма и представляли большую ценность.

Страшный пожар 1744 года повредил и собор. От взрыва порохового погреба сгорели тогда иконостас, часть библиотеки и утварь, под сводами собора разорвало две шины связного железа, расплавился серебряный с позолотой престол главного алтаря.

Ценители чеканного искусства обращали внимание на трое царских врат иконостаса. Они были сделаны из серебра художественной чеканки. Двое из врат покрыты червонным золотом.

Перед иконостасом против средних царских врат в соборе висит медное пятиярусное паникадило (весом 33 пуда 30 фунтов), привезенное, по преданию, атаманом Иосифом Петровым в 1643 году из азовской Предтеченской церкви. На паникадиле сохранилась надпись, очевидно, более позднего происхождения: "...принесено сие паникадило в Черкасскую соборную церковь в 7151 (1643) году".

В 1767 году полы в соборе были выложены чугунными плитами.

В 1786 году сооружены соборные паперти - входные каменные лестницы. Каменная ограда с железной решеткой возведена лишь во второй половине XIX века.

Богатой была ризница соборного храма. В ней хранились уникальные вещи (ризы, сосуды, ковши, утварь), принесенные в дар русскими царями и царицами, атаманами и старшинами, вещи, добытые казаками в боевых походах.

На ризе образа Иоанна Предтечи, например, была надпись 1867 года: "Эта риза сооружена Старочеркасским обществом из тех медалей и крестов, которые присланы были на раздачу воинским чинам, за взятие Парижа и Варшавы, за Персидскую и Турецкую войны, но не розданные победителям за смертью их..."

В соборной библиотеке хранились не только церковные книги старинной печати XVII века, но также книги светские, такие, как Славянская грамматика 1646 года издания, букварь на славянском, латинском и греческом языках, изданный в Москве в 1701 году.

В соборе, у главного входа, в стену вделана белокаменная доска. На ней древнеславянской вязью вырезан текст о постройке соборной церкви в 1706-1719 годах при царе Петре Алексеевиче и войсковых атаманах Лукьяне Максимове и Василии Фролове.

Казаки гордились красотой и величием войскового храма: "Собор этот по своей архитектуре, прочности и внутреннему украшению мог стоять наравне с знаменитейшими русскими церквями того времени". Поэтому он включен в капитальную монографию "Историческое описание соборных и приходских Российских церквей".

Стены собора выложены из кирпича. Толщина стен основной части собора достигает 2 метров, толщина стен приделов - 1,5 метра.

Размер храма с галереей по оси запад-восток 36 м 85 см, по оси юг-север - 37 м 70 см. В интерьере - 25 м по оси юг-север и 29 м по оси запад-восток.

Купол центрального объема покоится на четырех мощных пилонах, которые связаны мощными арками. Кровля собора металлическая. Стропила галереи, куполов и кружал глав тоже сделаны из металла.

Галерея собора - музей. Храм с трех сторон опоясывает галерея. Она построена позже соборного здания.

При главных западных дверях собора висит двухпудовая цепь - кандалы с наручниками. По преданию, этой цепью Степан Разин был прикован к стене старого деревянного собора перед отправлением из Черкасска в Москву.

Совершенно ясно, что эти цепи служили орудием устрашения и напоминали голытьбе о трагической судьбе Разина и его сторонников.

В галерее обращает на себя внимание вделанная в стену собора мраморная плита, снятая с надгробия войскового атамана Корнилия Яковлева, полонившего Степана Разина.

В 1939 году в галерее собора был устроен местный музей. Великая Отечественная война помешала закончить составление его экспозиции.

В 1958 году на базе станичного музея был образован филиал Новочеркасского музея истории донского казачества и создана новая экспозиция. Здесь хранятся вещественные, историко-архивные, картографические материалы, произведения изобразительного искусства. Музейные стенды и витрины невелики, но содержат интересные материалы по истории города Черкасска. Они рассказывают о далеком прошлом земли донской, народных восстаниях и казачьих боевых походах. В филиале музея собраны кольчуги, трофеи, захваченные у турок в Азове, оружие, казачьи знамена, медали, монеты, старинные портреты, вещи донских казаков и казачек.

На южной стороне галереи в больших полукруглых окнах в свое время стояли казачьи пушки, повернутые дулами в сторону задонской степи.

В соборной галерее сохранились две кладовые с массивными железными дверями. Над одной из них надпись:

"В этой кладовой во время существования здесь города Черкасска сохранялась драгоценная регалия Донского войска".

Эти регалии были перенесены в Новочеркасск. Кладовые ныне превращены в музейные фондохранилища.

Старочеркасскую - станицу-музей - ежегодно посещают десятки тысяч туристов, краеведов, экскурсантов не только Ростовской области, но самых разных уголков страны.

Башня-колокольня. В 1725-1730 годах возле собора была построена двухэтажная башня-колокольня.

Н. Лаврский в книге "Черкасск и его старина" писал о ней: "Это тип московских восьмигранных шатровых колоколен... обычно строившихся во второй половине XVII века. Примером донского церковного зодчества является шатровый верх, он крайне мал по сравнению с восьмиугольной башней и основанием колокольни".

Обработка окон колокольни крайне проста. Грани башни украшены гладкими полуколоннами. Декоративное убранство колокольни, особенно нижней части башни, снабженной ложными окнами, бедно. Средняя часть строения имеет небольшой орнаментальный пояс в виде характерных балясин.

Башня-колокольня оканчивается острым восьмигранным шпилем с 40 сквозными пролетами-отверстиями. В торжественные дни в них ставили светящиеся плошки для иллюминации. Таких плошек на кровле, в оконных проемах и на нижнем крыльце устанавливалось до 460.

Петр I прислал для соборного храма два колокола, впоследствии они были перелиты. Б 1744 году из двух азовских пушек и войсковой меди отлили новый пятисотпудовый колокол.

В 1744-1857 годах в первом и втором этажах колокольни хранился Донской исторический архив.

Один из преданных С. Д. Ефремову казаков с этой колокольни ударил в набатный колокол, возвестив об аресте войскового атамана.

С верхней площадки башни-колокольни открывается панорама на донскую станицу, на хутора, тонущие в садах, на валы Аннинской крепости, на обширное Аксайское займище*.

* (Займище у казаков - луг, прилегающий к реке, который заливается вешними водами, на нем растут камыш, осока, болотный лес, травы. )

В прежнее время колокольня служила сторожевой башней, с которой казаки-досмотрщики наблюдали за окрестностями.

На высоких буграх Кобякова городища при устье р. Аксай находился казачий стан, откуда также велись наблюдения за передвижением татар и турок в степях. В случае опасности казаки зажигали костры. Их хорошо было видно из Черкасска.

Высота колокольни от земли до вершины креста, по измерению войскового архитектора Седова, 64 1/2 аршина, окружность нижнего этажа 65 1/4 аршина.

Шатровые формы в храмовой архитектуре начала XVIII столетия были запрещены церковной иерархией, стоящей на позициях старого византизма. Профессор Н. В. Покровский в "Церковной археологии" пишет: "...шатровые формы стали применяться лишь к колокольням". Народ же, не склонный к византийскому стилю, шатровую форму "удерживал как форму национальную и древнюю".

Так, в архитектурном облике башни-памятника, вошедшей в соборный комплекс, нашло свое яркое выражение народное творчество Москвы.

Каменная летопись "высоких вод". В прежние времена русло Дона проходило у стен собора. Строители хотели, чтобы здание отражалось в зеркале многоводной реки. Но Черкасск расположен в местности, которая возвышается над меженным уровнем Дона лишь на 3,3 метра. И раньше здесь бывали большие разливы. Первый разлив - "холодная вода" - происходил в конце февраля - в марте, когда на Нижнем Дону таял снег и начиналось вскрытие реки. Второй разлив - "теплая вода" - более мощный, начинался в конце апреля и затягивался на 2-3 месяца на всем протяжении Дона, от верховьев до гирл.

Б. В. Лунин в книге "Старый город (Черкасск)" приводит интересные сведения, основанные на материалах инженера-гидрогеолога А. Ф. Самохина "О метках высоких вод на Дону".

Оказывается, стена соборной паперти является своеобразной летописью наводнений в Черкасске. На ней ежегодно делались отметки уровня вод во время наводнений.

На основании этих отметок были получены данные об уровне стояния высоких вод Дона во время наибольших наводнений за двести лет.

На Дону существовал обычай давать особые названия высоким водам реки в память о событиях или по фамилиям известных лиц. Вот некоторые отметки.

1740 год. Большая вода была названа "Таракановской", в память о ней "вбит в соборную стену бударный гвоздь". На нем отметка "1740. П. Г. В. Б.", что означает: "В 1740 г. по (сей) гвоздь вода была". Высота подъема воды - 4,72 метра.

1786 год. Большая вода - "Краснощековская". Во время наводнения умер бригадир А. Ф. Краснощеков. Его тело более двух месяцев находилось в засмоленном гробу, так как наводнение разорило и Соборное и Петропавловское кладбища и похоронить бригадира было негде. Подъем воды составил 4,66 метра. Все "присутственные места" из Черкасска выезжали в Аксайскую станицу.

1845 год. В этом году правительство потребовало выселить с Дона 400 казачьих семей для заселения берегов р. Сунжи на Кавказе. Большая вода названа "Сунженской". В память о ней на стене паперти "положена печать".

1849 год. "Хомутовская" вода. М. Г. Хомутов первый донской атаман из иногородних. Вода поднялась на 4,81 метра. Собор оказался погруженным в воду на 2 аршина 1,5 вершка, Петропавловская церковь - на 10 вершков и Преображенский храм - на 5 вершков. Кроме всеобщего разрушения, размыты водою каменные "завалины" собора. У Петропавловской церкви сильно поврежден фундамент, мосты вокруг храма совершенно уничтожены. Разрушен Ивановский бастион-раскат. Из 994 домов от наводнения уцелела лишь 20-я часть.

1917 год. Высокая вода. Подъем - 5,15 метра. Станичники спасались от наводнения в стенах собора.

1929 год. Высокая вода, с подъемом в 4,75 метра.

Следовательно, самая высокая вода почти за два столетия была в 1917 году.

Отметки на стенах старинного собора оказали большую помощь инженерам при разработке проектов Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина.

Цимлянское водохранилище и сеть обводнительных и оросительных каналов защищают теперь станицу от наводнений. Орошение дает возможность рациональнее использовать плодородные пойменные земли.

Азовские трофеи. У здания собора, близ паперти, хранятся трофеи донских казаков, отбитые у турок во время борьбы за Азов.

Здесь находятся: турецкие пушки, направленные в сторону Азова, металлическая створка крепостных ворот весом в 67,5 пуда, высотою около 10 аршин и толщиною в 2 вершка, коромысло городских торговых весов в 50 пудов, длиною 5 аршин, толщиною 3 вершка, семипудовая стрела от весов длиною около 2 аршин.

Азов являлся важным торговым пунктом для Турции и Крыма. Торговые интересы были одной из причин ожесточенной борьбы за Азов.

Коромысло и стрела азовских весов - эти трофеи символизировали овладение торговыми путями в дельте Дона.

Ефремовское подворье (Старочеркасский женский монастырь). Дворец донских атаманов Ефремовых, с богатым подворьем, был расположен в Средней станице (Средней она называлась по своему местоположению между Черкасской и Павловской станицами). В 1750-1836 годах подворье являлось родовым поместьем атаманов Ефремовых. Семья Ефремовых принадлежала к одной из богатейших донских фамилий. Это были крупнейшие местные феодалы-помещики, нажившие огромные состояния на эксплуатации крестьянства и низов казачества.

В 1756-1761 годах в своем подворье Ефремовы соорудили домовую "Донскую церковь" (в честь Донской иконы св. Девы Марии). Построена она по проектам известных архитекторов Растрелли и Ринальди. По описанию искусствоведа Лаврского, Донская церковь с колокольней представляла собой очень изящный ансамбль.

В 1837 году А. И. Ефремова передала это богатое подворье с Донской церковью Старочеркасскому женскому монастырю.

В 1845 году вокруг монастыря были построены высокие каменные стены. Дон когда-то протекал близ этих стен. За полстолетия река отступила от монастыря, изменив свое русло.

Донская церковь была богата иконами старинного греческого и итальянского письма. В ризнице церкви хранились дорогие облачения, покрывала, среди них - покрывало с прусскими орлами, вывезенное казаками в Семилетнюю войну.

Царские врата и паникадило - серебряные. Паникадило было сделано из братин и чаш, из которых еще атаман Даниил Ефремов угощал донскими винами калмыцких тайшей и старейшин. Весило оно более семи пудов.

За церковью находилось небольшое кладбище.

В подворье сохранилось здание дворца Ефремовых. Частые переделки и ремонты изменили первоначальный вид этого памятника гражданской архитектуры XVIII столетия. В прежнее время этот каменный дворец напоминал дворцы подмосковных усадеб. Ефремовы в образе жизни и роскоши не отставали от московской и петербургской знати.

"Достаточно указать, что после смерти Даниила Ефремова в 1763 году осталось огромнейшее имение, земли, денег серебряною монетою до 500 тыс. рублей, сундучок с червонцами до 70 тыс. рублей, жемчугу 5 фунтов, 3 сундука с разною серебряною посудою, десятки сундуков с дорогими шубами, мехами, шелковыми материями, помимо этого в каменном погребе хранилось 4 железных сундука с серебряными деньгами в мешках - 35 тыс. рублей, несколько сундуков с серебряными вещами и т. п. К этому надо прибавить тысячи десятин земли, хутора, мельницы по рекам Медведице и Тузлову, хлебные амбары, конские табуны - до 10 тысяч голов, сады, оранжереи и многое другое.

Степан Ефремов не отставал от отца. Ловкий и хитрый делец, умело использовавший атаманскую власть в личных интересах, после отца нажил еще более сокровищ; добро, хранившееся в его руках, было изумительно"*.

* (Б. В. Лунин. Старый город (Черкасск). Ростов-на-Дону, 1939, стр. 44-45.)

Дом-крепость. Из старинных зданий-памятников гражданской архитектуры в Черкасске сохранился дом-крепость Жученковых. В далеком прошлом дом принадлежал богатым казакам Прибылянской станицы братьям Степану и Федору Жученковым, в XIX веке его хозяином был Петр Жученков.

Дом каменный, двухэтажный, квадратной формы, с подвалами. Выделяются сводчатые массивные потолки, сложенные из камня и кирпича, массивные железные ставни на окнах. В доме была замечательная печь, выложенная голландскими изразцами XVIII века.

Еще в прошлом веке дом сохранял внешнее архитектурное убранство в стиле упрощенного московского барокко.

Подобных домов в Черкасске в прошлом столетии насчитывалось до 28. Н. Лаврский наряду с домом Жученкова называет в своей книге дом Корнеевых.

Дома-замки, обнесенные изгородью, служили войсковым старшинам защитой от нападений голутвенных казаков. Но не всегда эта защита была надежной: из таких домов-крепостей выгонял казачьих старшин в 1708 году Кондратий Булавин.

Донской историк Е. Савельев (в книге "Городища Нижнего Дона", вып. III, Новочеркасск, 1930) сообщает, что у "казака Старочеркасской станицы Петра Ефремовича Жученкова имеется акт в виде купчей крепости на татарском и русском языках о покупке дома запорожцем Жученко в 1517 году у одного татарского князька в стане Черкасском". Сообщение Савельева нуждается в проверке и уточнении. Дата "1517 год" может говорить лишь о единоличном поселении на этом месте "черкаса из-за Порог", в то время, когда еще не было казачьего городка.

По преданиям, дом Жученковых - одно из старейших зданий на Дону.

В прошлом веке в этом доме находилась городская полиция.

После Октябрьской революции здесь помещался станичный Совет. В настоящее время дом занят конторой совхоза.

Петропавловская церковь. В 1692 году на площади Прибылянской станицы был заложен деревянный храм. В 1749 году императрица Елизавета для строительства каменной церкви прислала с казаком Михаилом Барабанщиковым мастера, каменщиков и штукатуров.

Каменная Петропавловская церковь с приделом в память св. Иоанна-воина была построена в 1751 году, в 1869 году был устроен еще один придел (алтарь).

Иконостас храма относится к первой половине XIX века. Утварью эта церковь не богата. В книгохранилище находились богослужебные книги старинной печати XVII века.

Церковь строилась по проектам провинциальных храмов, разработанных многочисленными учениками школы Растрелли, Ринальди и других архитекторов. Как в этой, так и в других черкасских церквях характерны продолговатые главки, встречающиеся в храмовых зданиях Средней России.

Воинское захоронение. В центре станицы находится братская могила бойцов Советской Армии. На ней памятник - скульптурное изображение советских воинов, отдающих последнюю честь товарищам, погибшим за свободу Родины.

На памятнике - лаконичная мемориальная надпись: "Вечная память героям Великой Отечественной войны 1941-1945 гг."

Дом Кондратия Булавина. В станице, против средней школы, сохранился старинный дом, где, по казачьим преданиям, жил К. А. Булавин.

Дом используется под жилые помещения. Архитектурный облик здания сильно изменен.

Ратинское урочище. Урочище, расположенное за крепостной линией, называли Ратным полем. Здесь собирались казачьи рати и отсюда уходили "в степь и за море", в боевые походы.

Преображенская каменная церковь построена в 1740 году. На ее месте прежде была деревянная Ильинская (Ратная) церковь. Через четыре года после строительства Преображенская церковь подверглась пожару. Возобновлена в 1781 году.

Построена церковь по проектам архитекторов школы Растрелли и Ринальди. Восьмигранный барабан посажен на четыреугольное основание. Купол украшен небольшой главкой, посаженной на восьмигранный фонарь. Умело выбранные пропорции придавали этому храму легкость, не отнимая в то же время величавой суровости и простоты. Подобный тип церковных зданий был распространен в России в XVIII столетии.

В храме, помимо главного алтаря-придела, устроены приделы - Ильинский и святых Флора и Лавра. В церкви хранились иконы древнего письма: пророка Ильи, Иоанна Предтечи, Одигитрии (св. Девы Марии). Первая из них была вывезена казаками из Крыма, вторая, со стихами, извлечена в 1696 году из развалин Азовской крепости.

Храм славился изящным, многоярусным, деревянным иконостасом, выполненным в стиле рококо. Замечательная резьба по дереву, филигранная работа мастеров-умельцев вызывали восхищение знатоков и ценителей прикладного искусства.

Колокольня церкви построена в 1751 году. На ней был установлен колокол весом 218 пудов, отлитый в 1743 году на сибирском Демидовском заводе, с надписью: "Сей колокол лит в Сибири на заводе статского действительного советника Иакинфа Никитина, сына Демидова, по обещанию. Великого Канцлера КНЯЗЯ Алексея Михайловича Черкаского - под Москвою его светлости в отчину села Останкова в церковь Живоначальной Троицы".

Колокол привезли в Черкасск из Сибири водным путем*. Отсюда его должны были переправить в подмосковное имение - Останкино. Князь в это время умер. Платить за колокол было некому. Тогда атаман Даниил Ефремов оставил его для Преображенской церкви.

* (В междуречье Волги и Дона - волоком. )

В 1841 году вокруг церкви была построена каменная большая ограда с железными решетками. В этой ограде было городское кладбище. По свидетельству историка-археолога Н. И. Попова на нем похоронены: Наум Васильев и Иосиф Петров - герои Азовского сидения, Фрол Минаев и его сын Василий - сподвижники Петра I, атаманы Андрей Лопатин, Иван Фролов, Василий Орлов, совершивший по воле Павла I поход до Оренбурга, целью которого было завоевание Индии. В Черкасске похоронены также родители М. И. Платова (надгробная плита находится в фондохранилище собора-музея).

Здесь погребен и сподвижник Петра I - бригадир Иван Матвеевич Краснощеков, убитый шведами в плену в 1742 году. Казаки потребовали выдать им тело героя и перевезли его на родину.

На Черкасском кладбище можно было встретить любопытные эпитафии - надписи на надгробных памятниках. Прежде всего бросалась в глаза мраморная плита на могиле Д. Е. Ефремова. На верхней части плиты изображены луна и солнце, на нижней - цветы и плоды. Надпись надгробия: "Зде почивает благородный и почтенный господин Донской

Войсковой атаман Даниил Ефремов, который украшен был всеми добродетелями христианского закона и в звании своего чина, благо, непорочно, мужественно и достохвально и достоинство свое исполнил. И судьбами Создателя отойде в вечное блаженство - 1753 г.".

Две последние цифры (53) были высечены не резцом, а выцарапаны острым предметом от руки.

Дело в том, что подобные эпитафии феодалы готовили себе еще при жизни, чтобы увековечить свое имя в глазах потомков.

Черкасская речка. Черкасскую речку упоминает В. Д. Сухоруков. В его "Историческом описании Земли войска Донского" говорится, что на ней поставили "новый острог или городок".

Черкасская речка находилась на левой стороне Дона, ниже Рыковской и выше старой Махинской станиц. Старожилы утверждали, что в годы больших разливов летом русло ее заполнялось водой, и можно было видеть, где она раньше протекала. Обычно же речка пересыхает.

Предполагают, что на Черкасской речке был стан тех черкас, о победоносном возвращении из-под Астрахани которых повествуют украинские сказания*. Здесь они расположились станом, присоединившись к донским казакам, положив "совокупно" с ними основание городу Черкасску.

* (Н. Маркевич. История Малороссии. Т. 1, М., 1843. )

Загородние урочища. В "Историческом вестнике" за 1902 год А. А. Карасев в очерке об атаманах Ефремовых писал: "...Данила Ефремович... заводил хутора... стал употреблять незнакомые на Дону экипажи - коляски, возки, строил мельницы, составлял конские табуны. Кроме атаманской резиденции в Черкасске... имелись особые близ города выездные дворы, впоследствии разукрашенные его сыном Степаном - "Красный" "Зеленый", и другие".

Урочища не сохранились. О них мы знаем по старинным планам и описаниям.

Красное урочище (Красный двор) находилось в 5 верстах выше Черкасска, при речке Васильевой. В Красном стоял двухэтажный дом с роскошной беседкой в обширном саду. В доме находилась портретная галерея, в которой был и портрет прославленного в казачьих песнях донского бригадира И. М. Краснощекова.

Зеленое урочище (Зеленый двор) было расположено в версте от Преображенской церкви, при ерике Гнилом, где находился птичий двор.

В этом урочище С. Д. Ефремов и был арестован.

В 1845 году Зеленый двор с прекрасным садом и "древним погребом" для хранения донских вин был передан Старочеркасскому женскому монастырю, который выращивал фрукты, овощи, бахчевые растения.

По соседству с Зеленым двором Ефремовых находилось Белое урочище. Оно принадлежало войсковому атаману А. И. Иловайскому.

В прошлом столетии урочище с замечательным садом и сосновой рощей принадлежало П. М. Жученкову.

Богатства урочищ создавались, естественно, трудом крепостных крестьян. Эти загородные дачи во всем были схожи с усадьбами столичной знати.

Монастырское урочище (Монастырский Яр) находится в 8,5 километра к западу от Старочеркасской станицы, на правом берегу Дона, в тополевой роще.

Монастырский Яр служил убежищем для престарелых и увечных воинов-казаков. Некоторые старики казаки уходили на покой в отдаленный монастырь на р. Цне. Очевидно, по аналогии и городок у Черкасска назвали Монастырским.

После Азовской эпопеи главный городок лежал в развалинах. Монастырский Яр зарастал буйными степными травами.

Неудачный Прутский поход 1711 года лишал Россию берегов Азовского моря. Но Петр I не желал терять опорных баз на юге страны. Ниже Черкасска, там, где когда-то стояли казачьи станы из донских городков, у Монастырского Яра, царь приказал построить укрепление и назвал его Транжаментом. Сюда была переведена часть гарнизона из Азова и Таганрога. Из Транжамента казаки наблюдали за движением азовских турок.

Место, выбранное для укрепления, оказалось неудобным: затоплялось при ежегодных разливах Дона. Кроме того, турецкое правительство требовало вывода русских войск, расположенных слишком близко от Азова. Но, несмотря на это, Транжамент у Монастырского Яра просуществовал до 1729 года.

Из памятников урочища сохранилась историческая братская могила жертв Азовского сидения.

Сюда, в Монастырское, казаки свозили для погребения тела павших при защите Азова. В отписке с Дона царю Михаилу Федоровичу говорилось: "А како, государь, мы стояли под тем городом Азовом, и те азовские люди нашу братью казаков из пушек и из турок (ружей) побивали, а мы, государь, велели отвозить каюками на Монастырский Яр убиенных".

Здесь было погребено около тысячи казаков.

Место это известно с давних пор в народе под названием "Кампличка" - часовня.

В 1867 году на братской могиле сооружен памятник-часовня. Строители пытались воспроизвести в Монастырском Покровскую часовню времен Азовского сидения.

Построенный памятник-часовня представлял четырехугольную пирамиду со шпилем. Фасадная часть была украшена продолговатым фронтоном с двумя гранитными колоннами, венчалась часовня красивой главкой.

Три двери с небольшими папертями придавали мемориальному сооружению нарядный вид. Внутри часовни были сделаны памятные надписи об историческом "сидении" в турецкой осаде.

Перед памятником на чугунных лафетах стояли пушки, обращенные жерлами в сторону Азова.

В основании памятника зарыт ларец с останками героев, а также сосуд с мемориальной записью: "... Заложен памятник сей в честь и вечную славу донских героев, покоривших Российской державе Азов в 1637 году и защитивших его в 1641 году..."

От часовни-памятника в наши дни остался лишь фундамент.

Недалеко от этой древней могилы находится братская могила - место захоронения бойцов-красноармейцев, павших в сражениях с белогвардейцами за Старочеркасскую, Аксай, Ростов. В 1932 году останки - свыше двухсот человек - торжественно перенесены в Монастырское.

На памятнике мемориальная надпись: "Вечная слава павшим бойцам 12-й стрелковой дивизии в гражданскую войну 1918-1920 гг."

Здесь же в урочище, среди тополей и вязов, в металлической ограде высится памятник-обелиск краснофлотцам, погибшим в суровую осень 1941 года.

... Это было 17 октября 1941 года. У Таганрога шли тяжелые бои: фашистские орды рвались к Ростову. Перед канонерской лодкой "Ростов-Дон" стояла боевая задача: поддерживать огнем пехоту, оборонявшую столицу Советского Дона, вывезти и спасти документы и ценности. Экипаж выполнил задание командования, но большая часть его погибла. На Монастырском выросла еще одна братская могила...

На обелиске - надпись: "Вечная слава членам экипажа канонерской лодки "Ростов-Дон", погибшим при обороне г. Таганрога 17-18 октября 1941 г." Ниже имена одиннадцати героев моряков.

До Великой Отечественной войны у речников была традиция: все пассажирские суда, проходя Монастырское урочище, давали траурные гудки в честь бойцов, павших за свободу Родины.

Донской пейзаж в глуши степей остался почти таким же, каким он был во времена Азовского сидения, походов Петра I, во времена Разина и Булавина, Минаева и Краснощекова, Суворова и Платова.

Монастырское урочище с его замечательными памятниками боевой русской славы, рощами и пляжами, рыбными ловлями - излюбленное место туристов и отдыхающих.

Аннинская крепость. Строительство крепости было начато в 1730 году. По указу от 22 января 1731 года она получила название: крепость св. Анны, в дальнейшем была включена в Украинскую оборонительную линию. В крепости был сооружен пороховой магазин (погреб). После пожара в 40-х годах сюда был перенесен из города и казачий пороховой цейхгауз.

В Аннинской крепости была построена Покровская церковь.

Правительство Анны Иоановны укрепляло свои позиции в Приазовье. Крепость сыграла роль опорной базы в русско-турецкой войне 1735-1739 годов. В этой войне участвовало четыре тысячи казаков. Отсюда направлялись русские войска, занявшие Азов и Таганрог. Имела она и другую важную задачу - наблюдать за "поведением" казаков. Комендант крепости являлся для донских атаманов ближайшим начальством.

В 1741 году комендант крепости генерал-майор Левашов разрешил поселенцам при форштадте занять по речкам Тузлову и Самбеку земли "столько, сколько пашнею и покосом обнять могут". Земли эти входили в крепостную территорию.

Предместьем крепости являлась речка Варгунка. Она протекала выше Черкасска над Булавинским шляхом, ведущим на Маныч. На Варгунке была лесная биржа и первая Воздвиженская ярмарка, открытая атаманом М. И. Платовым в 1802 году. Здесь проводились скачки с участием донских казаков и калмыков. Отличившихся в состязании награждали кубками, седлами, казачьей сбруей, тканями.

По своему географическому положению крепость не могла служить надежным оплотом для обороны южных границ.

Белградский мирный договор с Турцией предоставлял России право на постройку новой крепости - в нижнем течении Дона.

На высоком правом берегу реки в 2 1/2 верстах от устья Темерника (где в 1749 году была образована Темерницкая таможня), против урочища Богатый Колодезь, заложили крепость имени Димитрия Ростовского*. В наши дни это территория восточной части города Ростова-на-Дону.

* (Димитрий Ростовский (1651-1709 гг., сын украинского казака Туптало, митрополит (глава духовенства) Ростова Великого, сочувственно относился к реформам Петра I.)

В 1760 году правительство упразднило крепость св. Анны. Ее гарнизон и жителей форштадта переводили в Димитриевскую крепость.

От Аннинской крепости до Алитубского редута через Дон был паром, на котором переправлялись солдаты и казаки для несения караулов. Алитубский редут в 1712 году был укреплен пушками. Конные казачьи разъезды со всех сторон охраняли подступы к Черкасску.

От Старочеркасской станицы до Аннинской крепости - 4 километра. Крепостные валы и рвы хорошо сохранились до наших дней.

Отсюда открываются виды на займища, тихий Дон, на Аксайские высоты, город на крутояре - Новочеркасск и степи Задонья.

Степь напоминает морские просторы. Только краски неяркие и нежные. Медленно плывут облака. Слышится песня жаворонка, тихий плеск речной волны. Мир тишины и покоя.

По склонам некогда грозных валов и бастионов рассыпаны голубые звезды цикория, в воздухе слышны пряные ароматы душистых степных трав - белесой полыни и донника, шалфея и степного чабреца. В крепостных рвах дремлет камыш.

Аннинскую крепость с уголком поймы Дона предполагается включить в степной лесопарк заповедника. Здесь, близ старых сторожевых Алитубских курганов, проходит граница заповедных земель Старого города-памятника.

Древние гербы и печати Войска Донского. Грамотой Петра I от 21 сентября 1704 года была установлена первая гербовая печать для Войска Донского. Печать из серебра резал московский мастер Кремлевской оружейной палаты Левкин.

Гербовая печать изображала сидящего на бочке до пояса голого казака. В правой руке у него - ружье, в левой - рог, на бочке перед ним - чарка. Вокруг печати надпись: "Печать Войска Донского".

Владимир Броневский о происхождении герба рассказывает: "В бытность Петра I в Черкасске царь просто одетый прогуливался по городу и, заметя в толпе сильно подвыпившего казака, нагого до пояса, подошел к нему и спросил: "Для чего ты не продал ружье, за которое мог бы получить более денег на пропой?"

Казак, не узнав царя, ответил: "Как бы не так, с ружьем государю и всевеликому Войску Донскому честь и славу заслужу и одежду у врага добуду, а без ружья никому не угодишь"*.

* (В. Броневский. История Донского Войска. С.-Петербург, 1834. )

До этой печати правительство Войска Донского имело небольшую печать с изображением скачущего оленя, пораженного стрелой. Она была первой и единственной до 1704 года.

Петр I, будучи в Голландии, издал в Амстердаме в 1705 году книгу "Символы и Емвлемы". В ней объяснялось, что означает символ "олень, стрелою уязвленный": "От боли бег. Моя болезнь причина моего бегства. Скачущий олень с вонзенною стрелою символизировал казака, убегающего от неволи в глубь степей Дикого Поля, раненного стрелой, но свободного".

Сергей Семенов, автор исторического романа "Степь ковыльная", описывал разговор атамана Иловайского с Суворовым при встрече их в Черкасске.

"Рассматривая лежавшую на столе атамана войсковую печать с изображением оленя, пронзенного стрелой, Суворов сказал:

- Вот и в меня враг посылает стрелы. - А потом добавил в раздумье: - Не слишком ли скорбным является сие для печати воинской? А впрочем, в изображении том и подписи под ним: "Елень пронзен стрелой", - мнится мне, есть смысл глубокий. Гордый, неустрашимый олень знаменует собой не только казаков, но и всех воинов российских; даже если их ядовитыми стрелами пронзят, все же будут стоять они твердо, насмерть, защищая отечество..."

При Екатерине II, в 1775 году, Войску Донскому была дана печать с государственным гербом и надписью вокруг него "Печать Войска Донского войскового гражданского правительства".

В 1803 году правительство Александра I утвердило герб города Черкасска. Этот герб по преемственности был позднее передан Новочеркасску.

* * *

Тихо в Старом городе, на Ратинском поле, на Монастырском Яру. Не шумит станичный майдан. Не слышно тревожных голосов казаков-досмотрщиков на соборной башне-колокольне. Молчат крепостные раскаты...

Легкий ветерок колышет травы на Васильевских буграх Аннинской крепости. Далекий звук парящего в небе самолета да речная волна, бьющаяся о берег, порой нарушают девственную тишину заповедных мест. Порой пройдет "ракета", "метеор" или красавец теплоход. Где причалит белоснежный корабль? В Москве, Перми или в Ленинграде?

Природа и история - родные сестры. Мир прекрасного непостижим без дорогих образов Отчизны. Древняя и обновленная донская земля. Нет тебя краше на свете! Родимый отчий дом, родимый отчий край! Поля, степи, курганы, леса, реки, пути-дороги, города, села, хутора, станицы. И ты, станица Старочеркасская, - колыбель донской вольницы, древний щит на Юге России.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска