История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Октябрь в судьбе Мартироса Сарьяна (Е. А. Корнилов)

"Сар" на Востоке означает "солнечный", "яркий". И судьба словно специально приготовила фамилию Сарьян для художника, живопись которого не назовешь иначе как ликующей, пламенной. Жизнь и творчество народного художника СССР, лауреата Ленинской премии, Героя Социалистического Труда Мартироса Сергеевича Сарьяна навсегда связаны не только с Востоком, Арменией, но и с Доном. Здесь, в Нахичевани-на-Дону, ставшей впоследствии одним из районов Ростова, он родился в феврале 1880 г. в маленьком, обветшалом доме деда - переселенца из Крыма.

Здесь он окончил четырехклассное городское училище, здесь полюбил пылающее южное солнце, опрокинувшееся над лркими, белыми хатками и знойно струящейся степью, здесь начал рисовать. Отсюда уехал учиться в школу живописи, ваяния и зодчества в Москву, где под руководством К. Коровина, В. Серова, И. Левитана, А. Васнецова постигал принципы русского реалистического рхскусства.

Мартирос Сергеевич Сарьян (1880-1980)
Мартирос Сергеевич Сарьян (1880-1980)

В Ростове и Нахичевани проходил один пока из самых неисследованных периодов творчества Мартироса Сарьяна - с 1918 по 1922 г. На Дону впервые Сарьян начал работать в условиях Советской власти, и талант этого большого, разностороннего человека неожиданно раскрылся новой гранью.

В мае 1918г. большевики вынуждены были оставить город на полтора года: белогвардейцам и немецким оккупантам удалось захватить почти весь Дон. "Жизнь была очень тяжелой, голодно, холодно... В городе было грустно и абсолютно невозможно найти какой-нибудь угол, который вдохновил бы... И мы весной поехали в Самбек. В Самбеке с большим желанием сделал ряд этюдов", - вспоминал художник в автобиографических "Записках о моей жизни", вышедших в 1966 г. на армянском языке.

В начале 1920 г. Красная Армия навсегда освободила Дон от белогвардейских войск. Могучий вихрь революционных преобразований, необычное, невиданное внимание к вопросам искусства и творчества властно вовлекали художников в активную созидательную работу. В среде деятелей искусства начал складываться тип художника - общественного деятеля, которому победа социалистической революции помогла осознать ответственность перед раскрепощенным народом.

Газета "Коммунист" 12 февраля 1920 г. сообщила о создании Высшего художественного совета края. В его состав вошли художники Сарьян, Федоров и др. В решениях совета отчетливо сказывался политический подход к проблемам искусства. На первом же заседании, 30 января 1920 г., было решено "украсить город тремя памятниками: К. Марксу, революции и Интернационалу", а к Первому мая соорудить также памятники павшим борцам и С. Разину.

В воспоминаниях М. Сарьяна есть запись: "После прихода большевиков я начал заниматься организацией армянского музея, привлекая также Е. Шагазиза". Скупые строки скрывают целый этап общественной и организаторской деятельности М. Сарьяна.

1 апреля 1920 г. по инициативе подотдела национальных меньшинств начались работы по организации Армянского краеведческого музея. Директором его стал Мартирос Сарьян. 28 ноября 1920 г. Комитет по делам музеев и охране памятников искусства и старины заслушал доклад М. С. Сарьяна о работе по созданию музея. В докладе М. Сарьян сообщил, что музей имеет большое количество экспонатов, среди которых "есть предметы, вывезенные из Крыма и Армении, древние рукописи с миниатюрами XII века, древняя церковная утварь" и т. д. Сарьян информировал комитет о том, что им поднят вопрос о переводе в Ростов из Москвы Армянского музея, "ввиду отсутствия в Москве подходящей аудитории, тогда как в Ростове и Нахичевани насчитывается около 100000 армян".

С целью изучения донской культуры, сложившейся в процессе взаимодействия культур многих эпох и народов, было-организовано несколько экспедиций по краю. Удалось осуществить свою идею М. Сарьяну и организовать экспедицию в армянские села. Экспедиция дала интересные практические результаты. В сохранившемся отчете по командировке в Чалтырь от 29 июня 1921 г. Сарьян пишет: "Чалтырь, в смысла сохранения особенных черт быта армянского крестьянства, занимает первое место... Очень нетрудно будет этнографическому отделу музея иметь великолепные образцы-модели, начиная с жилого помещения с оригинальной обстановкой, домашней утварью, кончая типичными фигурами людей в своих нарядах. Здесь очень много домашней посуды, главным образом сделанной из меди, с надписью и украшениями, почти в каждом доме изготовляются армянками глиняные сосуды для сыпучих тел под названием "бетак", несколько образцов коих мною взяты для музея. Здесь также встречаются старинные рукописи, грамоты и т. п."

Первые годы революции, которые Мартирос Сарьян провел на Дону, активная общественно-организаторская деятельность, практические результаты которой в новых условиях были столь ощутимы и разительны, - все это сказалось на творческой работе художника. Не случайно, постигая духовную красоту, силу и талантливость строителя новой жизни, М. С. Сарьян стал все чаще обращаться к портрету. Выполненные в эти годы карандашные работы свидетельствуют о глубоком внимании художника к внутреннему миру нового человека. Одухотворенным, словно умытым октябрьским ветром становится пейзаж, в котором на смену невероятно ярким пятнам приходят чистые, сильные цвета радостного, спокойного внимания к жизни. Глубже и мудрее, знаменуя начало творческой зрелости, становится весь строй народных, необыкновенно самобытных полотен Сарьяна-художника, общественного деятеля и педагога.

В 1921 г. М. С. Сарьян переехал на постоянное жительство в Армению, где начался самый яркий и плодотворный период его творческой деятельности. На родине предков раскрылись новые грани таланта художника, окрепло его мастерство, обогатилась творческая палитра. Внимание М. С. Сарьяна по-прежнему привлекают памятники культуры, яркие пейзажи, но все в в большей мере его волнуют глубинные перемены в жизни древнего армянского народа, происходящие под влиянием Великого Октября. Большие обобщения, возникающие на полотнах Сарьяна, требуют лаконизма живописного языка, пооуждают к поиску новых выразительных средств, поднимают его живопись на новый уровень реалистического мастерства.

"Когда я побывал в Армении, я почувствовал, что М. Сарьян реалист в гораздо большей мере, чем я это предполагал,- написал в эти годы А. В. Луначарский. - Едучи долгими часами по каменистой равнине Армении среди разноцветных и причудливых гор, под постоянным величественным благоговением патриарха Арарата... я внезапно увидел перед собой сарьяновские картины в живой действительности. Сарьян - большой, красочный музыкант, композитор и горячий поэт".

В конце 20-х - начале 30-х гг. М. С. Сарьян посетил Италию, полтора года жил в Париже. В салоне "Галери-Жирар" была организована его персональная выставка. Творчество художника приобретало все большую интернациональную известность. Картина М. С. Сарьяна "Отдых трудящихся Советского Союза", представленная в 1936 г. на Всемирной выставке в Париже, получила самую высокую оценку - Гранпри и Почетный диплом.

Большую, красивую жизнь прожил М. С. Сарьян. До последних дней в напряженном творческом ритме работал мастер-варпет (так с глубоким почтением называли в Армении художника). Он продолжал вести огромную общественную работу - был депутатом Верховного Совета, членом Академии художеств СССР, руководителем Союза художников Армении, продолжал писать пейзажи и натюрморты, но главное свое внимание уделил портрету, стремясь раскрыть внутренний духовный облик современника - строителя нового общества. В это время им создана блестящая галерея портретов: Аветика Исаакяна, Рубена Симонова, Галины Улановой, Анны Ахматовой, Ильи Эренбурга, Николая Тихонова и многих других.

Правительство Армении построило красивый, из розового туфа, особняк-музей М. С. Сарьяна, который составил с его квартирой единый ансамбль. Многочисленных посетителей принимали сотрудники музея.

Но с земляками Мартирос Сергеевич с огромным интересом встречался сам. Сидя в глубоком кресле, в теплой фланелевой куртке, прикрыв ноги пледом, он подробно расспрашивал о Ростове и Нахичевани, о творческой жизни города, о его новом облике. Склонив свой мудрый лик так, что прядь густых серебристых волос спадала ему на широкий открытый лоб, Сарьян часто говорил землякам:

- Мне бесконечно дорога все, что напоминает мне о родных пенатах, о Доне...

В дорогом сердцу варпета степном краю, в родном городе на берегу тихого Дона произошла встреча большого мастера с революцией, здесь встретил великий сын армянского-народа Октябрь, навсегда определивший его судьбу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска