История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Подвиг Николая Погодина

"Это был мастер сильного и смелого таланта. Человек, всю жизнь работавший много и страстно, смело искавший, не унывавший при неудачах, зло и весело засучивший рукава для драки с живучими остатками старого мира - мещанством, эгоизмом, унылыми схемами" - так характеризовал К. Симонов творчество и личность Николая Федоровича Погодина.

Погодин родился 16 ноября 1900 г. в стан. Гундоровской (ныне г. Донецк) Области войска Донского. Уже в детстве Николай получил "серьезный жизненный опыт" - батрачил на хуторе, в Ростове работал в мануфактурном магазине, торговал газетами, вьйирал на складах уголь из шлака, трудился в слесарной мастерской, был экспедитором в газете.

"Как все "самобытные" и "самородки", - с улыбкой вспоминал позже сам Н. Погодин, - писал стихи, без разбора и толка..."

В 1916 г. он попробовал свои силы и в журналистике - написал фельетон "Куда смотрит городская управа?" о маленькой речонке Темерник, которая "распространяла антисанитарию" в бедняцких кварталах, и послал его в юмористический журнал "Сатирикон". В сопроводительном письме автор просил: "Не смейтесь над мной, платить мне не надо". Ответ он прочел в "Бумеранге": "И смеяться не над чем, и платить не за что".

После Октябрьской революции Николай Погодин пошел добровольцем в Красную Армию. Часть, в которой он служил, была разбита в боях, самого Погодина свалили сыпняк и воспаление легких катастрофическим осложнением на глаза, которое едва не стоило ему потери зрения.

В январе 1920 г. 4-я Конная армия окончательно и навсегда освободила Ростов от белых. На второй день после освобождения в городе стала выходить газета "Известия Ростово-Нахичеванского-на-Дону военно-революционного комитета", и в ней сразу же начал работать Погодин.

Николай Федорович Погодин (1900-1962)
Николай Федорович Погодин (1900-1962)

Донские газеты "Известия...", "Трудовая жизнь", "Станок", "Донская беднота", "Молодежь Дона", "Трудовой Дон" ("Молот") были первыми печатными органами. Творческое становление писателя проходило на Дону. Ростов, по словам самого драматурга, наложил на него "свою неизгладимую печать, которую невозможно подделать". Именно в донских газетах сформировались гражданские и эстетические взгляды Николая Погодина, до самых последних дней он считал себя газетчиком, журналистом.

Начав работать в штате редакций, Н. Погодин не отдел ни дня на месте, он постоянно находился в командировках по городам и станицам Дона. Работа в партийно-советской печати формировала коммунистическое мировоззрение молодого журналиста, властно вовлекала в общественно-политическую жизнь, ибо сама была неотъемлемой частью новой действительности.

Работая в газете, Н. Погодин не был и не мог остаться только свидетелем острой классовой борьбы, происходившей в среде казачества, он являлся непосредственным ее участником, сражавшимся за новую жизнь, или, как он сам называл ее, "красные ростки", словом и делом. "Звонок в редакцию: "Немедленно спецкора". Бегу! Дисциплина! Мне выдают в Донпродкоме карабин: "Стрелять умеешь?" и пачку папирос в виде премии за активность. А через час по глухим донским дорогам на автомобиле ночью мчимся куда-то далеко, на совсем одичавший, злобный казачий хутор", - вспоминал Погодин.

За краткими, скупыми строчками, почти телеграфным стилем - такова погодинская манера - встают в газетных материалах будущего драматурга картины жизни донского казачества, первые ростки нового, советского, или, говоря словами Горького, "глубочайшее перерождение старинного русского человека".

В своей ранней очеркистике ростовского периода Н. Погодин вел поистине "разведку боем". Уже в то время он приходит к ленинской теме в самом широком понимании ее, включавшей реализацию идей Ильича по формированию человека с новым, коммунистическим мировоззрением, ростками новой жизни.

Н. Погодин уделяет много внимания работе с "новыми журналистами" - рабочими к сельскими корреспондентами, выступает литературным учителем Владимира Ставского, Веры Пановой и других молодых авторов, ставших впоследствии известными советскими писателями, приобщается к театральному искусству, пишет рецензии и критические статьи. После одного из критических материалов Н. Погодина в "Трудовом Доне" (статья "Как быть с театром Луначарского?") режиссер театра Синельников сказал журналисту:

- А где вы прикажете брать новые хорошие пьесы? Вот вы, например, товарищ Погодин, хорошо знаете, что нужно народу, вот возьмите и напишите пьесу.

Погодин задумался на мгновение и решительно ответил:

- Придет время - напишем. Слова оказались пророческими...

В конце 1924 г. по приглашению ответственного секретаря газеты "Правда" М. И.Ульяновой Николай Погодин перешел на штатную работу в редакцию центрального органа партии. Став специальным корреспондентом "Правды", Погодин объехал с мандатом газеты почти всю страну, нередко он возвращался и на родной Дон. Результатом явились три книги очерков, изданные в 1926 г., - "Казаки", "Красные ростки" и "Кумачовое утро", которые явились важным шагом вперед на пути Н. Погодина к художественному творчеству. Давая оценку очеркам, А. М. Горький прозорливо отметил: "Вы, видимо, человек, способный к писательству, с хорошим, зорким глазом и с хорошим сердцем..."

На основе богатых журналистских впечатлений родились и первые пьесы, "драматические репортажи" Н. Погодина: "Темп" и "Поэма о топоре". Первая из них написана на материале строительства тракторного завода в Сталинграде, герои второй - сталевары уральского г. Златоуста.

Острота публицистического восприятия мира влекла Н. Погодина к самым, казалось бы, неожиданным темам. Так родились "Мой друг", "Аристократы", "Моль", Бархатный сезон", "Когда ломаются копья", "Сонет Петрарки", "Миссурийский вальс" и другие пьесы, затрагивающие огромный спектр проблем: от энтузиазма первых советских пятилеток до лживой сущности буржуазных "свобод".

Вершиной творчества Н. Погодина является трилогия о Владимире Ильиче Ленине: пьесы "Человек с ружьем", "Кремлевские куранты", "Третья патетическая". Эти пьесы имеют богатую сценическую историю, они ставились крупнейшими театральными коллективами. Прокладывая для советской драматургии первый и потому самый трудный путь к воплощению образа В. И. Ленина, Н. Погодин создал принципиально новый тип пьесы. Драматург брал определенный этап становления молодой Советской Республики и показывал в этой атмосфере живого и неповторимого Ильича.

Единство вождя и народа в период Великой Октябрьской революции - главное в пьесе "Человек с ружьем", где рядом с Лениным мы видим солдата-крестьянина Шадрина. Встреча вождя революции с солдатом эмоциональный центр пьесы - показывает народность Ильича, его умение извлекать из общения с народом глубинную суть, его веру в творческую силу людей труда. Более сложные задачи поставил драматург во второй пьесе - "Кремлевские куранты", где он стремится выявить внутренний мир великого человека, углубиться в его психологию, показать движущие силы поступков, причины решений.

Спустя почти двадцать лету драматурга созрела потребность написать еще одну пьесу, завершившую трилогию о вожде. Н. Ф. Погодин назвал ее "Третьей патетической". Она хронологически связана с последним годом жизни В. И. Ленина.

Пьесам трилогии свойственны устремленность в будущее, открытая публицистичность, символическая заостренность. Исследователи оценили создание их как литературный подвиг, совершенный первооткрывателем.

Подготовка к этому подвигу началась на родине драматурга, oв Ростове, где он впервые, будучи журналистам местных газет, прикоснулся к ленинской теме, стал постигать тот огромный жизненный материал, который давала ему действительность, мечтал о большом творчестве.

В письме, присланном в родную газету, Николай Федорович сообщал: "Лучшие мои, страстные мечты были тогда, в те годы, когда я работал в "Молоте". Я люблю эти мои мечты и люблю время, в котором я мечтал".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




http://dikito.ru/ палитры красок для волос концепт косметика для волос.


Пользовательского поиска