История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гордость "Гиганта" (В. А. Ярмолович)

Хозяйство, задуманное партией и правительством как зерновая фабрика страны № 1, появилось более полувека назад в малообжитых тогда, если не сказать диких, сальских степях Северо-Кавказского края. Безлесные и безводные стоверстные степные пространства, жаркий, палящий воздух, настоянный на полыни и чебреце, свист сусликов, застывших в напряженной стойке, нескончаемое пение жаворонка, а в центре всего этого горстка первопроходцев с треногами теодолитов на плечах - так начинался прославленный совхоз. Вместе с людьми, нареченными гордым именем "гигантовцы", новую страницу в своей жизни открыла и бывшая бугурусланская батрачка Мария Соболева.

Мария Ивановна Соболева (1902-1978)
Мария Ивановна Соболева (1902-1978)

Уже и не вспомнить, как и откуда в оренбургских селах пошли слухи: на Северном Кавказе, в степях, задумали большевики создать хозяйство, в котором и землю пахать и урожай собирать будут машины, а люди станут полноправными хозяевами полей и техники, у каждого появится собственный дом, у всех-школа, клуб, магаоин... Марии, выросшей в нужде и лишениях - родителям нелегко было поднимать на ноги четырнадцать детей, и те сызмальства нанимались за жалкую подачку к местным богатеям, - постоянно грезилось счастливое будущее. Радужные мечты разделял, и это согревало сердце больше всего, ее муж Иван. С задором, молодой запальчивостью он говорил о революции, принесшей людям труда свободу и справедливость, о "социалистическом ветре обновления". Когда по Оренбуржью пошла лавиной гражданская война, Иван без долгих раздумий занял в ней свое место: в железных эскадронах Чапаевской дивизии. Уходя в бой с колчаковцами, завещал он малолетнему Мишутке счастье, да только увидеть его самому Ивану уже не пришлось - сложил голову на Урале-реке.

Светлая надежда и привела Марию с семилетним сынишкой на донскую станцию Целина, неподалеку от которой на ее глазах рос палаточно-дощатый городок. Здесь, среди добровольцев со всех краев России, она нашла свое скромное рабочее место - бригадной поварихи.

Столовая под открытым небом, где, как не тут, обсуждались все новости совхоза, встречались люди, ежечасно вершащие судьбу целинных степей! Мария, забыв о кастрюлях и печах, словно зачарованная глядела на людей невиданной доселе профессии - рулевых. В синих замасленных комбинезонах, фуражках, с поднятыми на лоб защитными очками, они с достоинством и торжественной неторопливостью мыли пропахшие металлом и соляркой руки, вели разговоры о таинственных "фордзонах", "ланц-бульдогах" и "катерпиллерах". "Быть такой же, как эти люди", - мысль, возникшая вдруг в сознании Марии, и радовала ее, и пугала. Видимо, ей, безграмотной, не суждено сесть за руль трактора, за который голодающая страна платит империалистам золотые доллары.

- Да, техника дорогая, - говорил им директор совхоза Т. А. Юркин, - но нам ее, может, потому и продают, что надеются - у русского мужика не хватит ума управлять ею. Мы обязаны изучить машины и работать на них лучше тех же американцев. Так остро стоять вопрос будет не всегда. Появятся и наши, отечественные тракторы, и рулевых готовить будут в специальных школах. А пока что любой из вас может записаться на совхозные курсы и попытать свое счастье.

И стала она трактористкой, старательной, дисциплинированной. Пахала и сеяла, грузы со станции возила. Заметив ее трудолюбие, начальство назначило М. Соболеву бригадиром женской тракторной бригады. И рисовали ее подруг в стенгазетах всегда летящими на самосвале, а мужиков, соревнующихся с ними, - верхом на черепахе. Но это шутка, без которой не обойтись было в их героическом труде. Нетронутые пласты земли подняли они всем миром и урожай получили такой, что не снился местным крестьянам-единоличникам.

Приключилась с ней однажды история, о которой говорили в совхозе не переговорили. Работала Мария в отдельной бригаде на взмете зяби. Не дождавшись сменщика, заправила трактор на краю поля, проверила плуг - не простаивать же заграничной машине без причин! - и снова в загонку. Потом как положено свою вахту отработала. И так несколько раз. Когда до ее поля добрались наконец полевод с бригадиром, оказалось, что М. Соболева без передыху за двое с лишним суток выполнила около шести норм. Ее представили к правительственной награде.

А когда "Всесоюзный староста" М. И. Калинин вручал ей на слете колхозниц-ударниц в Москве опден Ленина с порядковым номером 34, она чуть не задохнулась от подступившего к горлу волнения.

- Буду достойна награды, - только и сумела прошептать в ответ.

Это были годы, когда "Гигант" пробивал дорогу в жизнь механизированным способом работы. В окрестных селах, по Дону и Кубани, да и в других земледельческих районах, с "легкой" руки кулаков и подкулачников скептически относились к тракторам, "поганящим" землю. Эту враждебную позицию гигантовцы опровергали самоотверженной работой. Критическая ситуация сложилась весной 1930 г. на Урале, где враги народа из правотроцкистского контрреволюционного блока призывали крестьян-единоличников к саботажу, всячески старались извратить политику колхозного строительства, вели к срыву весенне-полевые работы. Последствия левацких перегибов могли оказаться тяжелыми, если бы не посланцы "Гиганта". Организовав мощную тракторную колонну более чем из ста машин, гигантовцы приехали на Урал и в семнадцати колхозах вспахали и засеяли 30 тыс. га земли. Одним из героев этого знаменитого "уральского похода" была Мария Соболева. Все участники его в столице нашей Родины были приняты членами правительства. Им выразили горячую благодарность и наградили ценными подарками - именными часами.

А потом была не менее героическая работа на полях Кубани, Сибири, в других районах страны. И в этих поездках приумножала славу гигантовцев женщина с орденом Ленина на груди - трактористка Мария Соболева.

Вскоре передовую труженицу совхоза приняли в ряды Ленинской Коммунистической партии, а Родина послала в первое туристское путешествие советских рабочих вокруг Европы. Товарищи по работе оказали ей высокую честь: избрали в руководящий орган ВЦСПС.

Горькое испытание выпало на долю М. Соболевой в годы Великой Отечественной войны.

Оккупировав территорию сальских степей, фашисты и их прихвостни решили вырвать из сердца советских людей все доброе, что дала им народная власть. Разорив колхозы и совхозы, в том числе и прославленный "Гигант", они пытались повернуть вспять сельское хозяйство, превратить людей в бессловесный скот.

Но не удалось оккупантам запрячь людей в допотопные орудия труда: советские войска освободили к весне 1943-го земли Дона, в том числе и "Гигант", и он вновь вышел на стремнину высокомеханизированного агропромышленного предприятия.

 Сердце! Солнечным жаром пылай за страну, 
 Кровью звонкою лозунг волнующий выстучи: 
 "Орден Ленина ЦИК дает одному,
 Чтобы орденом славным гордились тысячи!"

Эти яркие, проникновенные строки из поэмы К. Алтайского "Сказ о "Гиганте", написанной по горячим следам событий, в 1931 г., адресовались первым совхозным кавалерам высшей награды, в числе которых оказалась и Мария Соболева. Они, основатели хозяйства, глядят сейчас на своих продолжателей с портретов в местном музее боевой и трудовой славы, с выцветших страниц совхозной многотиражки. Их орденами, их героической жизнью, их памятью гордятся все поколения гигантовцев.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска