История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Солдат революции (С. С. Мишель)

Сергей Иванович Гусев (Яков Давидович Драбкин) родился в пос. Сапожок (ныне Рязанской области) в семье учителя. В 1887 г. семья тетки, в которой он воспитывался после смерти родителей, переехала в Ростов. Здесь он начал учебу в 3-м классе реального училища. В ученических кружках С. И. Гусев познакомился с книгами о французской революции, с народовольческой литературой, герценовским "Колоколом", впервые узнал о Марксе и марксизме.

Став студентом Петербургского технологического института в 1896 г., он сразу оказался среди революционно настроенной молодежи, все больше и больше стал задумываться над проблемами социального неравенства, над путями, которыми надо идти, чтобы его ликвидировать. Не прошло и месяца после приезда в Петербург, а С. И. Гусев уже вступил в созданный В. И. Лениным "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" и вскоре стал одним из активных его участников. С тех пор он прошел нелегкий путь революционера-борца, всегда оставаясь верным соратником В. И. Ленина.

В 1899 г., после тюремного заключения и ссылки в далекую Оренбургскую губернию, С. И. Гусев был выслан в Ростов под гласный надзор полиции. В Ростове он быстро вошел в революционную среду. Это был период после I съезда РСДРП, когда во многих городах России активизировалась деятельность революционных кружков, стали организовываться комитеты РСДРП, что еще больше способствовало усилению революционной пропаганды среди рабочих. Перед социал-демократами стояла трудная, но важная задача сплотить разрозненные рабочие кружки вокруг организованного в 1898г.

Сергей Иванович Гусев (1874-1933)
Сергей Иванович Гусев (1874-1933)

Донкома, перейти от кружковой пропаганды к широкой политической агитации, к организации массовок рабочих. Усиление революционного движения в Ростове вызвало тревогу у местных властей. Начались аресты. Чтобы не попасть в руки жандармов, Гусев уезжает в Германию, а затем в Бельгию и вновь попадает в Ростов в 1902 г., когда на Дону, как и по всей стране, усилилась стачечная борьба пролетариата. Ко времени возвращения С. И. Гусева Донком переживал большие трудности. Были арестованы почти все члены комитета. Не хватало пропагандистов, литературы, прервались многие партийные связи.

Летом 1902 г. Гусев становится во главе вновь сформированного Донкома, устанавливает прочную связь с ленинской "Искрой", ставит вопрос о реорганизации комитета, о более тесной связи с рабочими кружками, много внимания уделяет политическому воспитанию рабочих. На собраниях коужковцев Сергей Иванович излагал рабочим и пропагандистам из учащихся и интеллигентов теорию и практику революционного марксизма. Твердый искровец, Гусев в жестоких спорах с оппортунистическими элементами, составлявшими меньшинство Донкома того периода, отстаивал принципы, изложенные Лениным в его работах "С чего начать?" и "Что делать?". В соответствии с ленинскими указаниями под руководством С. И. Гусева осенью 1902 г. Донком разработал "Устав кружков Донского комитета", на основе которого произошла перестройка социал-демократических организаций на Дону. Гусев установил тесную связь с революционной молодежью, которую в то время возглавлял Центральный комитет "Южно-русской группы учащихся средних школ", уделял большое внимание воспитанию молодежи, подготовке пропагандистских кадров.

В ноябре 1902 г. Донком возглавил политическую стачку, в которой приняли участие десятки тысяч ростовских пролетариев.

Душой стачки были Сергей Гусев и молодой рабочий Главных мастерских Иван Ставский. С первых же дней газета "Искра" сообщала своим читателям о ходе стачки. Неизменным корреспондентом ее был С. Гусев. За время стачки было выпущено 23 прокламации. Написанные ярким, образным языком, они доходили до рабочих сердец, помогали понять, что главный враг - самодержавие, нацеливали на политическую борьбу.

Особенно широкую известность приобрела прокламация, написанная после подавления стачки. Обращаясь "К гражданам всей России", Донком рассказывал в ней о ходе 23-дневной стачки и давал глубокий анализ событиям: "Сперва в мастерских, затем в громадной балке, самой природой предназначенной для народных митингов, собиралась многотысячная толпа рабочих, чтобы впервые услышать свободное, смелое слово о рабочей нужде, о политическом гнете, давящем Россию, чтобы впервые открыто читать ежедневно появляющиеся прокламации..." И далее, разоблачая царских опричников, стрелявших в участников митинга 11 ноября, Донком писал: "В кровавом бою, ценой человеческих жизней рабочие покупали себе свободу сходок и свободу слова" (Наш край: Сб. док. Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1963, с. 338-342).

Эта прокламация, опубликованная в "Искре", заслужила высокую оценку В. И. Ленина, писавшего, что она "дает в высшей степени яркую и верную оценку им (событиям. - Авт.) и делает практические выводы, которые никогда не устанет повторять социал-демократия" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 69). 2 марта 1903 г., окрыленные успехом ноябрьской стачки, рабочие Ростова под руководством Донкома вышли на демонстрацию. Накануне, собравшись на квартире Гусева, члены Донкома разработали детальный план демонстрации, решив воспользоваться традиционными воскресными "кулачками" в Темерницкой балке. Решение Донкома было обсуждено и поддержано организованными рабочими на предварительных сходках.

Днем 2 марта 5-6 тыс. человек с красными флагами, с пением революционных песен, с лозунгами "Долой самодержавие!", "Да здравствует политическая свобода!", "Да здравствует 8-часовой рабочий день!" прошли от Темерницкой балки по Большой Садовой. Сергей Гусев с товарищами направлял поток демонстрантов и наблюдал за действиями полиции, готовящейся к "встрече" демонстрантов на Большом проспекте. Несколько столкновений с полицией на пути не остановило демонстрантов. И только когда полиция получила конное подкрепление, раздалась команда свернуть знамена и разойтись. "Полтора часа народной воли" - так писала газета "Искра" о демонстрации.

В Ростове начались массовые аресты. Жандармы хватали всех подозреваемых. На Малой Садовой у дома № 42 день и ночь дежурили агенты охранки: они ждали Гусева, "подлежащего обыску и безусловному аресту за участие в подготовке и устройстве уличной демонстрации 2 сего марта" (ГАРО, ф. 826, оп. 1, д. 459, л. 44). Казалось, что уже напали на след, но... шпики просчитались. Розыски не дали никаких результатов. С большими трудностями С. И. Гусеву удалось перейти границу. Он держал путь в Женеву, где надеялся встретиться с Г. В. Плехановым и В. И. Лениным.

Приехал в Женеву Гусев уже делегатом II съезда РСДРП от ростовских социал-демократов. Верный ленинец, он защищал с трибуны съезда интересы партии от оппортунистов. Убедительно прозвучала речь С. И. Гусева, выступившего в защиту аграрной программы. По поводу этой речи В. И. Ленин заметил: "речь об аграрной программе очень дельно" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 473).

Для разъяснения решений съезда по предложению В. И. Ленина в местные партийные организации выехала группа большевистских делегатов съезда.В их числе был С. И. Гусев. Он побывал с отчетом о II съезде в Екатеринославе, Одессе, Николаеве, Харькове. В это время в Таганроге начался судебный процесс над руководителями мартовской демонстрации 1903 г. Учитывая, что Гусеву угрожал смертный приговор, ЦК партии рекомендовал ему в Ростов не возвращаться.

В период кровавых событий в Петербурге в январе 1905 г. С. И. Гусев, будучи секретарем Петербургского комитета партии, руководил действиями питерских большевиков, затем был послан в Одессу, где также являлся секретарем комитета партии. После разгрома Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. С. И. Гусев был направлен на подпольную работу в Москву, был членом МК РСДРП и партийным организатором Железнодорожного района. Весной 1906 г. он был в Стокгольме в качестве делегата IV съезда РСДРП от Московской партийной организации. Неоднократные аресты, тюремное заключение и ссылка чередовались с большой партийной работой, борьбой против отзовистов и ликвидаторов. В 1909 г. Гусев вновь на партийной работе в Петербурге. В октябре 1917 г. он секретарь Петроградского ВРК, активный участник Октябрьского вооруженного восстания. В период гражданской войны С. И. Гусев занимал ряд руководящих должностей в Красной Армии, а затем находился на ответственной партийной работе.

Являясь членом Реввоенсовета Южного фронта в 1920 г., он неоднократно посещал Ростов, а когда вся страна отмечала славный юбилей 30-летия Ростовской стачки 1902 г., приехал сюда вновь.

В празднично убранном зале Лендворца собрались ростовские железнодорожники. В президиуме - И. И. Ставский, С. И. Гусев и другие ветераны революционной борьбы. С яркой речью к ростовчанам обратился С. И. Гусев. "Ростовские события, - говорил он, - дали сильнейший толчок к усилению размежевания с оппортунистами, к ускоренному собиранию большевистских кадров, к ускоренному созыву II съезда партии, на котором была учреждена большевистская партия, был организован большевистский штаб надвигающейся революции" (Рабочее движение и социал-демократия в Азово-Черноморском крае. Ростов н/Д, 1935, с. 33).

В некрологе памяти Сергея Ивановича Гусева, подписанном старейшими деятелями партии Н. К. Крупской, Р. С. Землячкой, Д. И. Ульяновым, говорилось: "30-летняя работа Сергея Ивановича показала, что мы тогда не ошиблись в его оценке. 30 лет он твердо, неуклонно отстаивал ту позицию, которую он занял на II съезде. Всю жизнь он не переставал быть тем же твердокаменным большевиком, одним из лучших, дисциплини-рованнейших членов партии" (Правда, 1933, 12 июня). Ростовчане чтут память старейшего большевика, активного борца за победу коммунизма, жизнь и деятельность которого тесно связаны с Доном. Одна из улиц Желез но дорожного района г. Ростова-на-Дону названа его именем. На улицу Гусева выходят корпуса электро-возоремонтного завода имени Ленина, бывших Главных мастерских Владикавказской железной дороги - революционного центра Ростова.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска