История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гордость и слава Дона

 Ой вы, други мои, донские казаки,
 Вы, орлы мои сизокрылые,
 Соколы мои поднебесные...

Лишь только зарозовеет над Доном весеннее утро и отразит тихая река раннюю зарю, выйди к берегу. Стой, молчи и слушай. С гортанным криком проплывут над тобой летящие к родным гнездовьям стаи казарок. Плеснет в воде озорующая рыба. Где-то совсем близко, в гущине лесного урочища, радостно пробуя голос, звонко защелкает соловей. Пропоет два-три коленца и умолкнет, ожидая, не появится ли, откликаясь на любовный его зов, милая подруга. Побелеет, растает в бесконечной лазури тонкий молодой месяц. На левом берегу, подлетывал и вновь возвращаясь на влажный песок, начнут свой разговор белокрылые чайки, поговорят и замолчат, высматривая сребробоких беззаботных мальков. Глубоко дыша, почуешь ты бодрящие запахи: росы на ветвях тополей, вязов и кленов, смолы на рыбацких лодках, дымка над станицей... И вдруг охватит тебя сладостное, светлое чувство сыновней слиянности с этой землей и рекой, с лесом и соловьиной песней, с травами и тонким месяцем, со всем тем, что неотделимо от потрясенной твоей души, и тогда перед тобой, счастливым и взволнованным, в какие-то необъяснимые мгновения одна за другой пронесутся картины родного края от седой старины до наших дней и раздвинутся перед твоим взором бесконечные время и пространство...

Дикое поле! Кого только не было на его просторах! Легендарные киммерийцы, племена сарматов, скифов, пришлые готы, кочевья печенегов и половцев, генуэзские купцы, хазары, турки, татаро-монгольские орды... Всех поглотило, развеяло беспощадное время, и лишь в музеях остались приметы их бытия: каменные бабы, стрелы, разбитые глиняные кувшины да пожелтевшие кости людей и коней...

Отважно отражая кровавые набеги кочевников, год за годом неотвратимо приближались к границам необжитого Дикого поля воины-русичи. Киевский князь Святослав разгромил на Дону хазарского Кагана, захватил его крепость

Саркел и назвал ее Белой Вежей. Поражением закончился поход новгород-северского князя Игоря против хищных половцев, а в памяти людской остались слова, обращенные князем к храброй своей дружине:

- Хочу копье преломить на границе поля половецкого, с вами, русичи, хочу либо голову сложить, либо шлемом испить из Дона...

Навеки запечатлен призыв храброго князя в бессмертном творении той давней поры - "Слове о полку Игореве"...

Мужала, закалялась в походах победоносная Русь. Наголову разбил в верховьях Дона на поле Куликовом монголо-татарские полчища великий князь московский Дмитрий Иванович, по справедливости прозванный Дмитрием Донским.

Шли годы. Объединялись русские княжества. Иван Грозный назвал себя царем, разгромил татар под Казанью и Астраханью, учредил опричину, все жестче стал укреплять самодержавие, закрепощать крестьян. В эти годы навеки прославил себя и свою казачью дружину донской атаман Ермак Тимофеевич. С небольшим отрядом донцов он совершил трудный поход в Западную Сибирь, разбил сибирского хана Кучума, занял его столицу, но, попав в засаду, утонул в Иртыше. А имя атамана-героя стало бессмертным. До сих пор в любом конце великой Советской страны можно услышать песни о славном сыне Дона...

Все больше угнетали закрепощенных крестьян-земледельцев вначале бояре, потом ненасытные помещики: непокорных до смерти забивали батогами, душили непосильной барщиной, превращали в бесправных, бессловесных рабов. И тогда потянулись к Дикому полю все, кто не склонял голову перед жестокосердными господами: бежали на Дон мужики рязанские, воронежские, тамбовские, бежали украинцы из Приднепровья, оседали они на вольном Дону и становились казаками, воинственными стражами русских границ. И зрела в их душах научая ненависть к панам-поработителям, и годами лелеяли они думу о расправе с барством и с помещичьим покровителем - царем.

В царствование "тишайшего" царя Алексея Михайловича заполыхало восстание казаков и крестьян под предводительством Степана Разина. Охватила крестьянская война Дон и Северский Донец, Волгу и Яик. Пламя пожаров бушевало над дворянскими поместьями, над городами и селами... Но выдали казаки-богатеи прославленного атамана напуганному царю, и был Степан Тимофеевич Разин привсе-людно казнен в Москве. Поначалу палач отрубил ему руки и ноги, а потом поднял и для устрашения показал грозно молчавшей толпе отрубленную голову бессмертного вожака крестьянской войны...

Казалось бы, после кровавой расправы над Разиным и его свободолюбивыми сподвижниками должны были угомониться донские казаки. На это твердо надеялся царь. Напрасно надеялся. Прошло всего три десятка лет, и донской атаман Кондрат Афанасьевич Булавин восстал против всесильного Петра I, захватил Черкасск, Царицын, ряд других: городов, и, хотя был схвачен богатыми казаками и ими же убит, восстание продолжалось под руководством Игната Некрасова, который выскочил с тысячами казаков из ловушки, и увел их на Кубань.

Не утихали, не смирялись донские казаки. В 1773 г. началась на Дону и на Яике крестьянская война под водительством хорунжего Емельяна Пугачева. Два года не могли царские войска одолеть повстанцев, к которым охотно примкнули замордованпые царскими сатрапами башкиры, киргизы, калмыки. До смерти была напугана императрица Екатерина боевыми действиями пбвстанцев, самые прославленные генералы тщетно гонялись за неуловимыми, храбрыми пугачевцами. Через два года выданный властям своими сподвижниками Емельян Иванович Пугачев был казнен в Москве...

Народ не забыл своих героев. Прошли века, а о них, бесстрашных, дерзнувших поднять оружие против угнетателейт до сих пор поют песни, из уст в уста передают легенды, "Самым поэтическим лицом в русской истории" назвал Степана Разина великий Пушкин. Он же написал замечательную "Историю Пугачева". Перед именами Разина, Булавина, Некрасова, Пугачева бессильным оказалось время...

Нетленную славу обрели донские казаки и во многих сражениях, в войнах против иноземных захватчиков. Они участвовали в Семилетней войне 1756-1763 гг., сражаясь под Гросс-Егерсдорфом, в числе первых ворвались на улицы Берлина. Под командованием великого Суворова дрались под Туртукаем и Гирсовом, брали неприступный Измаил. Восемь донских полков с походным атаманом Денисовым вместе с суворовскими чудо-богатырями совершили знаменитый переход через Альпы. Под водительством Кутузова донские казаки успешно воевали против Наполеона, были они и в партизанских отрядах Дениса Давыдова, Сесла-вина, Фигнера. Это о них, казаках, с отеческой теплотой сказал Кутузов: "Почтение мое к Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течение кампании 1812 года. Сие чувство завещаю я и потомству моему".

Во всех победоносных сражениях Суворова и Кутузова непосредственное участие принимал самый прославленный военачальник Матвей Иванович Платов, бесстрашный атаман, предводитель донской казачьей конницы, о котором на Дону сложено множество песен...

Время, время! Его не остановишь. Шли годы, десятилетия. Все более глубокая пропасть разделяла, расслаивала казаков. Одни богатели, продавали в городах пшеницу, рыбу, вино, десятину за десятиной отхватывали казачью землю, выпасали на ней конские табуны, строили мельницы, маслобойни, дома в Новочеркасске и в Ростове, а другие бедовали, еле сводили концы с концами, и все больше разгоралась в их сердцах ненависть к богатеям. Ширились, приобретали массовый характер выступления пролетариев на ростовских и таганрогских фабриках и заводах, на железных дорогах, на шахтах. Рабочие выдвинули из своей среды энергичных организаторов. Разными путями проникали на Дон экземпляры ленинской "Искры". Участники социал-демократических кружков в конце XIX в. организовали революционный центр - Донской комитет...

Сегодня жители донского края гордятся именами первых большевиков - В. И. Невского, Е. В. Торсуевой-Быстрицкой, И. И. Ставского, С. И. Гусева, И. Д. Ченцова, А. А. Карпенко, С. Ф. Васильчеико, В. Сабинина (А. Собино) и многих других революционеров, так же как гордятся они героями гражданской войны - Ф. Г. Подтелковым, М. В. Кривошлыковым, К. Е. Ворошиловым, Б. М. Думенко, С. М. Буденным, Ф. К. Мироновым и славными военачальниками Великой Отечественной войны - А. А. Гречко, Д. Д. Лелюшенко, А. Г. Селивановым, С. И. Горшковым, А. Е. Ефимовым, И. И. Фесиным и др.

Передовики заводов и фабрик, шахт и донских полей - известные всей стране бригадиры и комбайнеры, овощеводы, механизаторы, чей самоотверженный труд по справедливости увенчан Золотыми Звездами, чьи фотографии красуются в газетах и журналах, люди, прокладывающие путь в авангарде пятилеток, - разве не они являются блистательным примером для нынешней нашей молодежи, для будущих поколений строителей коммунизма?

Время вечно, и нет ему преграды. Будут приходить новые борцы-энтузиасты, появятся новые имена, будут прославлены новые трудовые свершения, на полках библиотек станут новые прекрасные книги, зазвучат новые песни, но то, что уже сотворено людьми сегодня, не должно быть забыто, ибо воинскими и трудовыми подвигами эти люди заслужили благодарность и сыновнюю признательность потомства, ведь таков закон жизни великой нашей страны^ где каждому воздается по заслугам...

Остается надеяться, что предлагаемая вниманию читателей книга - лишь первый почин, что вслед за ней появятся новые книги, прославляющие тех, кто во имя завтрашнего дня постоянно идет вперед.

Виталий Закруткин, лауреат Государственных премий СССР и РСФСР, писатель

* * *

Краткие очерки о знатных людях Дона, чьи имена известны далеко за пределами края, подготовлены учеными вузов г. Ростова, научными сотрудниками государственного и партийного архивов Ростовской области, журналистами, писателями.

В "ниге имеются разделы: "За землю и волю" - науч. ред. В. А. Золотом, д-р ист. наук, проф. РГУ им. М. А. Суслова; "Профессиональные революционеры" - науч. ред. Е. И. Демешина, д-р ист. наук, проф. РГУ им. М. А. Суслова; "В борьбе за власть Советов" - науч. ред. Ю. К. Кириенко, канд. ист. наук, доц. РИСИ; "Герои пятилеток" - науч. ред. Н. Н. Щемелев, канд. ист. наук, доц. РИНХа; "Прославленные военачальники" - науч. рад. А. С. Давыдов, полк., канд. ист. наук, доц.; "Деятели науки, литературы, искусства" - науч. ред. Е. А. Корнилов, канд. филол. наук, доц. РГУ им М. А. Суслова.

Очерки в каждом разделе расположены в алфавитном порядке.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска