История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сосуды

Амфоры

Амфоры в могилах Танаиса встречаются не так уж часто. Целые амфоры были обнаружены только в восьми рассмотренных выше могилах, причем больше всего амфор открыто в ранней хронологической группе погребений (178, 179, 206, 223, 237, 261). В одной из могил II в. до н. э. с парным захоронением (237) оказалось даже три амфоры (табл. XI), в другой могиле этого же времени (178) было найдено две амфоры. В остальных могилах было по одной амфоре. Обычай ставить амфоры для покойника, хотя и не получил широкого распространения в более позднее время, сохранился на много веков. По одной амфоре открыто в могилах 141 I в. н. э. и 171 III в. н. э. В погребениях конца IV - начала V в. н. э. амфор пока не находили.

Три целых родосских амфоры открыты в могилах 178,237 (табл. XI, 3) и 261. Все они имеют клейма, датируемые Д. Б. Шеловым II в. до н. э (Шелов Д. Б. Керамические клейма из Танаиса III-I веков до н. э., с. 40, 41, 45, 46, 64, 65, 83, 107, 117).

Синопские амфоры тоже представлены тремя экземплярами, клеймо есть только на одной ручке у амфоры из могилы 178 (Там же, с. 147, 148). В двух других могилах (179 и 237 - табл. XI, 2) амфоры были без клейм.

Таблица XXXV. Пряжки из погребений: 1 - 162; 2 - 256; 3 - 137; 4 - 222; 5 - 166; 6 - 140; 7 - 255; 8 - 253; 9, 11 - 225; 10 - 141; 12 - 232
Таблица XXXV. Пряжки из погребений: 1 - 162; 2 - 256; 3 - 137; 4 - 222; 5 - 166; 6 - 140; 7 - 255; 8 - 253; 9, 11 - 225; 10 - 141; 12 - 232

Амфора неизвестного центра открыта в могиле 237 (табл. XI, 1; XII, 2). Интересна амфора из могилы 206 (табл. XIII, 7). По форме она напоминает синопские амфоры, хотя глина ее больше похожа на гераклейскую.

Из разрушенной могилы 223 I в. до н. э. происходит фрагментиро-ванная амфора с двуствольными ручками (табл. XII, 1). Этого же типа амфора была открыта в погребении 45 (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 17, 18, 57, табл. XV, 4). Обломки таких амфор встречаются при раскопках Танаиса в очень большом количестве (Каменецкий И. С. Опыт изучения массового керамического материала из Танаиса. - В кн.: Античные древности Подонья-Приазовья. М., 1969, с. 147 и сл).

I в. н. э. датируется светлоглиняная амфора с профилированными ручками на невысоком кольцевом поддоне, открытая в могиле 141 (табл. XIII, 2). Похожая амфора была найдена в погребении 79 во время раскопок 1956 г (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 30, 31, 57, табл. XVI, 4).

В могиле 171 в головах погребенного стояла светлоглиняная амфора, наиболее распространенного в первой половине III в. н. э. в Танаисе типа (табл. XIV, 1). Огромное количество подобных амфор заполняет танаисские помещения, разрушенные во время гибели города в 40-х годах III в. н. э. (См., например: Шелов Д. Б. Раскопки северо-восточного участка Танаиса. - В кн.: Древности Нижнего Дона, с. 65, рис. 9), но на некрополе такая амфора была открыта еще только в одной могиле (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 43, 57, табл. XIII, 4).

Содержимое амфор нам неизвестно, только в одной амфоре из могилы 178 находились кости цыпленка.

Следует остановиться на амфорах некрополя, в которых производили захоронения младенцев или обломками которых перекрывали покойников. Это такой же устойчивый обряд в Танаисе, как и обычай ставить амфоры в могилы. Захоронения младенцев в амфорах и захоронения, перекрытые амфорными стенками, встречались и в прежних раскопках (Там же, с. 58). Среди этих погребений захоронения младенцев в амфорах открыты в могилах I в. н. э. (165) и IV в. н. э. (144, 185). Амфора из могилы 165 по своим пропорциям и форме ручек напоминает амфору из могилы 141 (табл. XIII, 2). Амфоры из могил 144 и 185 имеют перехват посредине тулова, что позволяет отнести захоронения в них к последнему периоду существования города - к концу IV - первой половине V в. н. э.

Таблица XXXVI. Находки из погребений: 1, 4, 5,6 - 214; 2, 5 - 176; 7 - 216; 8 - 179; 9 - 171
Таблица XXXVI. Находки из погребений: 1, 4, 5,6 - 214; 2, 5 - 176; 7 - 216; 8 - 179; 9 - 171

Перекрыто обломками стенок родосских амфор II в. до н. э. детское захоронение 191 и II-I вв. до н. э.- захоронение 194. Частично перекрыты обломками стенок светлоглиняных амфор скелеты в могилах 187 и 198 I в. н. э.

Лепные сосуды

Лепные сосуды - наиболее распространенная категория керамики, обнаруженная в могилах танаисского некрополя. Они открыты в 23 рассмотренных выше погребениях (137, 138, 140, 146, 152, 154, 158, 163, 173, 186, 199, 203, 204, 214, 219, 220, 225, 248, 249, 253, 255, 260, 265). Чаще всего в могилах находятся лепные горшки, реже - кувшины, остальные формы лепных сосудов в погребальных комплексах почти не представлены. Лепная керамика составляет одну из основных групп находок и на городище, уступая место амфорам. Количество обломков лепных сосудов, хотя и несколько изменяется в городских слоях, но во все периоды истории города фрагменты лепных сосудов по численности занимают первое место среди неамфорных обломков. Это положение существенно отличает Танаис от других боспорских центров, где количество лепных сосудов значительно меняется во времени и где даже в эллинистических слоях лепной керамики найдено мало, а увеличение количества лепной посуды наблюдается только в слоях римской эпохи (Кастанаян Е. Г. Лепная керамика Мирмекия и Тиритаки, с. 286; Кругликова И. Т. О местной керамике Пантикапея, с. 103). Это положение свидетельствует и о значительно большей роли варварских, негреческих, элементов в культуре Танаиса, чем в культуре других боспорских городов.

Большинство лепных горшков, открытых в танаисских могилах, имеют настолько простую форму, что им легко подобрать аналогии в памятниках самых разных времен и культур. Поэтому на основании их находок нельзя делать выводов о культурных и этнических связях. Только небольшая группа лепных сосудов имеет признаки, аналогии которым имеются лишь в определенных памятниках. К таким сосудам относится небольшой горшочек грушевидной формы из могилы 158 I в. н. э. (табл. XV, 7). По виду он очень напоминает горшки, распространенные в памятниках Поволжья (Смирнов К. Ф. Быковские курганы, с. 252, рис. 23, 9). В могиле 186 IV в. н. э. открыт горшок со слегка залощенной поверхностью и горизонтальным ребром на тулове (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, II. Горшки, с. 194, табл. V, 1). Подобные горшки выделяются в комплексах IV-V вв. н. э. и на городище (Там же, с. 194, табл. V, 5, 10, 13). Эти лепные горшки так же, как и часто встречающиеся на городище острореберные лощеные миски (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, I. Открытые сосуды. - В кн.: Древности Нижнего Дона, с. 180 и сл., табл. VII, 3, 4, 8, 9; VIII, 2-8; IX, 1, 2, 4, 5, 7, 9. 10; X), имеют близкие аналогии в памятниках черняховской культуры Украины (Симонович Э. А. Лепная посуда памятников Черняховской культуры Нижнего Днепра. - КСИИМК, 1957, вып. 68, с. 15, рис. 5, 8).

Таблица XXXVII. Зеркала из погребений: 1 - 252; 2 - 251; 5 - 195; 4-171; 5 - 259; 6 - 261
Таблица XXXVII. Зеркала из погребений: 1 - 252; 2 - 251; 5 - 195; 4-171; 5 - 259; 6 - 261

Самые ранние, открытые в могилах Танаиса лепные кувшины происходят из погребения 220 I в. до н. э. - начала I в. н. э. (табл. XV, 5) и из погребений 253 и 265 И-III вв. н. э. (табл. XXI, 2; XVIL 4). Остальные кувшины открыты в могилах, относящихся к последнему периоду существования Танаиса - к концу IV - началу V в. н. э.

Вообще для танаисской лепной керамики сосуды с ручками менее характерны, чем для керамики других городов Боспора. Из культурных слоев III - I вв. до н. э. и I-III вв. н. э. на Недвиговском городище известны только отдельные экземпляры сосудов с ручками. Примером малого распространения в Танаисе лепных сосудов с ручками может служить то, что на участке площадью около 100 кв. м на раскопе VI, среди мусорных напластований, содержащих материал I в. до н. э. - II в. н. э., было найдено всего два обломка лепных ручек среди 990 фрагментов лепной керамики (Каменецкий И. С. Опыт изучения массового керамического материала из Танаиса, с. 161). Несколько больше фрагментов лепных сосудов с ручками встречается в поздних слоях Танаиса. В упомянутой выше могиле 186 IV в. н. э. вместе с лепным горшком открыт лепной лощеный кувшин с прямой ручкой, сужающейся к концу и соединенной с горлом перемычкой, тулово кувшина имеет биконическую форму с четко выраженным ребром (табл. XVI, 2). Подобные кувшины получили широкое распространение в Северном Причерноморье в позднеантичный период (См., например: Кругликова И. Т. О местной керамике Пантикапея, с. 109 и сл).

Два кувшина близкой формы открыты в могилах 214 и 225, IV в. н. э. (табл. XVIII, 2; XXI, 7). Первый кувшин с лощеной поверхностью имеет орнамент в виде вдавленных параллельных борозд. Подобный орнамент часто встречается на танаисских горшках с лощеной поверхностью из слоя IV-V вв. н. э. Подобной формы кувшины найдены в комплексах III-IV вв. н. э. на Боспоре (Гайдукевич В. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг., с. 42, рис. 39, 1; Кастанаян Е. Г. Лепная керамика. Мирмекия и Тиритаки, с. 227, рис. 39, 13; Арсеньева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 97, 137, табл. 17, 10).

Интересен кувшин из могилы 137 IV-V вв. н. э. (табл. XVI, 3). Он имеет орнамент в виде заштрихованных треугольников, расположенных между двумя параллельными линиями, и близок кувшинам с нарезным или нанесенным лощением орнаментом, встречающимся в сарматской керамике III-IV вв. н. э (Гайдукевич В. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг., с. 113, рис. 142; Гущина И. И. Некоторые формы сарматской керамики, с. 108, рис. 1, 9; Синицын И. В. Археологические исследования Заволжского отряда, с. 116, рис. 37, 18).

Также из могилы IV-V вв. н. э. (152) происходит грубо и небрежно сделанный кувшин со слегка вогнутым дном (табл. XVI, 1). Кувшины близкой формы встречались и в поздних слоях на городище (См., например: Арсеньева Т. М. Исследование вала на западном участке городища Танапса (1957 г.). - В кн.: Античные древности Подонья-Приазовья, с. 100, рис. 4). Аналогии этим сосудам имеются в памятниках Боспора II-IV вв. н. э (Гайдукевич В. Ф. Раскопки Тиритаки в 1935-1940 гг., рис. 139, 2; Кастанаян Е. Г. Лепная керамика Мирмекия и Тиритаки, с. 283, рис. 46, 3).

Особый интерес среди лепных сосудов вызывает лепная лощеная курильница, открытая в разграбленной могиле 260 первой половины III в. н. э. (табл. XIX, 1). Курильница составлена как бы из двух конусов и украшена снаружи налепным валиком. Прямые аналогии курильнице нам неизвестны. Это первая находка курильницы в могилах некрополя. На городище открыто довольно много курильниц самых разнообразных форм (Арсеньева Т. М. Лепная керамика Танаиса, I. Открытые сосуды, с. 186 и сл). Курильницы являются характерной принадлежностью сарматских могил (См., например: Шилов В. П. Калиновский курганный могильник, с. 482, рис. 53Г 11; Вязъмитина М. И. Сарматские погребения у д. Ново-Филипповка, с. 226, табл. III, 4; Синицын И. В. Археологические раскопки на территории Нижнего Поволжья. Саратов, 1947, с. 72; он же. Археологические исследования Заволжского отряда, рис. 6, 1; 8, 3; 19, 10; 36, 10; 37, 10, 11; Смирнов К. Ф. Курганы у сел Иловатка и Политотдельское, рис. 35, 2; он же. Археологические исследования в районе дагестанского селения Тарки в 1948-1949 гг. - МИА, 1951, № 23, с. 268; рис. 20, 8,11; 22, 5-7; 23), и их находки в Танаисе явно связаны с сарматским влиянием.

Простая кружальная керамика

В этот раздел включены две группы кружальной керамики. Первую группу составляют сосуды (не амфоры) без лакового покрытия, вероятно, привезенные в Танаис из центральных боспорских городов. Самый ранний по времени сосуд этой группы открыт в могиле 261 II в. до н. э. Это веретенообразной формы небольшой флакон, видимо, боспорского производства. Флакон имеет устойчивую расширенную ножку и остатки двух налепов - ручек на тулове (табл. XXVI, 3; XXVII, 3). По форме он несколько отличается от флаконов, открытых в одной из ранних танаисских могил с трупосожжением, второй половины III в. до н. э (См.: Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 12, 65, табл. XXIII, 1, 2).

В погребениях 207 и 209 I в. н. э. найдены кувшины, похожие между собой по форме, но имеющие отличия по характеру глины. Кувшин погребения 207 (табл. XIX, 5) красноглиняный и, видимо, происходит из мастерских Боспора. Второй кувшин не боспорского производства (табл. XIV, 2), сделан из светлой глины с большим количеством туфовых и блестящих включений. Кувшин был найден в могиле разбитым, большая часть горла у него отсутствует. Этот кувшин по форме и характеру глины напоминает кувшин из могилы 73 I в. н. э (Там же, с. 21, 62, табл. XXV, 1). Подобные кувшины в боспорских памятниках встречаются довольно часто (См., например: Кобылина М. М. Раскопки «Восточного» некрополя Фанагории в 1948 г., рис. 5, 5, 6). В Танаис такие сосуды попадали, независимо от места своего изготовления, из центральных боспорских городов.

Таблица XXXVIII. Находки из погребений 154: 1 - зеркало; 2 - бляшка
Таблица XXXVIII. Находки из погребений 154: 1 - зеркало; 2 - бляшка

В позднем погребении Танаиса - могиле 138 конца IV - начала V в. н. э. - найдена светлоглиняная ойнохоя с заметными примесями в глине песка и мелкого туфа (табл. XVIII, 1). Ойнохоя, видимо, тоже сделана не в боспорских мастерских.

Вторую группу составляет сероглиняная кружальная керамика, поверхность которой чаще всего покрыта лощением. Подобная керамика могла изготовляться и в самом Танаисе, местное гончарное производство серолощеной керамики на Нижнем Дону теперь засвидетельствовано (Капошина С. И. Одна из групп керамики с Кобякова городища. - КСИА-94, 1963, с. 37; Керамическое производство и античные керамические строительные материалы. - САИ, Г-1-20. М., 1966, с. 33, 34, № по каталогу 178-180). Серолощеная кружальная керамика Подонья имеет большое сходство в наборе форм с керамикой Прикубанья. И. С. Каменецкий из 16 типов серолощеной керамики, установленных им на донских памятниках, 13 типам находит самые близкие аналогии в кубанских материалах (Каменецкий И. С. Население Нижнего Дона в I-III вв. н. э. Автореферат дисс. М., 1965, с. 7, 8). Это сходство сосудов в значительной степени, видимо, может быть объяснено влиянием гончарного ремесла античных городов на развитие гончарного дела, как на территории Прикубанья, так и Нижнего Дона, что привело к некоторой нивелировке форм керамических сосудов. Но местное гончарное производство могло развиваться лишь в соответствии с требованиями населения, для нужд которого изготовлялась посуда. Качество и цвет глины сосудов, характер обработки поверхности лощением, орнаментация свидетельствуют о развитии керамического ремесла согласно с вкусом местного населения.

Таблица XXXIX. Находки из погребений: 1 - 254; 2 - 219; 3 - 261; 4 - 141; 5 - 255; 6 - 234; 7 - 195; 8 - 256
Таблица XXXIX. Находки из погребений: 1 - 254; 2 - 219; 3 - 261; 4 - 141; 5 - 255; 6 - 234; 7 - 195; 8 - 256

Серолощеная кружальная посуда открыта в следующих могилах:

В детском погребении 190 найдена небольшая полусферической формы Серолощеная крышечка с круглым отверстием в центре (табл. XXV, 2). Подобной формы крышки в керамических находках с городища не представлены. Аналогичные крышки имели широкое распространение в Прикубанье в памятниках III-I вв. до н. э (Анфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской, с. 177, рис. 9, 9, 10, 14-17).

Более обычную для танаисской керамики форму имеет сосуд из могилы 217 I в. н. э. - это небольшая сероглиняная миска с загнутыми внутрь краями на кольцевом поддоне (табл. XIX, 4). Похожей формы миски среди находок на городище встречаются довольно часто (См., например: Арсеньева Т. М. Местная керамика из Танаиса, с. 211, рис. 4, 9).

Большой сероглиняный лощеный кувшин из могилы 158 I в. н. э. имеет аналогии среди меото-сарматской керамики Прикубанья (табл. XVI, 6) (Анфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской, рис. 15). В могиле 198 того же времени сохранились обломки еще одного серолощеного кувшина, видимо, имевшего зооморфную ручку (табл. XVI, 5). Особый интерес среди рассматриваемой группы керамики представляет двуручный сосуд из могилы 176. В дно этого сосуда был вставлен небольшой обломок цветного стекла, относящийся, по определению Н. П. Сорокиной, к I в. н. э. (табл. XX, 1; XXI, 4). При раскопках на городище в 1972 г., в помещении, погибшем во время разгрома города в 40-х годах III в. н. э., найден второй серолощеный сосуд с вделанным в днище обломком стекла (Арсеньева Т. М. Работы в Танаисе. - АО 1972 г. М., 1973, с. 112). Обычай вставлять в днище сосудов стеклянные обломки получил широкое распространение. В. П. Шилов считает, что этот обычай появился на Кавказе и распространился оттуда (Шилов В. П. Калиновский курганный могильник, с. 480). В поздних танаисских могилах 138 и 140 конца IV - начала V в. н. э. открыты небольшие серолощеные кувшины с петельчатыми ручками (табл. XVIII, 4; XVII, 5). На дне одного из них имеется клеймо в виде колеса с перекрещивающимися спицами. Эти сосуды имеют также аналогии в поздних памятниках Прикубанья.

Сосуды с поверхностью, покрытой лаком

Чернолаковые сосуды. Открыты в трех эллинистических погребениях. Две небольшие чернолаковые мисочки найдены в могилах 237 и 261. Одна из мисочек украшена четырьмя пальметками (табл. XXVI, 7, 2; XXVII, 7). Обе они, судя по глине и лаку, видимо, происходят из малоазийских мастерских и точно датированы II в. до н. э., благодаря сопровождающим их другим могильным инвентарем.

В разрушенной могиле 179 II в. до н. э. сохранилась ножка большого чернолакового сосуда. Форму его восстановить трудно (табл. XXVII, 2).

Краснолаковые сосуды. Вероятно, малоазийское происхождение имеет большой одноручный кувшин, открытый в могиле 221 конца II-I в. до н. э. Красный лак по поверхности кувшина нанесен широкими горизонтальными полосами. Кувшин отличается тщательным исполнением (табл. XXIV, 5).

Началом I в. н. э. датируется маленький краснолаковый канфар, украшенный орнаментом в технике барботина, из могилы 229 (табл. XXIII, 7). Подобные канфары относятся к пергамским изделиям (Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 310, 311). Близкой формы канфар открыт на раскопе VI в пределах так называемого «западного крыла» городища в помещении ДД (Болтунова А. И., Каменецкий И. С., Деопик Д. В. Раскопки западного района Танаиса, с. 67).

Краснолаковые сосуды с широким округлым туловом на кольцевом поддоне и двумя петельчатыми ручками открыты в трех могилах некрополя. Найденный в погребении 116 II-III вв. н. э. подобный сосуд украшен орнаментом, исполненным зубчатым штампом на стенках тулова (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 42, 69, табл. XXIX, 5). В погребении 195 первой половины III в. н. э. (табл. XXII, 1) и погребении 257 (табл. XXV, 3) II - первой половины III в. н. э. найдены неорнаментированные сосуды. Обломки таких сосудов, как орнаментированных, так и без орнамента, на городище встречаются довольно часто. В Северном Причерноморье подобные сосуды датируются I-III вв. н. э (Knipowitsch Т. Untersuchungen zur Keramik romischer Zeit aus den Griechenstadten an der Nordkuste des Schwarzen Meeres. - «Materialien zur romisch-germanischen Keramik», 1929, IV, Taf. Ill, 3в; Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 304, 305, рис. 5, 1; Гайдукевич В. Ф. Некрополи некоторых боспорских городов (По материалам раскопок 1930-х годов). - МИА, 1959, № 69, с. 191, рис. 61; Кунина Н. 3., Сорокина Н. П. Стеклянные бальзамарии Боспора. - Труды ГЭ, XIII. Л., 1972, с. 161, рис. 7, 25).

В погребении 257 найден еще один краснолаковый сосуд с утраченной ручкой (табл. XXIV, 4). Подобной формы горшочки были распространены в Северном Причерноморье в I-III вв. н. э. (Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 304), встречались похожие сосуды и в Танаисе (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 23, 69, табл. XXII, 1).

К концу I-II в. н. э. относится чаша из могилы 256 с плавно изогнутыми стенками и вертикальным краем, скошенным внутрь (табл. XXV, 1). Такой формы сосуды в Танаисе встречаются довольно часто.

Краснолаковые чаши на кольцевом поддоне с округлыми стенками и загибающимися внутрь краями найдены в двух могилах - 258 и 262. Время бытования подобных чаш в Северном Причерноморье Т. Н. Книпович: определяет I-III вв. н. э (). Открытые в могилах чаши (табл. XXIII, 4; XXIV, 1) отличаются грубостью исполнения и, видимо, относятся к позднему периоду бытования керамики этой формы.

Особый интерес представляет комплекс краснолаковых сосудов из могилы 219 конца I - начала II в. н. э. Большая тарелка с отвесным бортиком из этой могилы имеет клеймо в форме ступни (табл. XXIII, 5). Подобные тарелки обычно датируются второй половиной I в. н. э (Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 303, 315). К тому же времени, видимо, относится небольшая чашечка с косыми стенками, невысоким бортиком и плоским, слегка вогнутым дном (табл. XXIII, б). Этот сосудик близок чашкам на низком кольцевом поддоне, распространенным в I в. н. э (Knipowitsch Т. Untersuchungen zur Keramik..., S. 15, Taf. 1, 4; Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 297, рис. 1, 4; Книпович Т. Н. Танаис, с. 68, рис. 25, 3). Более широкую датировку имеет открытый в могиле одноручный кувшинчик с воронкообразным горлом (табл. XXIII, 8). В Танаисе найдено еще два подобных же кувшина, видимо, все они происходят из одной мастерской. Один из них, с едва заметным лаковым покрытием, открыт во время раскопок некрополя вне погребения (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 62, табл. XXX, 6; Д. Б. Шелов отнес этот кувшинчик к типу простой кружальной керамики). Второй найден в хорошо датированном подвале помещения П раскопа IV, разрушенного во время разгрома города в 40-х годах III в. н. э. Последний сосуд, открытый в могиле 219, более редкой формы, близкой аналогии ему мы не знаем. Это глубокий сосуд на кольцевом поддоне с отогнутым наружу краем. Тулово его орнаментировано двумя рядами штрихов (табл. XXIII, 7).

В погребениях 154 и 266 найдены краснолаковые чаши с прямым бортиком и округлым туловом на кольцевом поддоне (табл. XIX, 2; XXIV, 3). Эта форма краснолаковых чаш наиболее часто встречается в Танаисе. Подобные сосуды широко распространены в северопричерноморских памятниках первых веков н. э (См., например: Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 302, рис. 3, 2, 4, 3).

В погребении 250 открыта чашечка с близким к вертикальному положению краем, округлыми стенками и выступающим в нижней части бортиком (табл. XXIII, 5). Еще одна такая же целая чашечка найдена в одном из помещений Танаиса II в. н. э. Чаши этого типа были распространены довольно широко. В Северное Причерноморье они попадали из центров, связанных с Пергамом, датируются I-III вв. н. э (Книпович Т. Н. Краснолаковая керамика первых веков н. э., с. 303, 315, рис. 3, 4, 5; Силантьева Л. Ф. Краснолаковая керамика из раскопок Илурата. - МИА, 195, № 85, с. 291, 292, рис. 6, 7, 2; Гайдукевич В. Ф. Некрополи некоторых боспорских городов, с. 207, 210, рис. 79, 3). Подобной формы чаши известны среди керамики из Чандарли (Loeschke S. Sigillata - Topfereien in TschandarlL - AM, 1912, XXXVII, S. 370, 371, Taf. XXVIII, 19), из раскопок афинскои агоры (Robinson H. S. Pottery of the Roman Period. Princeton, 1959, p. 24, 29, fig. 5, G 74; 61, G13, G14; 66, G74) и удаленных западных центров производства краснолаковой керамики (Boule J. La Terra sigillata hispanique en Mauretanie Tingitane. 1. Les Margues de potiers. - In: Etudes et travaux d'archeologie Marocaine, I. Rabat, 1965, fig. 6, 2, 3), хотя деталями профиля и размерами все они несколько отличаются друг от друга.

Краснолаковый кувшин (табл. XXIV, 2) из разрушенной могилы 182 I в. н. э. по форме близок к кувшинам уже известного в Танаисе типа (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 38, 67, 68, табл. XXIX, 3). Подобной формы кувшины в Северном Причерноморье встречаются довольно часто (См., например: Арсенъева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 135, табл. 14, 2, 10).

Сосуды, покрытые серым и коричневым лаком. Трудно определить центр производства сероглиняных блюд с невысоким бортиком на плоском дне без поддона, сделанных очень тщательно из мелкозернистой, хорошо отмученной глины. Поверхность у этих блюд покрыта лаком графитового оттенка (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 34, 62, табл. XIX, 2). Однако такое блюдо было найдено в могиле 86 II в. н. э (Там же). В центре дна у него имеется клеймо, окруженное несколькими кругами насечек, выполненных зубчатым штампом. Блюдо из могилы 195, первой половины III в. н. э. (табл. XVI, 4) имеет только орнамент, выполненный зубчатым штампом, поверхность в центре у него отслоилась и выяснить, было ли там клеймо, невозможно. Также трудно установить, было ли клеймо на блюде из погребения 182 I в. н. э., так как поверхность у него отслоилась почти везде (табл. XIX, 6; XX, 2). Обломки блюд близкой формы неоднократно встречались при раскопках городища, в частности крупные обломки подобного блюда найдены на II раскопе в 1955 г., в подвале Г, погибшем в 40-х годах III в. н. э.

Таблица XL. Находки из погребений: 1-6, 8 - 267; 7 - 253; 9 - 256
Таблица XL. Находки из погребений: 1-6, 8 - 267; 7 - 253; 9 - 256

Лаковое покрытие серо-коричневого цвета имеется и на небольшом сероглиняном канфаре из могилы 172 II - III вв. н. э. (табл. XXIII, 2). Большое количество мелких известковых включений в глине позволяет предположительно считать местом его изготовления боспорские мастерские.

Расписная керамика. Особняком от описанных выше сосудов стоит расписной кувшин из могилы 220 (табл. XXV, 5; XXVI, 4). По его плечикам и горлу по бурому матовому лаку нанесены горизонтальные полосы и спускающиеся зигзагообразные линии, сделанные белой краской. Кувшин очень близкой формы и системы росписи открыт в могиле некрополя Тирамбы I в. до н. э (Коровина А. К. Тирамба (городище и некрополь), с. 79, рис. 30, 8). Аналогичная роспись встречается на кувшинах начала I в. н. э., хотя форма их несколько отлична (Шкорпил В. В. Отчет об археологических раскопках в г. Керчи и его окрестностях в 1902 г. - ИАК, 1904, вып. 9, с. 150, рис. 46; Гайдукевич В. Ф. Некрополи некоторых боспорских городов, с. 216, рис. 83, 3; Арсенъева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 89, 134, табл. 14, 7; Корпусова В. Н. Некрополь у с. Золотое. - КСИА - 128, 1971, с. 88, рис. 35, 10).

Стеклянные сосуды

Стеклянные сосуды в танаисских погребениях встречаются редко. В раскопках некрополя 1955-1958 гг. не было найдено ни одного сосуда. В последующих раскопках стеклянные сосуды были открыты в семи могилах (182, 195, 251, 254, 256, 258, 267), причем в трех могилах находилось по два и по три сосуда. Форму части сосудов установить невозможно, от них до нас сохранились только стеклянный порошок и отдельные крупинки. Несколько стеклянных сосудов открыто и в курганном некрополе Танаиса (Казакова Л. М., Каменецкий И. С. Курганы Танаиса, с. 86; Арсеньева Т. М. Охранные раскопки курганного могильника Танаиса в 1969 г. - В кн.: Археологические памятники Нижнего Подонья, II. М., 1974, с. 153, табл. IV, 2; Каменецкий И. С. Катакомбное погребение в некрополе Танаиса. - АО 1972 г., с. 129).

Наибольший интерес из стеклянных сосудов представляет флакон с туловом в виде двуликой головы из погребения 251 (табл. XXVIII, 1). Он сделан из прозрачного зеленовато-бесцветного стекла со множеством пузырьков. Дно у флакона плоское, горло невысокое, цилиндрическое, слегка искривленное, оно заканчивается сильно отогнутым наружу краем, перегиб которого внутрь сосуда образует венчик. Для изготовления сосуда была использована двустворчатая форма, след от стыка двух половинок которой четко прослеживается по бокам головы. На тулове сосуда изображены два асимметричных неодинаковых юношеских лица с пухлыми щеками и выступающими округлым подбородком. Завитки волос переданы округлыми шишечками, образующими три ряда вокруг каждого лица. Букли спускаются на шею, служащую основанием сосуда.

Таблица XLL Ножи из погребений: 1 - 182; 2 - 249; 3 - 140; 4 - 214; 5 - 176; 6 - 219; 7 - 236; 8 - 248; 10-12 - 260
Таблица XLL Ножи из погребений: 1 - 182; 2 - 249; 3 - 140; 4 - 214; 5 - 176; 6 - 219; 7 - 236; 8 - 248; 10-12 - 260

Стеклянные фигурные сосуды в Северном Причерноморье встречаются очень редко. Н. П. Сорокина отметила 11 экземпляров подобных сосудов (Сорокина Н. П. Фигурный стеклянный сосуд из Ken. - CA, 1968, № 4, с. 181-189). Среди них есть флаконы, близкие танаисскому, наиболее похожим на него представляется херсонесский сосуд из могилы 1386 (Там же рис 3, 7; Извлечение из отчета К. К. Косцюшко-Валюжинича о раскопках в Херсонесе в 1902 г. - ИАК, 1904, вып. 9, с. 13, рис. 6 ). Все подобные изображения юношеских лиц на фигурных стеклянных сосудах Н. П. Сорокина связывает с изображением Диониса и его окружением. Видимо, так может быть трактовано лицо и на танаисском флаконе. Н. П. Сорокина относит бальзамарии, изображающие голову Диониса и оаличающиеся слабой моделировкой деталей, к сирийскому производству II-III вв. н. э. и отмечает ремесленность их исполнения.

Простые стеклянные бальзамарии открыты в погребениях 182, 254, 258 и 267, из них только один сохранился целиком (табл. XXVII, 4). Н. П. Сорокина отмечает, что в Северном Причерноморье стеклянные бальзамарии встречаются в могилах I в. н. э., но главным образом входят в комплексы погребений II и III в. н. э (Сорокина Н. П. Стекло из раскопок Паптикапея. - МИА, 1962, № 103, с. 228, 229). Целый бальзамарии из могилы 254 относится по классификации стеклянных бальзамариев Боспора, разработанной Н. 3. Куниной и Н. П. Сорокиной, к типу I, группе 2, варианта Г, распространенному в конце I - первой половине II в. н. э (Кунина Н. 3., Сорокина Н. П. Стеклянные бальзамарии Боспора, с. 161).

Обломок стеклянного сосудика, украшенного поперечной гравировкой из погребения 195 (табл. XXVII, 6), относится к фрагментам довольно широко распространенного в Танаисе во II-III вв. н. э. типа сосудов из восточносредиземноморских мастерских (Сорокина Н. П. Стеклянные сосуды из Танаиса. - В кн.: Древности Нижнего Дона, с. 204 и сл. рис. 1, 2-8; 2, 4, 8).

Условно восстановлена форма чаши из погребения 256 (табл. XXVII, 7). По определению Н. П. Сорокиной, эта чаша относится к I - началу II в. н. э.

Прочие сосуды

В погребении 157 II-III вв. н. э. найден небольшой алебастровый горшочек (табл. XXVII, 5). Это уже второй алебастровый сосуд, открытый в могилах Танаиса. Д. Б. Шелов считает, что подобные сосуды использовались как туалетные (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 14, 81, табл. XXIII, 7). Сосуды из алебастра часто встречаются в сарматских памятниках (Синицын И. В. К материалам по сарматской культуре на территории Поволжья. - СА, 1946, VIII, с. 29 и сл., рис. 27; Абрамова М. П. Сарматские погребения Дона и Украины II в. до н. э. - I в. н. э. - СА, 1961; № 1, с. 108).

Как туалетные своеобразные сосудики, видимо, использовались и створки раковин, найденные в могилах 217 и 220 I в. н. э. и I в. до н. э. - начала I в. н. э. Раковины встречались и в прежних раскопках (Шелов Д. Б. Некрополь Танаиса..., с. 81). Часто встречаются раковины в сарматских погребениях (Рыков П. Сусловский курганный могильник. Саратов, 1925, с. 16; Шилов В. П. Калиновский курганный могильник, с 500; Лнфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской, с. 186, 198) и в могилах античных некрополей (См., например: Гайдукевич В. Ф. Некрополи некоторых боспорских городов, с. 220; Арсенъева Т. М. Могильник у дер. Ново-Отрадное, с. 143).

В погребении 254 II в. н. э. сохранился обломок небольшой бронзовой крышечки (табл. XXXIX, 7), возможно, от туалетной коробочки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Gruzoperevozka перевозка мебели.


Пользовательского поиска