История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Страницы истории

Блеща средь полей широких, 
Вот он льется!.. 
Здравствуй, Дон! 
От сынов твоих далеких 
Я привез тебе поклон. 
Как прославленного брата, 
Реки знают тихий Дон; 
От Аракса и Евфрата 
Я привез тебе поклон.

А. С. Пушкин

Так приветствовал донской край А. С. Пушкин, сосланный в 1820 году царем на юг, в город Екатеринослав (ныне Днепропетровск). Вскоре по приглашению генерала Н. Н. Раевского опальный поэт вместе с его семьей отправился на Кавказ, следуя по почтовому тракту вдоль берега Азовского моря через Мариуполь, Таганрог, Ростов. Проездом они остановились в станице Аксайской, откуда открывался чудесный вид на Дон и Задонье, совершили поездку в Новочеркасск и в бывшую столицу Области войска Донского - Старочеркасск. В 1829 году по пути на Кавказ и обратно Пушкин снова посетил Дон, который и вдохновил его на создание этих проникновенных строк.

Путешественник, впервые попадающий на Дон, наверное, многое уже знает о степном крае, прошлое которого тесно переплелось с крестьянскими войнами XVII - XVIII веков, с именами Степана Разина, Кондратия Булавина, Емельяна Пугачева. Возникнув на окраине русского государства как боевой форпост, защищающий его южные границы, донское воинство принимало участие в крупнейших событиях отечественной истории. Напомним страницы истории, оказавшие решающее влияние на формирование духовной культуры людей, населяющих этот своеобразный край.

Географическое место этого края определяется бескрайними просторами Дикого поля, как называли в отдаленные времена земли Подонья, Приазовья, Северного Причерноморья и юга центральной части России. Сотни тысяч лет тому назад, начиная с древнекаменного века, здесь поселился человек, одни племена сменялись другими, шел длительный процесс хозяйственного и культурного освоения этих земель.

В бронзовом веке на Дону обитают киммерийцы, которых в начале железного века вытесняют скифы, а в VII - VI веках до нашей эры сюда вторгаются близкие им савроматские (сарматские) племена; на берегах Азовского моря возникают греческие колонии и основывается город Танаис, ставший крупным торговым центром и своеобразным государством внутри Боспорского царства. Греческий историк Геродот, географ Страбон оставили интересные описания жизни, нравов, обычаев скифов и других народов Причерноморья и Приазовья. Древние курганы, напоминающие о тех исчезнувших цивилизациях, до сих пор составляют неотъемлемую черту донского ландшафта.

В эпоху великого переселения народов из Центральной Азии на запад двинулись орды гуннов, которые, сметая все на своем пути, достигают южных степей, где и после них три столетия подряд господствуют только кочевые племена. В VII веке Придонье и Приазовье уже входят в Хазарское царство, образованное на Северном Кавказе. С этого периода на Дону начинают появляться и укрепляться славяне, в особенности после того, как в 965 году киевский князь Святослав разгромил хазарское войско и овладел древней крепостью Саркел (теперь это место находится на дне Цимлянского водохранилища). Приазовье и Тмутараканское княжество, расположенное на Таманском полуострове, вошли в состав древнерусского государства.

Однако славянам, жившим на Дону, пришлось долго вести мужественную борьбу с воинственными племенами печенегов, а затем половцев, постоянно совершавшими грабительские набеги на русские земли. Эти события нашли яркое отражение в поэме «Слово о полку Игореве», проникнутой страстным призывом к прекращению междоусобиц, к объединению всех сил для отпора врагу. В поэме упоминается река Дон и есть предположение, что князь Игорь находился в плену у половецкого хана Кобяка, ставка которого располагалась на нынешней территории западного района города Аксая.

Феодальная раздробленность привела к тому, что перед лицом татаро-монгольского нашествия разрозненные дружины русских князей не смогли противостоять организованному и сильному противнику. Несмотря на героическое сопротивление, многие русские города и села были сожжены, разрушены до основания, а тысячи жителей истреблены или обращены в рабство. Татаро-монголы опустошили южные города и поселения. Унылая картина открывалась перед случайным путником в этих краях. Русский церковный сановник Игнатий Смольянин, проделавший путь из Москвы в Константинополь, так описывает свои впечатления: «Везде голые, необозримые пустыни: нет ни селений, ни людей; одни дикие звери - козы, лоси, медведи, волки, выдры, бобры смотрят с берега на странников как на редкое явление в сей стране; лебеди, орлы, гуси и журавли непрестанно парили над нами. Там существовали некогда города знаменитые, ныне едва приметны следы их...» (Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 5. М., 1903, с. 57.) . Вот тогда-то эти огромные степные просторы со звенящим на ветру ковылем, с буграми и оврагами, поросшими густым, непроходимым кустарником, и были названы на Руси Диким полем.

В борьбе за освобождение от татаро-монгольского ига исключительно важную роль в истории нашей Родины сыграла Куликовская битва. В 1380 году 8 сентября на холмистом поле между реками Непрядвой и Доном стотысячное войско Дмитрия Донского сокрушило несметные полчища татар золотоордынского хана Мамая и обратило их в бегство. Прошло еще целое столетие, прежде чем Русь окончательно освободилась от татарского гнета, но победа на Куликовом поле ослабила военную мощь татар и принесла славу русскому оружию.

С укреплением Московского государства, усилением крепостничества растет число беглых крестьян, которые, спасаясь от преследования феодалов, уходили на юг, расселяясь у берегов рек. Дикое поле становится пристанищем свободолюбивых людей, которых вначале называли бродниками, а с XV - XVI веков - казаками. Основой существования их была охота и рыбная ловля, а занятия, главным образом, военный промысел.

Побывавший на Дону голландский вице-адмирал Крейс (в 1703 году) писал: «Казаки добродушны и щедры, не копят богатства, имеют много ума, хитры и особенно искусны в военном деле. Никто лучше казака не умеет напасть на неприятеля быстро и нечаянно, заманить его в засаду и воспользоваться малейшею его оплошностью. Они весьма храбры, равнодушно переносят голод, жажду и все случающиеся на войне тягости» (Цит. по кн.: Броневский В л. История Донского войска, описание Донской земли и Кавказских минеральных вод. Спб., 1834, с. 135.). Сами казаки тоже знали себе цену, когда говорили: «Зипуны-то на нас серые, да умы бархатные».

Письменное упоминание о постоянных казачьих поселениях относится к 1549 году. Ногайский князь Юсуф жаловался тогда Ивану IV на то, что казачий атаман Сары-Асман, построив на Дону три городка, беспрестанно тревожит его кочевья смелыми набегами. На это последовал дипломатический ответ: «На Дону живут разбойники без нашего ведома (...) мы и прежде сего посылывали истребить их, но люди наши достать их не могут» (Историческое описание Земли войска Донского. Ч. 1. Новочеркасск, 1867, с. 14.). Военная сила донского казачества использовалась для охраны русского государства на его юго-восточных рубежах, подвергавшихся в XV - XVII веках нападению бесчисленных врагов, из которых наиболее опасными были крымские татары и турки. За верную службу московское правительство оказывало поддержку казакам, выдавая им с 1570 года жалованье в виде денег, пороха, сукна, вина и хлеба.

Таким образом, в конце XVI века на Дону сложилась воинская казачья община, автономное положение которой и древний обычай: «С Дону выдачи нет!» - были официально признаны Московским государством. Первоначально демократическое самоуправление войска Донского, как оно именовалось, строилось по принципу выборности и общего решения жизненных вопросов. На войсковом кругу (собрании) избирался атаман, его помощник, есаул и писарь, которым все обязаны были беспрекословно подчиняться. Центром казачества стал укрепленный городок Раздоры.

Гордые и своенравные донцы - «буйственники и удальцы противу сосед и земляков своих» - не терпели никаких притеснений. Они далеко не всегда исполняли волю царя и часто нарушали его указы. Казаки нередко расправлялись с царскими послами, которые держали себя высокомерно с ними и неуважительно относились к войсковому кругу. По преданию, один из первых известных нам знаменитых на Дону атаманов, искателей правды и доли, - Ермак Тимофеевич, - несмотря на запрет Ивана Грозного, «гулял» десять лет «со товарищами» на Дону и Волге, громил корабли богатых русских купцов и топил суда персидских и бухарских послов. Царь приказал изловить и казнить отважного атамана вместе с его помощниками, но Ермак ушел на Каму (1581), в короткий срок покорив Сибирское царство, чем и завоевал себе в русском Отечестве славу и бессмертие.

Дальнейшая история казачества связана с многолетней героической борьбой против турецкой экспансии в устье Дона и на Азовском море. Важнейшую роль в территориальных поползновениях Османской империи играл город-крепость Азов, откуда турки, стремясь уничтожить казачество, совершали вылазки, а также оказывали поддержку крымским татарам и ногайцам в их походах на южные земли русского государства. Возмущенные жестокостью и вероломством врагов, казаки проявляли чудеса храбрости, не раз одерживая победы в неравных схватках.

Яркие страницы в истории казачества занимают антикрепостнические движения XVII - XVIII веков, которые, возникнув стихийно на Дону, разрастались до размеров всенародной борьбы. Бегство крепостных крестьян на Дон, где они становились вольными людьми, было одной из форм сопротивления классовому насилию. Однако классовые противоречия быстро обнаруживались и здесь. Расслоение казаков на богатых (домовитых) и бедных (голытьбу), выделение казачьей верхушки, которая захватывала лучшие пастбища и угодья, присваивала львиную долю военной добычи и царского жалованья, разрушало прежнюю демократичность общины, порождая социальные конфликты.

Используя казачество для освоения и защиты обширной территории на юге страны, царское правительство всячески стремилось подчинить его своему влиянию. Наступление на казачьи вольности встречало сопротивление голытьбы. Славные сыны мятежного казачества - Степан Разин, Кондратий Вулавин, Емельян Пугачев - остались в памяти народной заступниками угнетенных, борцами за волю:

«Ты взойди, взойди, красно солнышко,
Над горой взойди над высокою,
Над урочищем добра молодца,
Что Степана, свет Тимофеевича,
По прозванию Стеньки Разина!
Ты взойди, взойди, красно солнышко,
Обогрей ты нас, людей бедных...»

Жестокая расправа крепостников с восставшими сопровождалась ликвидацией автономии войска Донского. После казни Степана Разина казаки были приведены к присяге на верность царю. Разгромив булавинское восстание, Петр I отменил выборность атаманов и неписаный закон «с Дону выдачи нет!». Поражение Пугачева обернулось упразднением войскового круга и усилением влияния самодержавия на Дону. Казачья старшина, которая и раньше неизменно оказывала помощь самодержавию в подавлении восстаний, получает права служилого дворянства. Вольнолюбивые привычки донцов заметно ослабевают. Укрепленные города Ростов, Азов, Таганрог, где содержатся регулярные войска, контролируют выход в море и облегчают правительству вмешательство во внутреннюю жизнь казачества.

С 1721 года войско Донское переходит непосредственно в ведение Военной коллегии, и с этого времени участие казаков в войнах становится обязательной воинской повинностью. Донское казачество активно участвовало в Азовских походах Петра I (1695, 1696), Семилетней войне (1756 - 1763), в русско-турецких войнах 1735 - 1739 и 1768 - 1774 годов, в итальянском и швейцарском походах А. В. Суворова (1799), в Отечественной войне 1812 года - во всех крупных военных кампаниях России второй половины XIX века. Казачьи полки под командованием М. И. Платова, В. В. Орлова-Денисова, Я. П. Бакланова прославились своей доблестью и геройством.

В период капитализма вместе с ростом сельскохозяйственного производства, бурным развитием промышленности на Дону все яснее выступает классовое неравенство и неоднородность казачества, превращенного государством в особое замкнутое военное служилое сословие еще в XVIII веке посредством средневековой «муниципализации» на землю. Классовое расслоение казачества и крестьянства сопровождается образованием двух противоположных лагерей: с одной стороны, богатая часть казачества и кулацкая верхушка крестьянства, а с другой - казачья и крестьянская беднота. Устойчивость патриархальных отношений, спекуляция царского правительства на «дарованных» им привилегиях войску, которое оно теперь использует не только во внешних войнах России, но и как полицейскую карательную силу в подавлении революционного движения, более высокий по сравнению с другими регионами страны жизненный уровень, колебания середняка - все это сказалось на необычайно сложном, противоречивом и ожесточенном характере классовой борьбы на Дону. Народники, марксистские кружки, Ростовская стачка 1902 года - важные вехи в революционной истории Дона.

Социальные противоречия, не разрешенные в течение столетий, с особой остротой проявились в годы гражданской войны и становления Советской власти на Дону. С поразительным художественным мастерством, глубиной проникновения в стихию народной жизни об этом сложном периоде рассказал М. А. Шолохов в романе «Тихий Дон». Революционное казачество победило, открыв новую страницу в боевой и трудовой летописи донского края.

Среди других русских рек Дон не самая большая река. Но, кроме Волги, ни одна из них, пожалуй, не была так прославлена в летописях, песнях, легендах, сказаниях. «Тихий Дон», «Дон-батюшка», «Дон Иванович» - издавна нежно и ласково величали казаки реку, которая была их колыбелью, источником существования и духовной опорой. Почти в каждой казачьей песне упоминается Дон: ему поверяют сердечные думы, с ним разделяют радость и горе. Говоря о донском фольклоре, своеобразной ветви русского поэтического творчества, В. И. Ленин как-то заметил: «Тот же народ, а совсем другие песни, полные удали и отваги, смелые действия, смелый образ мыслей...» (См.: Бонч-Вруевич В. Д. Воспоминания о Ленине. М., «Наука», 1969, с. 421.).

Природное окружение, исторические условия жизни казачества во многом определили самобытные черты развития культуры Дона, Примечательная особенность ее - устойчивость старых традиций, любовь к контрастам, широкое и свободное проявление вольнолюбивой натуры.

Например, в покрое одежды и в ее выборе казаки долго не стесняли себя какими бы то ни было образцами. Их наряд представлял собой пеструю смесь различной одежды. «Мы живем по древнему нашему обычаю - всякий одевается как ему угодно: один черкесом, другой по-калмыцки, иной - в русское платье старого покроя. Немецкое платье никто у нас не носит, и охоты к нему вовсе не имеем» (Сухоруков В. Д. Общежитие донских казаков в XVII-XVIII столетиях. Новочеркасск, 1892, с. 43.) , - писали казаки Петру I, благодаря его за то, что их не коснулся царский указ носить «немецкое платье» и стричь бороду.

Предметы декоративно-прикладного искусства имеют такой же характер, обусловленный их происхождением. Оружие, бытовые вещи, украшения - все это трофеи, добытые во время походов «за зипунами» или же приобретенные в результате торгового обмена. Собственного художественного промысла, за исключением небольших оружейных и гончарных мастерских, на Дону не было и не могло быть: «В воинственной общине, столь своеобразно сложившейся, где занятие земледелием считалось тяжким преступлением, не было места художеству и искусству, не могли процветать и ремесла» (Номикосов С. Статистическое описание войска Донского. Новочеркасск, 1884, с. 12.).

Только на рубеже XVII - XVIII веков на Дону начал складываться определенный тип одежды, хотя единая форма для всех казачьих войск была введена лишь в 1801 году. Наиболее традиционным оставалось отношение к оружию, которое у казаков ценилось превыше всего: им любовались, вешали на самое почетное место, - оно передавалось из поколения в поколение как драгоценная реликвия, символ боевой славы отцов и дедов.

С этого же времени на Дону развивается и архитектура жилых помещений, строятся внушительные по размерам церкви. Раньше эстетическому оформлению жилой среды не придавалось особого значения: «...казаки не заботились о красоте и удобстве землянок своих, дабы, как говорили прадеды, не играл на них глаз вражеский; и при нашествии врага оставляли их без сожаления» (См.: Броневский В л. История Донского войска..., с. 93.). Природные особенности мест, где они обычно селились, - естественно укрепленные участки земли, затопляемые весенним разливом, - привели к созданию и особого типа дома - казачьего куреня, внешний и внутренний вид которого в полной мере отражал эстетические вкусы, мировосприятие его владельца. В большинстве своем возникнув в качестве крепостных сооружений, города и станицы Дона претерпели в дальнейшем значительные изменения. На облике зданий сказывались стилевые поиски архитектуры столичных центров. Конечно, и по размаху и по чистоте выражения стиля провинциальная архитектура не могла тягаться со столичной, но относительная независимость казачества, присущее ему чувство собственного достоинства немало способствовали тому, что здесь были созданы незаурядные произведения. Многие из них еще не были объектом специального исследования, и нам придется впервые познакомить с ними читателя. Огромное богатство памятников - с древнейших времен и до наших дней - находится на территории Ростовской области. Дон - родина многих выдающихся военных деятелей, ученых, писателей и художников. Изучая памятники прошлого, воскрешая духовную атмосферу ушедших столетий, мы глубже постигаем историю нашей Родины, начинаем больше ценить настоящее.

В коротком и сжатом очерке невозможно пройти по всем дорогам донской земли. Мы предлагаем читателю совершить путешествие по нижнему течению Дона, по городам и пунктам, включенным в маршрут «серебряной подковы». Рассказывая о строительстве городов, истории отдельных памятников, о событиях, связанных с ними, мы должны сразу оговориться, что далеко не все достойные внимания памятники прошлого и современности вошли в нашу книгу. Некоторые будут упоминаться лишь по ходу путешествия. Знакомство с Ростовом-на-Дону вообще ограничено первоначальной его историей, так как в задачу серии не входит обзор крупных городов.

Заманчиво было бы отправиться и в верховье Дона, которое не менее интересно эпической красотой природы, историко-культурным наследием. В любом путешествии бывает трудно остановиться - дали всегда влекут вперед! Поэтому не станем искушать читателя перечнем достопамятностей края и вернемся К нашему маршруту.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска