История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

КОНЕЦ ТАНАИСА

Катастрофа

Надписи и археологические раскопки говорят о том, что во II и в первой половине III в. н. э. Танаис переживал эпоху большого экономического подъема. Но над городом уже сгущались зловещие тучи. Не напрасно так лихорадочно восстанавливаются и строятся оборонительные сооружения - стены, башни, рвы. Обстановка в степях становится все более тревожной, с востока и с севера в причерноморские степи прорываются новые орды кочевников, не знакомых с античной культурой и не умеющих ценить ее достижения. Эти новые пришельцы не были заинтересованы, как скифы и сарматы, в развитии торговых связей с античными городами. Для них города, встречающиеся на их дороге, являлись только объектами грабежа. Танаис лежал на пути всех кочевых прередвижений, ему первому пришлось испытать удар новых орд, вторгшихся в Северное Причерноморье в III в н. э.

Еще Леонтьев обратил внимание на следы разрушения города, встречающиеся повсюду на городище. «Развалины города показывают,- писал он,- что это разрушение было самое страшное, какое только можно себе представить: в городе почти не осталось камня на камне; от весьма многих стен сохранились нижние ряды каменной кладки; башни разрушены почти до основания, и самые погреба засыпаны развалинами обрушившихся строений... В разорении участвовал огонь, которого следы видны почти везде во внутренней части города и на внутренней стороне городских стен и башней; одна из открытых башней обгорела даже со всех сторон» (П. М. Леонтьев. Археологические разыскания на месте древнего Танаиса и в его окрестностях. Сборник «Пропилеи», т. IV, стр. 438).

Леонтьев полагал, что этот разгром Танаиса учинили гунны, вторгшиеся в Причерноморье в конце IV в. н. э. Новейшие раскопки показали, что на самом деле катастрофа произошла гораздо раньше - около середины III в.

Где бы ни велись раскопки на Недвиговском городище, всюду натыкаешься на следы этой катастрофы. Обрушившиеся стены домов, обгорелые балки, уголь и зола от сгоревших крыш, следы огня на каменных постройках и на керамике - все это последствия колоссального пожара, охватившего и уничтожившего весь город. Внезапная и единовременная гибель всего города в огне совершенно несомненна. Конечно, пожары случались в Танаисе нередко. При скученной застройке города и при том условии, что крыши танаисских домов были соломенными или камышовыми, случайно возникший пожар мог опустошить большой район. Но маловероятно, чтобы танаисцы дали такому случайному пожару уничтожить весь город. И уж совсем невозможно думать, что город после такого пожара не был бы вновь восстановлен жителями.

А между тем Танаис более 100 лет после катастрофы лежал в развалинах, и жизнь на городище не возобновлялась. Видимо, некому было восстанавливать город - значит, край этот сразу обезлюдел. Это могло случиться только в том случае, если пожар города не был просто стихийным бедствием, а явился следствием взятия и разгрома Танаиса неприятелем и сопровождался истреблением или угоном всех его жителей. Такое предположение тем более вероятно, что в это же время полностью прекращается жизнь и на других поселениях в Нижнем Подонье, где она существовала в первые века нашей эры.

Мы можем представить себе, как надвинулась на Танаис беда.

…Давно уже до горожан доходили слухи о каких-то новых народах, прикочевавших в донские степи откуда-то издалека, не то с восточных Рипейских гор, не то от северного Гирканского моря. Новые пришельцы говорят на непонятном языке и молятся неизвестным богам. Они свирепы и жестоки, ничего не щадят и все уничтожают на своем пути. Танаисцы спешно заканчивали строительство оборонительной линии вокруг города, надеясь защититься крепкими стенами от нашествия незваных пришельцев. День и ночь сооруженные патрули обходили городские стены, были усилены караулы у ворот, конные разъезды отправлялись в разные концы городской округи.

Но вот запыленные и окровавленные всадники из разъездов принесли весть о приближении страшного неприятеля. А ночью на севере и востоке запылали зловещие зарева - это пришедшие варвары жгли небольшие нижнедонские поселки, не имевшие мощных оборонительных укреплений. Утром с городских стен жители увидели, что все степи вокруг покрыты передвигающимися войсками варваров. По всем направлениям с гиканьем мчались всадники, подскакивали к самому городскому рву, выпускали в защитников города длинную тяжелую стрелу из большого лука и уносились обратно; скрипели кибитки на колесах, там и сям загорались походные огни костров. С горечью смотрели танаисцы, как гибнут под копытами лошадей их огороды, как горят подожженные пришельцами хлеба, как варвары угоняют в глубь степи захваченные стада. Но со всеми этими потерями можно примириться, лишь бы уцелеть самим, лишь бы не допустить неприятеля в город. Правда, жителям Танаиса, кажется, не нужно особенно опасаться штурма. Чтобы добраться до города, варвары должны преодолеть широкий наполненный водой ров, подняться на отвесные стены в 4-5 раз выше человеческого роста; и все это под градом стрел и камней, под ударами мечей и копий защитников города. Осаждающие не имеют штурмовых башен, мощных таранов, метательных машин и прочей осадной техники, так хорошо разработанной греками и римлянами. Длительная осада тоже не очень опасна Танаису: в городе есть источники питьевой воды, в подвалах хранятся большие запасы зерна и других съестных припасов. Варвары же скоро все истребят вокруг себя, их коням нечего будет есть, и они должны будут снять осаду. А может быть, и боспорский царь пришлет корабли на помощь осажденному городу.

И все же Танаис был взят неприятелем. Как это случилось, мы не знаем: может быть, осаждавшим удалось поджечь город зажигательными стрелами и, воспользовавшись пожаром, ворваться в Танаис; может быть, городские укрепления все еще не были закончены к моменту нападения и это облегчило варварам взятие города; может быть, нашлись в городе предатели, которые тайно отворили ворота осаждавшим. Находка в городских развалинах большого количества зерна говорит о том, что не истощение в результате долгой осады заставило жителей сдаться. Не было замечено при раскопках и следов ожесточенного штурма города. Обычно, когда города погибают в результате неприятельского штурма и резни населения, при раскопках обнаруживаются сотни и тысячи скелетов защитников города и нападающих, лежащих там, где их застала смерть; особенно много их бывает в оборонительном рву, в развалинах укреплений. Именно такую картину дают раскопки некоторых древнерусских городов, захваченных и сожженных татаро-монголами в XIII в. Правда, в Танаисе спустя сто с лишним лет после разгрома вновь возродилась жизнь, и новые поселенцы, конечно, собрали и захоронили останки погибших, которые им попались. И все же какое-то количество костяков должно было бы дойти до нас под развалинами стен и в засыпанных камнями помещениях, если бы число погибших было очень велико. Не много найдено и оружия. На развалинах описанной мукомольни, примыкавшей к городской оборонительной стене, поверх рухнувших балок перекрытия найден железный меч. Может быть, один из защитников города, стоявший на стене, раненый или убитый, выронил меч, который и упал на крышу прилегающего дома. В соседнем помещении найден железный наконечник копья. Небольшое количество найденного оружия и отсутствие скелетов убитых людей говорит, кажется, о том, что ожесточенных схваток на улицах города не было. Видимо, большая часть жителей была еще жива, когда Танаис был разрушен пожаром. Но жители не смогли вернуться на свои пепелища, не смогли даже забрать ценные вещи и деньги, находившиеся в домах. Вероятнее всего, они были захвачены и угнаны неприятелями, обратившими их в рабов. А покинутый город горел и разрушался. Так кончился период расцвета Танаиса.

Железный меч, выпавший из рук одного из защитников Танаиса
Железный меч, выпавший из рук одного из защитников Танаиса

Керамика и другие вещи, а особенно боспорские монеты, найденные в разрушенных пожаром домах, позволяют установить, когда произошла катастрофа. Это случилось в 40-х годах III в. н. э. Самая поздняя из найденных в Танаисе боспорских монет помечена 535 г. боспорского летоисчисления, который приходится на 238 г. н. э. Позднейшая из дошедших до нас танаисских надписей имеет дату 541 г. боспорской эры, т. е. 244 г. н. э. Видимо, очень скоро после этого город и был разгромлен.

Кто были враги, разгромившие Танаис, мы точно не знаем. Но можно предположить, что он пал под ударами большого объединения племен, создавшегося в III в. н. э. в Причерноморье. Во главе этого объединения стояли готы, племя германского происхождения. Но главную силу составляли, видимо, не они, а пришедшие с востока племена боранов, герулов и др. Несколькими десятилетиями позже эти племена обрушились на основные области Боспора, на Керченский полуостров, разрушили там многие населенные пункты и даже захватили на некоторое время в свои руки власть на Боспоре.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Часы мужские наручные недорогие купить: купить часы мужские реплика nwatch.ru.


Пользовательского поиска