История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

ДОПОЛЕМОНОВСКИЙ ТАНАИС

На улицах и в домах древнего города

Об основании Танаиса боспорскими греками упоминает Страбон. Но греческий географ не говорит о том, когда это произошло. Из того факта, также отмеченного Страбоном, что Танаис был разрушен боспорским царем Полемоном (правившим в конце I в. до н. э.), а до этого служил важным торговым центром, явствует только, что город возник задолго до Полемона. Но когда именно? Только археологические материалы могут ответить на этот вопрос.

Мы уже знаем, что Леонтьев не нашел в недвиговских древностях ничего, относящегося, на его взгляд, к дополемоновским временам, и предполагал, что после разрушения Полемоном Танаис был перенесен в другое место. И хотя позднее ошибка Леонтьева обнаружилась и стало ясно, что на Недвиговском городище встречается много находок, относящихся к III-I вв. до н. э., представление о существовании двух городов, носивших имя Танаис, было столь прочным, что исследователи продолжали считать такое перенесение возможным если не в послеполемоновское время, то в более раннюю эпоху, объясняя его то изменением русла Дона, то другими причинами.

Только работы Нижне-Донской экспедиции положили конец этой путанице с мнимыми двумя Танаисами, открыв на Недвиговском городище не только множество вещей III - I вв. до н. э., но и целый городской район этого времени, расположенный в западной части городища. Посмотрим теперь, как выглядел город в первые века, своего существования.

Узкие переулочки, или, лучше сказать, проходы, не превышающие 1-2 м ширины, стиснуты с обеих сторон стенами домов. По такому переулку, вымощенному камнем, можно было пройти пешком, прижимаясь к стенке, если навстречу попадался другой прохожий, можно было прогнать осла, нагруженного корзиной или мешком, но конечно здесь не могла проехать никакая повозка. Нашему современнику, привыкшему к широким проспектам и бульварам, к свободной планировке городов и деревень, такая скученность может показаться непонятной. А между тем она легко объяснима. Ведь все непрерывно увеличивающееся население городка нужно было втиснуть в пространство, ограниченное оборонительными стенами; расти вширь город не мог, приходилось всячески экономить место. То же явление наблюдается и гораздо позже в средневековых городах Европы и Востока: вспомним хотя бы узкие улочки, мало отличающиеся по ширине от танаисских, в средневековых кварталах старинных городов; их можно найти и в Таллине, и в Праге, и в Пловдиве, и в Баку, и во многих других местах.

Тесная застройка характерна для Танаиса, как и для других древних городов
Тесная застройка характерна для Танаиса, как и для других древних городов

Глухие каменные стены тянулись вдоль этих проулков, только изредка в такой стене открывалась дверь, ведущая во внутренний дворик дома: обычно в античных городах жилые и хозяйственные помещения каждого домовладения группировались вокруг такого дворика и не имели ни окон, ни дверей, выходящих на улицу. Дворики были вымощены плоскими камнями, среди которых можно иногда заметить узкую прикрытую каменной плитой горловину глубокого колодца или цистерны для собирания дождевой воды. Стенки колодцев и цистерн тоже выложены камнем, а на дне их обычно попадаются обломки амфор или кувшинов. Вероятно, от времени до времени какая-нибудь небрежная хозяйка или нерадивая рабыня, черпая воду из колодца, разбивала глиняный кувшин о камни или роняла на дно небольшую амфору; такие мелкие домашние неприятности, случившиеся более 2000 лет назад, позволяют нам теперь по обломкам разбитых сосудов определить, когда пользовались древним колодцем или цистерной. Во двориках также выкапывали цилиндрической или грушевидной формы ямы для хранения зерна.

Дома в Танаисе строились из камня, благо его под руками1 было много: около города находились естественные выходы известняка, да и значительная часть самого Тана-иса стояла на известняковой скале. Известняк - камень сравнительно мягкий, он легко поддается обработке, но в Танаисе не считали нужным его обтесывать: выломанные из скалы камни неправильных очертаний без обработки укладывали в стены построек, скрепляя их жидкой глиной или грязью. Строителей при этом не смущали ни кривизна стен, ни относительная непрочность таких построек. Конечно, такие стены не могли выдержать тяжести второго этажа или черепичной крыши, да в этом и не было надобности: дома в городе были, по-видимому, сплошь одноэтажные и покрывались соломой или камышом, в изобилии произраставшем в плавнях донской дельты. Обломки черепицы, самого обычного и распространенного в античном мире кровельного материала, в огромном числе находимые при раскопках греческих городов, в Танаисе встречаются очень редко. Вероятно, черепицей были покрыты только немногие, наиболее богатые дома или общественные здания.

Помещения каждого танаисского дома группировались вокруг мощного дворика
Помещения каждого танаисского дома группировались вокруг мощного дворика

Сложенные кое-как из необработанного камня, танаисские дома не могли быть долговечными. Раскопки западного района города показали, что примерно за 250 лет, пока существовал этот район, он перестраивался много раз, старые постройки разрушались и разбирались на камень, на их месте строились новые. От наиболее древних, относящихся еще к III в. до н. э. домов, уцелели только фундаменты, на которых были воздвигнуты новые здания. Эти здания в свою очередь приходили в ветхость и заменялись новыми. Относительно хорошо сохранились до нашего времени только постройки последнего периода, погибшие в конце I в. до н. э. Они, конечно, тоже разрушены, но все же стены их достигают иногда и теперь еще высоты 1,5-2 м.

Непритязательные небольшие домики танаитов не были украшены ни снаружи, ни изнутри. При раскопках их не встречаются обломки архитектурных украшений или куски великолепной античной штукатурки, обычные для раскопок богатых греческих городов.

Изнутри стены танаисских домов покрывались просто глиняной обмазкой. Глинобитными были и полы в комнатах; они многократно подмазывались заново, как это делается с глиняными полами и теперь, и в результате общая толщина пола в некоторых домах превышает 0,5 м. В холодное время года эти жилища отапливались при помощи очагов или примитивных печей, сложенных из камня или глинобитных. Дым из очага наполнял комнату, стлался под потолком и уходил через дверь или через специальное небольшое отверстие в стене.

Остатки ранней городской оборонительной стены
Остатки ранней городской оборонительной стены

Легко себе представить, как часто от таких очагов происходили пожары и как губительны они были для тесно сбившихся в кучу домиков, крытых камышом и соломой. Вероятно, пожары являлись одной из главных причин частых перестроек и перепланировок древних зданий.

Гораздо тщательнее и капитальнее, чем жилые и хозяйственные постройки, были сложены оборонительные стены. Если жители города могли мириться со многими неудобствами жизни в своих примитивных домах или просто не замечать этих неудобств, то оставаться незащищенными перед лицом враждебных кочевых соседей было невозможно. Уже в III в. до н. э. были построены первые оборонительные стены вокруг города. В их основание строители поместили большие каменные глыбы, сами же стены были сложены из необработанных камней на глиняном растворе. Только в углы стен и башен были положены правильно отесанные прямоугольные блоки. Но камни для оборонительных стен выбирались тщательней и укладывались аккуратней, чем в других постройках. Толщина стен достигала 3 м, какова была их высота, мы не знаем, так Как от стен сохранились только нижние ряды кладки, большую же часть их разобрали на камень еще в древности. Во всяком случае, при такой толщине их высота должна была составлять не менее 5 м, что могло обеспечить укрывшихся за ними жителей от внезапного налета степняков-кочевников, которые вряд ли были знакомы с осадной тактикой и для которых и такие стены служили значительным препятствием. От более упорного и опытного врага такие укрепления, конечно, спасти не могли. И это обнаружилось, когда против Танаиса выступил во всеоружии греческого военного искусства боспорский царь Полемон.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска