НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ГОРОДА И СТАНИЦЫ   МУЗЕИ   ФОЛЬКЛОР   ТОПОНИМИКА  
КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мостовые, спуски и древесные насаждения

Мостовыя, спуски и древесныя насажденiя.

Мостовыя на улицахъ есть принадлежность всякаго сколько нибудь благоустроеннаго города; въ нашемъ же черноземномъ грунте, да еще съ примесью глины, это положительно насущная потребность. Не говоря уже о затрудненiяхъ при перевозке тяжестей при нашихъ осеннихъ и весеннихъ распутицахъ но и для обыкновеннаго движенiя по городу мостовыя необходимы. Если же, къ этому прибавить важное гигiеническое и санитарное значенiе мостовой, предотвращающей пыль, разносящую по городу заразу, нечистоту и портящую зренiе и препятствующей образованiю болотъ въ котловинахъ площадей и улицъ; то устройство мостовыхъ доростаетъ до доказательства культурности страны.

Bсе лучшiя, важнейшiя начинанiя въ Таганроге относятся ко времени учрежденiя градоначальства. Первые градоначальники это были не только начальники, но и отцы-радетели города. Въ 1803 году градоначальникъ Дашковъ съ согласiя местнаго общества установилъ для мощенiя улицъ особенный сборъ съ приезжающихъ въ городъ и выезжающихъ изъ него подводъ лошадей и воловъ по 1 коп. Однако же не смотря на этотъ сборъ въ 1806 году мостовыхъ еще не было, поэтому баронъ Кампенгаузенъ, приказавъ вымостить на главныхъ двухъ улицахъ тротуары, приступилъ снова къ вопросу замощенiя улицъ, поручилъ подполковнику инженеру Дрейеру составить соображенiе и смету на мощенiе камнемъ улицъ. Мощенiе предположено производить такъ: выстлавъ прежде пламмою здешнимъ бутовымъ камнемъ, потомъ разбить таковой же камень на мелкiе куски и ими защебенить промежутки крепко, затемъ навозить остающiйся отъ построекъ кирпичный мусоръ или пропущенный чрезъ грохотъ песокъ, а после засыпать морскимъ щебнемъ. Средину улицы предположено было поднять до 20 дюймовъ такъ, чтобы улица имела выпуклую поверхность. Канавы и тротуары должны быть по обеимъ сторонамъ улицы и выстланы камнемъ на извести. Ширина мостовой должна равняться 4 саженямъ, канавы 3 аршинамъ, тротуары 4 аршинамъ и обочины между канавой и постовой 2 аршинамъ. Планъ этотъ былъ составленъ еще ранее инженеромъ Ефимовымъ и одобренъ Дрейеромъ, который въ 1808 году составить следующую смету работамъ: устройство мостовыхъ, тротуаровъ, прорытiе одного крепостного бастiона и четырехъ равелиновъ, спусковъ къ морю и площадей обойдется 724461 руб. 34 1/2 коп. На сколько было сделано соответственно составленной смете и плану нетъ определенныхъ сведенiй; во всякомъ случае несомненно, что далеко не было выполнено предначертанное. Требовались большiя средства, требовались искусные техники, а ихъ и теперь мало; — что же было тогда? Къ тому же градоначальники не долго оставались на месте и переходили на другiя большею частью высшiя должности и не успевали закончить начатое дело, требовавшее времени для своего, завершенiя. Следующiй градоначальникъ Папковъ продолжалъ Дело мощенiя улицъ; съ этою целью онъ применилъ указъ, изданный для города Твери и на основанiи его установилъ, чтобы фурщики, приезжающiе въ городъ, привозили камень или возъ щебня съ берега моря; неисполнившихъ этого распоряженiя велено было штрафовать по гривне въ день. Сборъ этотъ подъ именемъ хрящеваго продолжался очень долго, постоянно возрастая, такъ что въ 1826 году уже взималось по 30 коп. за несоблюденiе постановленiя о ввозе камня или хряща. Все время работами по устройству мостовыхъ заведывалъ Строительный Комитеть и только въ 1847 году перешли онъ въ веденiе Мостового Комитета, состоявшаго подъ председательствомъ градоначальника, но Комитетъ этотъ просуществовалъ не болъе двухъ летъ.

Собиранiе натуральной повинности въ пользу мостовой представляло большiя затрудненiя и не могло правильно производиться, почему градоначальникъ Лавровъ въ 1859 году возбудилъ ходатайство о переложенiи натуральной повинности въ денежную по 12 к. за каждый возъ и объ учрежденiи въ Таганроге особаго Комитета для наблюденiя за этимъ сборомъ и за устройствомъ мостовыхъ. Вследствiе этого ходатайства состоялось высочайше утвержденное 28 ноября 1860 года мненiе Государственнаго Совета, вошедшее въ продолж. законовъ 1863 г. въ измененiе ст. 288 уст. стр. т. XII следующаго содержанiя: «извозчикъ, привозящiй въ г. Таганрогъ и вывозящiй изъ онаго сухимъ путемъ товарную кладь долженъ въ каждый прiездъ одинъ разъ или привезти возъ щебня пли уплатить 12 коп. въ пользу города, который взаменъ сего обязывается пускать на свои пастбища безденежно лошадей извозчиковъ, отбываюшихъ эту повинность». Этимъ же закономъ было разрешено городу учредить Комитетъ для мощенiя улицъ изъ городскихъ обывателей.

Съ открытiемъ въ 1869 году движенiя по железной дороге къ Таганрогу, мостовой сборъ естественно сталъ уменьшаться, потому что ввозилась въ городъ главнымъ образомъ пшеница, которая теперь шла на подводахъ только изъ ближайшихъ местъ. Этотъ сборъ въ 1872 году не превышалъ 4500 руб. Въ силу этого новое городское управление 30 марта 1873 года возбудило ходатайство о переложенiи этого сбора на отпускной хлгебъ за границу по примеру Одессы, въ размере 1/2 коп. съ пуда. Переписка по этому делу велась очень долго и въ обширномъ размере и наконецъ состоялось высочайше утвержденное 18 декабря 1879 года мненiе Государственнаго Совета объ установленiи некоторымъ Городамъ, въ томъ числе и Таганрогу, временнаго сбора съ отвозныхъ за границу товаровъ по 1/2 коп. съ пуда съ целью устройства портовыхъ сооруженiй и мостовыхъ; вместе съ этимъ, конечно, отмененъ хрящевой сборъ.

Новый сборъ съ отвозимыхъ товаровъ далъ возможность производить замощенiемъ камнемъ крепкой породы, отделаннымъ въ более или менее правильные кубы, что делало мостовую крепкой, спокойной для езды и менее подвергающей ломке ломовыя дроги. Для наблюденiя за работами въ 1879 году была избрана особая коммиссiя. Въ течение времени съ 1880 года по 1895 въ пользу города поступило 1/2 копеечнаго сбора 1067277 руб. 54 коп. На эти средства замощены следующiя улицы и переулки:

улица/переулок протяженiе стоимость
Петровская 6122,70 квадр.саж. 75768р.41к.
Греческая 3928,97 48621 „ - „
Николаевская 5054,29 59517 „ 95 „
Iерусалимская 6766,01 83729 „ 37 „
Александровская 4446,26 52044 „ 15 „
Гимназическая 635 7859 „ 12 „
Елизаветинская 862,20 9745 „ 09 „
Митрофановская 672,65 8329 „ 49 „
Екатерининская 803,26 7965 „ 12 „
Мало-Кампепгаузенскiй съ частью Гимназической 1641,86 16856 „ 83 „
Михайловская заготовка материала - 1518 „ 57 „
Дворцовый пер. 977,60 12097 „ 80 „
Успенскiй 1730,61 21416 „ 29 „
Комерческiй 2507,92 30476 „ 76 „
Денальдовскiй 2181,35 23476 „ 30 „
Итальявскiй 3056,93 17829 „ 50 „
Варвацiевскiй 1358,28 16808 „ 71 „
Полицейскiй 1626,85 20132 „ 26 „
Большой Биржевой 877,99 10865 „ 12 „
Соборный 1028,64 12729 „ 42 „
Садовый 375 4640 „ 62 „
Кампенгаузенсюй 1201,27 14865 „ 71 „
Ярмарочный 2042,33 25273 „ 83 „
Кладбищенскiй 579,68 7173 „ 54 „
Соединенiе кладбищенскаго пер. съ товарнымъ дворомъ железной дороги 921 11397 „ 37 „
Воронцовскiй спускъ 1178,74 14586 „ 91 „
Большой биржевой 1157 14041 „ 56 „
Всего 53734,39 651407 „ 28 „

Устройство спусковъ, какъ и устройство мостовыхъ въ Таганроге имееть важное значенiе для благосостояния населенiя - потому что полуостровъ, на котором расположенъ Таганрогъ везде, кроме Касперовки круто спадаетъ къ морю и имеетъ глинистый грунтъ, что делаетъ съездъ по морю во время грязи въ высшей степени труднымъ и иногда невозможнымъ, а между темъ населенiе города тяготеетъ къ морю: туда везутъ ломовые извощики всевозможные грузы, по спускамъ поднимаются въ городъ съ рыбнымъ грузомъ рыбаки, наконецъ жители окраинъ пользуются морскою водою въ домашнемъ обиходе. Важнейшiй изъ спусковъ Воронцовскiй, ведущiй въ гавань. Этимъ спускомъ позже другихъ стали пользоваться граждане Таганрога и назывался онъ Азовскимъ и еще въ 1834 году по немъ проложена мостовая, на что было израсходовано 5208 руб. 60 коп. и въ связи съ набережною сталъ называться Воронцовскимъ; на сколько это названiе справедливо, не будемъ теперь говорить. При устройстве мостовыхъ изъ крепкаго камня, таковая была проложена и по немъ.

Постройка большого биржевого спуска, надо полагать, относится ко времени учрежденiя въ Таганроге таможни т. е. до 1776 г., такъ какъ здесь было центральное место вывозной торговли и здесь его устроить было легче. Вымощенъ онъ былъ въ 1829 году, а въ 1853г., онъ былъ улучшенъ на средства таганрогскаго купечества въ размере 7442 р. 60 к., при чемъ его назвали Ливеновскимъ въ честь градоначальника, но названiе это не привилось. Въ 1894 году онъ снова былъ перемощенъ камнемъ крепкой породы.

Когда устроенъ спускъ на биржу, называемый иногда Варвацiевскимъ, определенно сказать нельзя, но надо думать въ 1774 году на томъ основанiи, что городской форштадть, по которому проходить этотъ спускъ, прежде всего былъ отведенъ комендантомъ въ 1773 году для поселенiя грековъ, прибывавшихъ въ Таганрогъ. Впервые онъ былъ вымощенъ въ 1840 г., на что употреблено 963 р. 57 к.

Банный спускъ былъ устроенъ въ 1833 по распоряженiю градоначальника барона Франка хозяйственнымъ способомъ городскимъ головою Ставромъ Вальяно за 5208 р. 60 к., изъ суммъ 10% таможеннаго сбора. названiе этого спуска произошло отъ бань торговыхъ, которыя находились на площадке передъ спускомъ и были устроены еще въ 1812 г. женою капрала Анохиною; ныне это место принадлежитъ Куличенко.

О первоначальномъ устройстве Николаевскаго спуска положительныхъ сведенiй нетъ; они исчезаютъ въ мраке далекаго прошлаго; принимая же во вниманiе местоположенiе крепости — этого ядра Таганрога, следуетъ отнести его происхожденiе ко времени образования города. Вблизи спуска существовало адмиралтейство, следы котораго остаются и до сихъ поръ около спуска и называется эта местность адмиралтейскою слободкою. Несомненно, этимъ спускомъ поднимался на высоты Таганьяго рога и великiй основатель города Петръ Beликiй. Въ 1836 году спускъ этотъ вымощенъ камнемъ, что обошлось въ 9991 р. 67 к., расходъ отнесенъ на 10% таможенный сборъ.

Мало-биржевой спускъ за городскимъ садомъ по просьбе барона Кампенгаузена и съ разрешенiя владелицы Касперовой былъ устроенъ въ 1808 году на земле Касперовой для проезда на биржу, почему и показанъ въ плане города 1808 года; съ проведенiемъ железной дороги въ гавань спускъ былъ уничтоженъ; но Правительствующiй Сенатъ указомъ 15 сентября 1869 возстановилъ эту дорогу къ морю по земле Касперова.

Вопросъ о проведенiи Кампенгаузенскаго спуска возникъ въ 1864 г и для этой цели были куплены дворы, владеть которыми оказалось необходимымъ для устройства спуска къ морю. Но дело на томъ и стало. Въ 1873 году это дело снова всплыло и Управа поручила архитектору составить планъ и смету этого сооруженiя. Планъ и смета составлялись около четырехъ летъ и были окончены въ 1877 году, при чемъ расходъ былъ исчисленъ въ 25460 руб., но дело все таки не подвигалось впередъ, пока членъ Управы Э.Н. Алафузовъ не взялся съ редкой энергiей и похвальнымъ усердiемъ и окончилъ его въ теченiе одного года къ 14 октября 1886 года. Спускъ этотъ имеетъ длины 125 саж. и ширины 13 аршинъ. По берегу моря устроена каменная стена, затемъ лестница, два колодца ключевой воды, рельсовыя перила, а спускъ вымощенъ камнемъ; израсходовано только 6962 руб. 97 к., что составляетъ менее третьей части сметы, составлявшейся четыре года.

Говоря о спускахъ, нельзя не упомянуть о каменной лестнице. По завещанiю умершаго таганрогскаго купца Депальдо, его душеприказчики Ковалинскiй и Христо выстроили каменную лестницу и согласно завещанiю сдали ее городу 14 сентября 1823 г. Постройка ея обошлась 15000 руб. Тогда Строительнымъ Комитетомъ была поставлена сторожевая будка, а въ сороковыхъ годахъ солнечные часы.

Если мостовыя сооруженiя служатъ признакомъ культурности, то не менее того древесныя насажденiя; они доставляютъ прохожему тень въ летнiе жаркiе дни, служатъ источникомъ кислорода и составляютъ красоту города более всякихъ дворцовъ и мавзолеевъ. 0бширнейшимъ и красивейшимъ изъ таковыхъ насажденiй — это городской садъ, история котораго такая: градоначальникъ баронъ Кампенгаузенъ обратилъ вниманiе на то, что местная карантинная аптека покупаете много такихъ лекарственныхъ растенiй, которыя можно разводить съ успехомъ на месте. Въ виду этого и по совету карантиннаго доктора Пищекова онъ предположилъ развести въ Таганроге аптечный садъ и 14 марта 1806 предложилъ карантинной конторе для разведенiя этого сада употребить на первое время остатокъ аптечной суммы 1805 года въ количестве 1817 рублей, при чемъ добавилъ, что на содержанiе предположеннаго сада на будущее время долженъ служить этотъ же источникъ; прежде всего на предположенномъ для сада месте онъ предложилъ выстроить строенiе для сторожей и храненiя разныхъ инструментовъ. При следующих работахъ соблюдалась строжайшая экономiя и изобретательность: докторъ Пищековъ принялъ на себя распорядительную часть, карантинные сторожа часть времени посвящали охране сада, для работъ употреблены были арестанты. Обо всемъ этомъ градоначальникъ донесъ Министру Внутреннихъ Делъ, присовокупивъ, что по плану землемера Шаржинскаго четыре квартала сада будутъ засажены фруктовыми деревьями и виноградниками, а посредине будетъ устроена беседка.

Для посадки деревьевъ въ городскомъ саду онъ приторговалъ 1000 деревьевъ фруктовыхъ у Курскаго мещанина Махова, который ихъ обязался доставить въ Таганрогъ къ 15 октября 1806 года двухлетняго возраста, окулированныхъ сортовъ следующихъ: яблони 600 штукъ, дуль и бергамотъ по 200 шт., малины белой и красной 100 кустовъ; весною же Маховъ долженъ былъ доставить: 900 шт. рябины и 100 шт. черемухи. Для посадки же по аллеямъ декоративныхъ деревьевъ изъявили желанiе доставить безвозмездно соседнiе помещики Платовъ, Коваленскiй, Трандафиловъ, Альфераки и др. Дикiя же породы ясени и др. были получены изъ Леонтьевскихъ банокъ. Все это своевременно было выполнено. Сначала садъ разводился безъ садовника однимъ изъ карантинныхъ служащихъ, а въ 1807 году былъ нанятъ садовникъ грекъ Манойло Ласкарани по 20 руб. въ месацъ. На устройство сада въ 1806 году было израсходовано 881 р. 86 к., и на два колодца 653 р. 67 к., а въ 1807 году на садъ 2738 р. 91 к., и на два колодца 1364 р. 58 1/2 коп. Съ 1808 года на содержанiе сада городъ сталъ отпускать 1765 руб. 61 коп.

Имея въ виду, что климатическiя условiя Таганрога и грунтъ земли благопрiятны для произростанiя лекарственныхъ травъ и другихъ растенiй, баронъ Кампенгаузенъ въ iюне месяце 1808 года возбудилъ ходатайство, о разведенiи въ Таганроге въ большомъ размере отдельнаго аптечнаго сада съ целью снабженiя казенныхъ аптекъ лекарственными травама, для чего имъ приглашенъ профессоръ медико-хирургической академiи ботаническаго сада Стефани съ жалованьемъ 1000 руб., 500 руб. квартирныхъ и подъемныхъ 1000руб. На приведенiе въ исполненiе этого предположенiя последовало высочайшее разрешенiе 19 декабря того же года. Место для такого сада было назначено около карантина. Но предположенiе это не осуществилось вопервыхъ потому, что Стефани не прiехалъ, а затемъ и самъ Кампенгаузенъ получилъ другое высшее назначенiе. Преемникъ же его Папковъ нашелъ, что для потребностей карантинной аптеки совершенно достаточно того, что даетъ уже существующiй аптечный садъ, а потому по его представленiю сделанное раньше постановленiе по высочайшему повеленiю въ январе 1812 года отменено. Аптекарскiй же садъ ко времени вступленiя въ должность Папкова давалъ следующее:

Въ 1809 году было собрано: ф. 1137 р. 90 к.
цвету простой ромашки 1392 ф. 835 р. 92 к.
цвету бузины 89 1/2 ф. 85 р. 44 к.
мяты 300 1/2 ф. 144 р. 24 к.
травы остро-пестро 66 1/2 ф. 31 р. 92 к.
травы матошника 68 1/2 ф. 28 р. 38 к.
семянъ горчицы 50 ф. 12 р. - к.
Кроме того собрано: ф.
семянъ цикорiя 50 ф.
деревея 6 1/2 ф.
чабру 2 1/2 ф.
остро-пестро 3 ф. 3 ф.
матошнику 15 ф.
щавелю 5 ф.
корня цикорiя 89 1/2 ф.
Въ 1810 году было собрано: ф. 1248 р. 30 к.
цвету простой ромашки 1425 1/2 ф. 885 р. 30 к.
бузины 180 1/2 ф. 173 р. 28 к.
мяты 158 ф. 75 р. 84 к.
остро-пестро 71 ф. 34 р. 08 к.
корня цикорiя 305 ф. 109 р. 80 к.

Цены были проставлены по утвержденной въ 1800 году таксе.

Въ заведыванiи садомъ градоначальникъ непосредственнаго участiя не принималъ, имъ заведывалъ Строительный Комитетъ, который, употребивъ 12119 руб. ассигнацiями въ 1817 году устроилъ кирпичную галлерею и беседку. Во время пребыванiя Александра Павловича въ Таганроге графъ Воронцовъ представилъ Государю проэктъ разведенiй въ Таганроге казеннаго сада съ целью распространенiя садоводства въ этомъ краю, на каковой предметъ представилъ обстоятельную смету въ 11500 руб. единовременнаго расхода и 6000 руб.. каждогоднаго; предполагалось по его плану присылать сюда по 15 учениковъ изъ воспитательнаго дома.

Разсмотревъ этотъ проектъ и имея въ виду, что Таганрогъ уже имеетъ городской садъ, Александръ Павловичъ для улучшенiя этого сада распорядился единовременный расходъ въ 11500 руб. принять на счетъ своего кабинета, а ежегодный въ 6000 на счетъ казны, по поводу чего и состоялся 24 октября 1825 года журналъ комитета министровъ.

Изъ всего этого видно, что садъ уже былъ въ это время на столько привлекателенъ, что обратилъ на себя вниманiе Александра Павловича, совершавшаго сюда частый прогулки и генералъ-губернатора Новороссiйскаго.

Такимъ образомъ садъ перешолъ въ веденiе правительства и его стали называть казеннымъ. Въ 1826 году сооружены были службы и необходимыя помещенiя, а въ 1827 году ограда вокругъ сада за 5700 руб. Оранжерея уже существовала съ 1825; она была устроена за 12108 руб., чтобы доставлять зелень къ императорскому столу. Воспитанники были командированы въ 1826 г. изъ Шевскаго воспитательнаго дома въ количестве 15 человекъ подъ надзоромъ поручика Багнича, а садовникомъ былъ назначенъ Эстернъ, до котораго былъ Семеновъ. Деревья въ садъ доставлялись изъ Еватеринославскаго казеннаго сада за установленную плату. Въ 1826 году въ саду было собрано однихъ фруктовъ на сумму 552 р. Таганрогскiй садъ состоялъ въ веденiи казны до 25 марта 1841 года, когда онъ по высочайшему повеленiю отданъ былъ городу, при чемъ содержанiе его было возложено на средства города, а заведыванiе поручено Строительному Комитету; ученики же отправлены въ Екатеринославскiй казенный садъ кроме двоихъ — Никифора Ильина и Григорiя Максимова, которые оставлены при Таганрогскомъ саде. Документъ последняго изъ нихъ, выданный ему Думою 14 iюня 1849 года, я имелъ случай видеть и снять копiю; некоторыя места этого документа Григорiя Максимова живущаго и теперь въ Таганроге и промышляющаго садоводствомъ я нахожу небезъинтереснымъ привести: «предъявитель сего Григорiй Максимовъ, находившiйся въ ученикахъ при Таганрогскомъ саде, въ веденiи Таганрогской Думы состоящемъ, поступилъ въ оный, какъ изъ дела упраздненнаго Таганрогскаго Строительнаго Комитета видно, по распоряжение Мин. Внут. Делъ, изъ воспитанниковъ Кiевскаго приказа обществ. призр. въ 1836 и на основанiи (перечислено несколько статей), уволенъ вовсе въ отставку на собственное его пропитанiе съ темъ, что позволяется ему жить, где самъ пожелаетъ въ Россiи, во всякомъ городе и уезде заниматься прiобретенными имъ познанiями по части садоводства и сверхъ сего всякое ремесло законами позволенное или работы и исправлять, а во время жительства вести себя честно и добропорядочно. Одеваться благопристойно, бороду брить, по мiру не ходить и отъ всякихъ законамъ противныхъ поступковъ всемерно воздерживаться и какъ гражданскому, такъ и местному начальству повиноваться и никому никакъ озлобленiя не делать подъ опасенiемъ наказанiя по симъ государственныхъ узаконенiй напротивъ чего и ему, Максимову, во уваженiе безпорочной службы и добропорядочнаго по отставке житья всякое доброхотство и вспоможенiе оказываемо быть имеетъ». Далее следують приметы предъявителя паспорта и указанiя, кому паспортъ долженъ предъявляться и заканчивается: «данъ сей въ благополучномъ городе Таганроге изъ Таганрогской Городской Думы съ темъ, что по смерти его, Максимова, пашпортъ сей по начальству долженъ возвратить въ Думу съ пометою где и когда онъ померъ». Подписали городской голова Травло, гласные Титовъ, Галанинъ, Шевченко.

Съ 1842 года садъ перешолъ въ веденiе города, который на содержанiе его отпускалъ 1500 руб. въ годъ. Въ 1844 году приглашенъ былъ садовникъ съ жалованьемъ съ 375 руб. въ годъ Борисъ Уллершпергеръ и тогда же былъ устроенъ шелковичный заводъ и приглашенъ для этой цели мастеръ Ермолаевъ съ жалованьемъ въ 300 руб. въ годъ. Но очевидно Дума тяготилась садомъ и потому въ 1849 году былъ образованъ по ходатайству градоначальника садовый комитетъ, въ составъ котораго вошли: полковникъ Цельнеръ, таможенный чиновникъ Канивецкiй, Маркъ Варваци, Антонъ Авьерино, Кобылинъ и Галани. Этотъ комитетъ вель дела сада до 1867 года. Въ теченiе этого времени, именно, въ 1862 году по плану архитектора Трусова членомъ комитета Аргиропуло была сделана въ высшей степени изящная, легкая и грацiозная беседка, которую жители не совсемъ правильно называли «китайскою беседкою»; въ этой беседке граждане чествовали обедомъ дорогого гостя 13 августа 1863 г., наследника престола Николая Александровича. Въ 1867 году по распоряженiю градоначальника Шестакова садъ перешолъ въ веденiе театральной дирекцiи, при чемъ градоначальникъ далъ такую программу: «поддерживать въ саду исключительно дикiя деревья для тени, а все плантацiи виноградныя, ботаническiя и огородныя уничтожить; цветы разводить только для украшенiя сада, а не для продажи». Съ введенiемъ новаго городового положения была избрана особая комиссiя, управлявшая делами городского сада, а затемъ особое лицо.

По воспоминанiямъ старожиловъ и по изученiю старыхъ деревьевъ крепкой породы, частью погибшихъ, частью же величаво красующихся и гордо поднявшихъ свою могучую корону надъ дряблою молодежью можно заключить, что таганрогкiй садъ былъ особенно роскошенъ, когда имъ заведывали специалисты садовники и когда, имъ занимались истинные любители природы, никоторые просвещенные администраторы. Любить садъ, любить растительность — это не то, что устроить хорошую мостовую или построить доходное зданiе, здесь надо высшее эстетическое чувство, которое требуетъ интеллектуальнаго развитiя, а его то и не было у техъ лицъ, которымъ въ руки попадалъ садъ. Но только роскошный до пятидесяти годовъ, онъ постепенно ухудшается; старыя деревья гибнуть; ихъ стали заменять бурьяномъ вроде канадскаго тополя. Съ весны же 1896 года начали рубить садъ, шестидесятилетнiе ясени, дубы и клены свалили свои роскошныя короны - и положили свои головы у ногъ дровосековъ; на месте срубленныхъ предположено садить молодыя деревья — что изъ этого выйдетъ, покажетъ нескорое будущее, но за погибшихъ гигантовъ больно до слезъ.

Кроме сада, въ Таганроге и по городу встречается растительность, и въ последнее время, очевидно, стали сознавать граждане города какъ пользу, такъ и красоту городской растительности. Въ некоторыхъ местахъ города Городское Управленiе устроило бульвары какъ Воронцовскiй, Шестаковскiй, скверъ у монумента Александра I, у мужской и женской гимназiи; этотъ последнiй задуманъ былъ во всю длину Кампенгаузенскаго переулка до моря, но проведенъ только до Новаго базара и на томъ остановился.

Самыя улицы города представляютъ изъ себя роскошный бульваръ, въ особенности тамъ, где домовладельцы поняли всю прелесть этого украшенiя. Великая, незабвенная заслуга въ данномъ случае принадлежитъ полицiймейстеру Петру Андреевичу Лохвицкому: онъ cъ неусыпной энергiей и особенною любовью заботился о засажденiй обочинъ улицъ деревьями.

Окрестности города местами представляютъ открытую степь, местами же довольно богатую растительность; такъ напр. Дубовая роща вместе съ многочисленными частными дачами представляетъ море зелени; ближе къ городу такъ называемый Солдатски садъ, где съ разрешенiя города общество призренiя неимущихъ въ 1885 году устроило прiютъ для стариковъ и старухъ, тоже представляетъ отрадный среди степной местности уголокъ.

Местность эта была по высочайшему повеленiю въ 1825 году въ размере 25 десятiнъ отведена въ пользованiе местному гарнизону и ею потомъ пользовались местныя войска до 1881 г. т. е. пока они здесь были, а затемъ садъ и вся площадь снова были возвращены городу. Стоящая въ Таганроге 5-я артиллерiйская бригада пользуется землею, отведенною ею городомъ съ южной стороны; эта местность перешла къ городу отъ Драшковича и некоторое время служила дачею для детскаго прiюта, пока этотъ последнiй непрiобрелъ себе дачи на Miyсе. Незначительный садъ этой дачи былъ весьма улучшенъ управленiемъ бригады и въ особенности трудами офицера Г. X. Гиндры. Более интересную растительность представляетъ Елизаветинскiй паркъ. Паркъ этотъ былъ разбить садовникомъ Эстерномъ по желанiю Александра Павловича для Императрицы. Паркъ представлялъ широкую аллею изъ липы, ясеня и кончалась кленомъ, по обрыву шла узкая аллейка обсаженная, любимою Императрицею, сиренью; по средине были ворота и широкая поперечная аллея, въ конце которой къ морскому обрыву расчищенъ былъ довольно большой кругъ, а побокамъ его были скамейки; съ правой стороны въ искусственной лощине была густая группа клена, ясеня и береста. Впрочемъ въ настоящее время паркъ оставляеть желать еще многаго.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Елена Александровна Абидова (Пугачёва), автор статей, подборка материалов;
Алексей Сергеевич Злыгостев, разработка ПО, оформление 2001-2019

При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://rostov-region.ru/ 'Достопримечательности Ростовской области'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru