История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

М. И. Крайсветный. Раннесредневековые христианские погребения на Дону.

Одним из нерешенных вопросов истории Дона является вопрос о времени появления здесь христианской религии. Вступление в III-е тысячелетие по христианскому летоисчислению делает этот вопрос особенно актуальным. Опираясь на единичные находки в погребениях нательных крестов, принято считать, что христианство появляется на Дону не раньше XI века и связанно с проникновением и влиянием славян. Такой подход, по моему мнению, не соответствует действительности.

Анализ заведомо христианских могильников показывает, что крестик или не сохраняется (был деревянным или изображен на венце, отпустительной грамоте, одежде, саване, теле), или не является обязательным атрибутом погребального обряда Интересно, что при описании погребального обряда упоминается даже «обол Харона», но не крестик (М. Забылин, 1880). Количество крестиков в погребениях крайне незначительно и не превышает 3-5%. Такое соотношение характерно и для кладбищ ХVI-ХIХ вв. Таким образом, крестик не может являться основным критерием для определения принадлежности умершего к христианской религии. Вероятно, критерии должны быть иными.

В раннесредневековой истории Дона принято выделять по погребальному обряду языческие и мусульманские погребения. Первые определяются по значительному количеству инвентаря и наличию заупокойной пищи. Вторые, мусульманские, выделяются вытянутым трупоположением, западной ориентировкой и отсутствием сопровождающего инвентаря. Основным показателем является поворот головы лицевой частью на юг - на Кыблу. Аналогичные безынвентарные погребения в простых ямах с вытянутым костяком, ориентированным на 3, но лицевой частью вверх (на восток) принято считать языческими, оставленными беднейшими слоями населения. По моему мнению, подобная интерпретация данных погребений не отвечает реалиям. Наличие родоплеменных отношений не позволяет допустить, что родственники умершего могли оставить своего сородича хотя бы без напутственной пищи. Неудовлетворенный дух умершего мог бы причинить значительные неприятности живущим. Именно удовлетворение загробных потребностей умершего и страх перед возможными последствиями, руководил родственниками при похоронах. Задабривание духа является основным требованием по отношению к умершему во всех языческих культах. Сомнительно поэтому видеть в безынвентарных погребениях признаки социального неравенства, на фунтовых могильниках они размещены рядом с инвентарными, а не на периферии. Скорее всего, причиной отсутствия инвентаря и пищи обусловлено иными факторами, а именно - религиозными. Ведь никто не связывает безынвентарные мусульманские погребения с социальными причинами. Кстати, поражает легкость, с которой язычники принимают ислам. Достаточно появления в их среде мусульманина, как они толпами начинают порывать с культом предков и переходят в ислам.

Говоря о проникновении христианской религии на Дон из Руси, авторы забывают, что традиционно эта территория связана с Предкавказьем и Северным Причерноморьем, где христианство, появляясь с начала VI века, постоянно укрепляется и усиливается. На этой территории существовало семь епархий, объединенных в Готскую митрополию. Результатом миссионерской деятельности христианских проповедников должно было стать значительное количество паствы.

Но, если говорить о христианах только по находкам крестиков, то их количество никак не соответствует тому, что должно быть при длительной, более 500 лет, миссионерской деятельности.

К сожалению, на Дону нет христианских культовых сооружений этого времени. Пещерный храм на Кобяковском городище не датируется, церковь в Саркеле не была построена Возможно, что наиболее ранним памятником является изображение креста на камне водопровода?), обнаруженном в хуторе Крымском в 60-е годы XIX века, которое можно датировать VIII-X вв.

Следовательно, носителей христианской религии нужно выявлять по погребальному обряду. По моему мнению, безынвентарные погребения с вытянутым костяком, ориентированным на 3 и лицевой частью на восток, совершенные в простых неглубоких ямах, полностью соответствуют христианскому погребальному обряду.

Тело покойника, по христианской религии не требует особого отношения, ее заботой является душа, а не тело. В Ш книге «Бытия» говорится: «Человек есть прах и в прах возвратится». Поэтому, единственное, что необходимо совершить по отношению к телу - это омовение, умащение или помазывание мирром и елеем, отделение от земли при помощи савана (позднее одежды). Вероятно, позднее добавляется наложение на лоб венца и вкладывание в руки отпустительной грамоты. Все остальные моменты обряда - молитвы и т.д. - обращены к душе умершего. Тело должно быть уложено вытянутым на спине, лицом вверх (на восток). Положение рук долгое время остается произвольным: вытянуты вдоль тела, одна из них на животе или груди. Скрещивание рук на груди с главенствующей правой рукой появляется, вероятно, и становится каноническим только с XIV века. Вся остальная атрибутика погребального обряда: гроб, надгробный памятник, ограда, поминки и т.д. - являются элементами языческих обрядов привнесенных в христианство.

Погребения, соответствующие данным требованиям, встречаются не только на грунтовых могильниках у оседлого населения, но и в курганах. Одинаковая обрядность у представителей разных этносов и культур может быть объяснена только наличием единой религии. Такой надэтнической и надсоциальной религией и является христианство.

Отсутствие инвентаря затрудняет датировку погребений этого типа. Как правило, они датируются по материалам фунтовых могильников и относятся к VIII-X вв. В курганах эти погребения практически датировать невозможно, кроме случаев их повреждения более поздними погребениями.

Количественно подобные погребения вполне соответствуют продолжительности миссионерской деятельности христианских проповедников. На фунтовых могильниках они составляют 50-60 %. Если учесть погребения с незначительным инвентарем (нож, детали одежды, носимые украшения) и не противоречащие описанным параметрам, то их можно также отнести к христианским. В таком случае их количество увеличится до 80% и даже более. Численность христианского населения должна быть значительной, т.к. распространение новой религии было довольно успешным, хотя и не у всех племен и народов. Так «зикхи народ варварский и доныне наполовину неверующий», а касоги «люди кроткие и доступные вере; они с радостью приняли слово проповеди».

У болгарских племен Тамани и Приазовья, несомненно, распространению христианства способствовало крещение хана Органы и, позднее, его племянника Кубрата. А население Нижнего Дона в период господства Хазарского каганата, в основном, складывалось за счет переселенцев-болгар и местного населения Приазовья.

Не учитывать вышеперечисленные моменты и говорить о проникновении на данную территорию христианства из Руси с XI века, опираясь только на находки крестиков, означает игнорирование реальной исторической ситуации.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска