История и культура Ростовской области  

предыдущая главасодержаниеследующая глава

В буднях великих строек

Отгремела война, утихли сражения, и на земле нашей Родины наступил мир. Он пришел и на донскую землю.

Больше двух лет длилась борьба на Дону против иностранных интервентов и белогвардейцев. Дорогой ценой заплатили трудящиеся за победу. Сотни тысяч лучших сыновей и дочерей рабочего класса, трудового казачества и крестьянства Дона отдали свои жизни за Советскую власть.

На Дону, как и во всей стране, царила разруха. Бездействовала третья часть промышленных предприятий. Остановились из-за отсутствия сырья и топлива крупнейшие в области металлургические заводы Таганрога и Сулина. Не работали многие промышленные предприятия Ростова, Александровск-Грушевска (ныне г. Шахты) и других городов области.

Большие разрушения принесла война транспорту. На всех магистралях области были уничтожены целые участки железнодорожных путей.

Очень сильно пострадало сельское хозяйство. В 1920 году, по сравнению с 1917 годом, было засеяно менее половины полей.

Нужно было в Кратчайший срок залечить раны, восстановить разрушенное хозяйство. И трудящиеся Дона под руководством Коммунистической партии справились с этой задачей. К 1925-1927 годам хозяйство нашей области было восстанов­лено.

Трудящиеся одержали большую победу на трудовом фронте. Но она не могла удовлетворить, так как достигнут был лишь уровень развития царской России. Чтобы построить социализм и сделать нашу страну могучей в хозяйственном и военном отношении, развить народное просвещение, культуру, науку, предстояло сделать невероятно много: построить новые фабрики, заводы, шахты, электростанции, школы, институты, театры.

Под руководством Коммунистический партии советский народ приступил к грандиозному строительству. Вся наша страна превратилась в гигантскую строительную площадку. Создавались Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Горьковский и Московский автомобильные, крупнейшие г. Европе Магнитогорский и Кузнецкий металлургические за воды, Туркестано-Сибирская железная дорога и Днепровская гидроэлектростанция. На Дальнем Востоке, в тайге, комсомольцы строили новый город - Комсомольск-на-Амуре.

Небывалое строительство шло и на Дону. Перестраивались и усовершенствовались заводы «Красный Аксай» и паровозоремонтный имени В. И. Ленина в Ростове, металлургические заводы Таганрога и Сулина, расширялся Таганрогский инструментальный завод. Воздвигались корпуса Шахтинской ГРЭС имени Артема, трикотажной фабрики в Ростове, рыбоконсервного завода в Азове, овощеконсервного завода в Аксае.

В степи под Ростовом началось строительство крупнейшего в стране и в мире завода сельскохозяйственного машиностроения - Сельмашстроя (ныне ордена Ленина, ордена Октябрьской Революции и ордена Трудового Красного Знамени завод Ростсельмаш).

Известие о начале строительства завода было встречено с большим энтузиазмом всем советским народом, а особенно крестьянством. Нашей стране такой завод был необходим.

Еще в 1917 году Советская власть передала крестьянам все удельные (царские), помещичьи и церковные земли. Но сельскохозяйственная техника была допотопной - сохи, косы да серпы. Урожаи были низкие. В дореволюционной России имелось множество предприятий, выпускавших для сельского хозяйства простейшие машины, но эти заводы - кустарные и полукустарные - давали очень мало продукции. Кое-что из сельскохозяйственной техники Советское государство вынуждено было покупать за границей, что стоило ему больших денег.

Положение стало обостряться еще больше, когда партия взяла курс на создание в деревне крупных коллективных хозяйств, единственно способных обеспечить население страны продовольствием, а легкую промышленность - сырьем. Нужна техника, своя, отечественная! Этого настоятельно требовало земледелие, без техники оно развиваться не могло.

В 1925 году Высший Совет народного хозяйства под председательством Ф. Э. Дзержинского принял решение о строительстве гиганта сельскохозяйственного машиностроения в Ростове-на-Дону.

Почему было решено строить завод именно в Ростове?

«Ввиду того,- говорилось в резолюции ВСНХ, - что Юго-Восток представляет огромный рынок сбыта с.-х. инвентаря и ввиду того, что существующий в Ростове-на-Дону завод «Красный Аксай» удовлетворяет потребности края в незначительной степени, а также принимая во внимание близость Ростова к металлургическим и топливным центрам, признать необходимым развитие сельскохозяйственного машиностроения на Юго-Востоке страны.

Признать, что Ростов-на-Дону в будущем должен стать одним из главных пунктов (производства с.-х. инвентаря, как занимающий выгодное положение в смысле сбыта продукции и снабжения сырьем, наличия квалифицированной рабочей силы (и технического персонала и, кроме того, как крупный политический и промышленный центр.

Проектирование завода необходимо начать немедленно».

В том же, 1925 году началось проектирование завода, а год спустя развернулось строительство Ростсельмаша.

На Западе не верили в то, что мы построим завод, равного которому нет даже в Америке.

- Попытки большевиков в пять лет создать сельскохозяйственное машиностроение - вещь хорошая, но несерьезная. Заводы могут быть построены, но комбайны, плуги и жатки будут по-прежнему, идти к вам из Америки, - так высокомерно заявил советскому инженеру американский капиталист Хамосон.

Но советских людей не смущали скептические заявления буржуазных дельцов. Они знали: Родине нужен завод, и он будет построен. «Даешь план строительства досрочно!» - таков был лозунг сельмашстроевцев.

Трудно было строителям. Жили в землянках и временных бараках. Не хватало техники. Орудия труда были самые простые: лопата, лом, ручная тачка, мастерок и другой ручной инвентарь. Но строители не боялись трудностей, а шли им навстречу и побеждали их. Они знали, что легких путей в огромном деле индустриализации страны не существует.

«Мы, рабочие, служащие и техперсонал, отказываемся от четырех выходных дней в феврале месяце и, начиная с первого февраля, увеличиваем свой рабочий день на полчаса, а с пятнадцатого февраля - на один час для того, чтобы на сто процентов и до срока выполнить задание Советского правительства по строительству производственных цехов» - такие обязательства брали на себя сельмашстроевцы.

Люди работали с горячим энтузиазмом и смелой инициативой. Только в 1928 году рабочие внесли 528 предложений о том, как лучше, быстрее и дешевле вести строительство. Постепенно ручной труд на стройке заменялся машинами. От станции Нахичевань-Донская к строящемуся заводу-гиганту протянулись железнодорожные пути. Строительство завода набирало темпы.

 Сельмашстрой! Он такой большой, 
 Что, пожалуй, в стихах не уложишь. 
 От того, что большой, - хорошо 
 Будет полю и людям тоже. 
 ...Мы машинами степи накормим, 
 Будет день - этот день будет наш! 
 Мы заменим слово - Мак-Кормик 
 Большевистским словом - Сельмаш! 

Так писал в те дни рабочий-фрезеровщик Сельмашстроя Анатолий Сафронов, ныне крупный советский поэт, драматург и общественный деятель.

Вся страна помогала воздвигать завод и внимательно следила за его строительством. О ходе строительства Сельмаша регулярно сообщала читателям газета «Правда». В ней часто помещались статьи, посвященные ударной стройке, очерки об ударниках строительства. «Правда» призывала советских людей оказывать всемерную помощь сельмашстроевцам, в срок выполнять заказы гигантской стройки.

За героическим трудом советского народа, создававшего по плану партии тяжелую индустрию, с восхищением и надеждой следили трудящиеся капиталистических стран. Успехи нашего народа они воспринимали, как свои собственные. Эти чувства ярко выразил представитель рабочего класса Аргентины Пелуффа Равентито. Осенью 1928 года в Ростов прибыла делегация коммунистических партий Чехословакии, Англии, Франции, Аргентины и Парагвая. Посланцы рабочего класса зарубежных стран побывали на Сельмашстрое, беседовали со строителями, знакомились с методами и организацией работы. Восхищенный всем увиденным, Пелуффа Равентито сказал:

- Компаньеро! От имени коммунистических партий Южной Америки... разрешите передать вам пламенный братский привет. Ваша страна вдохновляет «ас на борьбу. Куда бы мы ни приехали, всюду видим грандиозное строительство. Вчера в Шахтах видели новую больницу, новую электростанцию, а сегодня в Ростове мы свидетели грандиозного строительства завода сельскохозяйственных машин и орудий. Компаньеро! СССР - и наше отечество, которое мы готовы с оружием в руках защищать до последней капли крови...

Навсегда запомнилась ветеранам Ростсельмаша встреча с великим пролетарским писателем Алексеем Максимовичем Горьким в 1929 году. Один из участников этой встречи впоследствии рассказывал:

«Был жаркий августовский день. Во время обеденного перерыва рабочие решеточной мастерской вдруг увидели в окно, что по заводскому двору идет Горький. Алексей Максимович улыбался, всматривался в лица рабочих. До двухсот рабочих собралось в тесном помещении мастерской. Сюда прибежали каменщики, землекопы, монтажники, штукатуры. Кто-то смастерил из деревянного помоста трибуну.

- Скажите нам что-нибудь, - попросили рабочие.

- Что вам сказать, - взволнованно ответил писатель. - Ваша жизнь интересная, неоценимая. Это вам есть, что сказать.

- Жизнь наша простая, кладем кирпичи, землю роем, - промолвил один рабочий-каменщик.

- Нет, не простая ваша жизнь, - протестующе оказал Горький. - Перед всем миром встает русский народ, небывалые заводы строит. Вот вы кирпичи кладете, а в буржуазных газетах какой вой идет - про ваш завод пишут, смеются, удивляются, не верят. А вам доказать надо! Всему миру доказать, и я верю - вы докажете! Надо много, еще усилий и упорства, чтобы жить полной человеческой радостью. Будьте дружны, воспитывайте и закаляйте молодежь. Больше работы над собой, больше сознания, что делаете небывалое в истории человечества дело.

Алексея Максимовича провожали все рабочие. Взволнованный, он шел через груды щебня, досок, кирпича. Вокруг вырастали стены цехов, и рабочие знали, что этот большой человек так же, как и они, уже видел огромные цехи, гудящие станки и новые выпущенные на поля машины. Великий буревестник верил в наш завод. Свои лучшие ударные бригады сельмашстроевцы назвали его именем...»

И, наконец, - радость победы: 15 июня 1930 года, на год раньше установленного срока, строительство завода было завершено. С большой радостью сельмашстроевцы читали приветственную телеграмму Центрального Комитета партии:

«Победа ваша велика, хотя бы потому, что один лишь Сельмаш по развернутой программе должен производить сельхозмашин на 115 миллионов рублей ежегодно, тогда как имевшиеся в довоенное время 900 заводов по сельхозмашиностроению производили сельхозмашин ежегодно всего лишь на 70 миллионов рублей».

За трудовой подвиг, совершенный строителями Ростсельмаша, Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР в августе 1930 года наградил завод орденом Трудового Красного Знамени.

Еще полгода потребовалось на то, чтобы установить и смонтировать оборудование.

1 января 1931 года Сельмаш вступил в строй действующих заводов страны Советов...

...Было это в 1937 году. В Париже открылась Международная промышленная выставка. Многие государства мира послали на выставку лучшие образцы своих машин. Отправил в Париж свой комбайн и орденоносный Ростсельмаш. Огромную зерноуборочную машину везли открытой, и на каждой станции она привлекала к себе внимание тысяч людей; у железнодорожной платформы, на которой гордо стоял железный посланец Советского государства, всегда собирались толпы народа. Особенно это не понравилось тогдашним буржуазным польским властям. Они усмотрели в советском комбайне хотя и молчаливого, но довольно красноречивого «агитатора красных». Жандармы потребовали накрыть машину чехлами.

Но советский комбайн все равно на весь мир заявил о себе: ему была присуждена высшая награда Международной промышленной выставки - диплом Гран-при...

Сборка первых комбайнов на заводе Ростсельмаш
Сборка первых комбайнов на заводе Ростсельмаш

Это было первым международным признанием Ростсельмаша. С тех пор прошло 37 лет. Из заводских ворот на поля нашей страны и других государств мира выходили разные марки машин. Но одно оставалось неизменным - незыблемый авторитет степного корабля с маркой «РСМ» у земледельцев многих стран мира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска